?> А ведь мы пережили Чернобыль! | «ПостЧорнобиль»
 
 

«ПостЧорнобиль»

Газета Всеукраїнської Спілки ліквідаторів-інвалідів "Чорнобиль-86". Всеукраїнський часопис для інвалідів Чорнобиля, ліквідаторів, чорнобилян.
27.05.2004, рубрика "Статті"

Выступление Народного депутата Украины, председателя подкомитета по вопросам электроэнергетики Комитета Верховной Рады Украины по вопросам топливно-энергетического комплекса, ядерной политики и ядерной безопасности Бронникова В.К. на Парламентских слушаниях 21.04.2004г., посвященных 18 годовщине Чернобыльской катастрофы

Уважаемые коллеги! Уважаемые граждане Украины, все кого волнуют техногенные катастрофы, особенно такого масштаба, как авария на 4-м блоке Чернобыльской АЭС.

Я позволил себе отнять Ваше время, чтобы высказать соображения человека, являющегося непосредственным очевидцем и участником событий 1986 года. Я был одним из технических руководителей пуска 1-го, 2-го и 3-го энергоблоков ЧАЭС. Так случилось, что уже 27 апреля 1986 года пришлось принять на себя обязанности главного инженера ЧАЭС.

Большая часть из 18 лет, прошедших после катастрофы, прошла в условиях независимой Украины, в период социально-экономического и финансово-промышленного кризиса. В эти годы шло осмысление роли и места Украины в мире, возможности и достаточности ее общей культуры для безопасного использования высоких технологий, в том числе и атомной энергии.

Вернемся к коренным причинам Чернобыльской катастрофы. МАГАТЭ суммировала их следующим образом: «Недопустимые недостатки конструкции ядерной установки, выявленные ошибочными действиями персонала при выполнении указаний руководящего персонала».

Итак:

- недопустимо эксплуатировать ядерные установки, безопасность которых при неумышленных ошибках персонала не доказана;

- недопустимо неквалифицированное управление атомной энергетикой на всех уровнях;

- необходимо наличие у персонала приверженности «культуре безопасности», заключающейся в строгом соблюдении норм и правил, в соблюдении процедур их изменений.

Разберем по составляющим, какие выводы сделала Украина, как она им следует.

Мир, понимая, что у нас нет собственной научно-инженерной базы в атомной энергетике, видя наши «судороги» в преодолении кризиса, по сути дела заставил нас остановить Чернобыльскую АЭС. Но и сейчас, спустя более чем три года, мы не имеем четкой программы действий, мы даже внятно не можем сформулировать – чем нам надо помочь, не в состоянии эффективно использовать деньги, выделяемые бюджетом на прекращении эксплуатации.

У нас работает тринадцать реакторов, мы готовимся ввести в эксплуатацию еще два, но при всех достижениях украинской науки и инженерии, мы говорим в ядерной энергетике и промышленности не со своего голоса! Мы так и не создали своей научно-инженерной школы, хотя много, порой с патетикой говорим об этом. Такого себе не позволяла ни одна страна, а ведь мы пережили Чернобыль.

Неквалифицированное управление также отнесено к коренным причинам аварии. Оно привело к ошибкам, приведшим к аварии и к ошибкам при ликвидации последствий аварии. Все страны и компании, использующие атомную энергию, провели необходимые организационные мероприятия таким образом, чтобы и на высшем государственном уровне, и в эксплуатирующих организациях решения принимались людьми, прошедшие всю необходимую цепочку подготовки, соответствующим образом аттестованные, имеющими в своем распоряжении необходимые ресурсы, то есть людьми, отвечающими принципам «культуры безопасности». Каждый управленец, будь он чиновником, будь он собственником, будь он хозяйственником, должен иметь план действий для ожидаемых штатных и не штатных ситуаций, он должен быть аттестован на умение их использовать, он должен быть аттестован на знание процедур принятия решений.

Соблюдаются ли эти принципы в Украине? Нет! И в цепочке государственного управления, и в цепочке хозяйственного управления в атомной энергетике порой вырабатываются команды, которые не стыкуются с «культурой безопасности». В управленцы атомной энергетики направляются лица, подобранные по мотивам личной преданности, но никак не квалификации. Люди, не имеющие специальной системной подготовки и не прошедшие аттестацию. Такого не позволяет себе ни одна страна, а ведь мы пережили Чернобыль.

Мы вправе гордиться персоналом атомной энергетики Украины. Сотни наших специалистов работают в атомной энергетике России, участвуют в реализации ее внутренних планов, обеспечивают реализацию ее контрактов по строительству АЭС в Иране, Индии и Китае. Десятки наших специалистов работают в атомной энергетике дальнего зарубежья. Уходят очевидцы и участники Чернобыля, которые на собственном опыте выращивали «культуру безопасности». На места уехавших пришла молодежь, которая своим потом и синяками не выстрадала инструкций и правил безопасности, молодежь, которая эксплуатирует давно налаженную технику. В то же время, она видит отход ряда руководителей от морали «культуры безопасности», видит превалирование личной корысти и общее падение морали в государстве. Рвется связь времен. Может ли хоть одна страна обойтись без преемственности? Конечно нет, а ведь Украина пережила Чернобыль!

И еще об одном аспекте Чернобыля, из которого мы не сделали должных выводов, - об умении страны локализовать техногенную катастрофу и минимизировать ее последствия, об умении перевести аварию, как говорят специалисты, в «штатный режим». Приведу несколько фактов и наблюдений.

После взрыва я прибыл на станцию и узнал, что какой-то умник из «органов» засекретил информацию о радиационной обстановке даже от персонала. Тем самым лишил его возможности защищаться от радиации самому и организовать защиту привлекаемых людей. Редко какой офицер и генерал знали, какие радиационно-защитные мероприятия должны быть разработаны и реализованы, прежде чем вводить солдат в зараженную зону.

Если действия персонала станции уже в первые сутки стали осмысленными и организованными, о чем говорит тот факт, что, начиная с 28-го апреля, не было ни одного случая заболевания «острой лучевой болезнью», то избыточное радиационное облучение получили и солдаты привлекаемых армейских частей, и шахтеры, рывшие бессмысленный туннель под реактором.

Эвакуация жителей 30-ти километровой зоны осуществлялась без продуманных противорадиационных мероприятий, без подготовки дорожно-транспортной инфраструктуры, без радиационной разведки и прогноза. Перемещение людских масс осуществлялось по следу радиационного выброса, в тучах пыли, без защиты органов дыхания. Связь не была организована. Так начиналось расползание радиации по Украине, так большинство эвакуированных получило внутреннее, самое опасное, облучение. Более-менее грамотно прошла эвакуация лишь жителей Припяти. Выводы:

- Государственное, отраслевое и территориальное управления не были готовы к локализации и ликвидации последствий аварии;

- Ни у одного управленческого звена не было согласованных между собой, а значит квалифицированного и утвержденного плана действий;

- Территории, то есть транспортная и телекоммуникационная сеть не были готовы ни к эвакуационным действиям, ни к обеспечению деятельности по управлению ликвидацией последствий, по переводу ситуации в штатный режим, организации и координации работ.

На примере аварии был получен горький, но необходимый опыт. В СССР, как и во всем мире, были пересмотрены нормы безопасности. Были внесены изменения в правила размещения и проектирования АЭС, чтобы минимизировать воздействие радиации на население при любых метеоусловиях, а также обеспечить возможность квалифицированного управления аварией.

Эти нормативные документы действуют в Украине и сейчас. Но что реализовано? Практически ничего. Кабинет Министров, с молчаливого согласия НАЭК «Энергоатом», для крупнейшей в Европе Запорожской АЭС исключил из плана строительства практически все объекты территориальной инфраструктуры, необходимой как для управления аварией, так и для защиты населения, хотя и то оставлено – практически не финансируется. И это притом, что ранее подтверждались решения о необходимости полной достройки Запорожской АЭС. В пусковые комплексы новых блоков на Хмельницкой и Ровенской АЭС вообще не включена ответственность атомщиков за обустройство территорий. Предусмотрены лишь средства на социальные нужды, то есть на покупку «благожелательности» территориальных громад к пуску новых блоков, что само по себе хорошее и нужное дело, но ответственность атомщиков за безопасность населения не обеспечивает. Надежда на «авось» настолько очевидна, насколько и непонятна для цивилизованного мира. Очевидно потому так мрачны наши перспективы на вступление в Европейское сообщество.

Есть вопрос, который в последнее время приобрел неожиданную дискуссионность: «Какое ведомство должно управлять решением проблем Чернобыльской АЭС, работой с образованными в зоне радиоактивными отходами, проблемами экологической реабилитации территорий». Отбросив подозрения, что этот вопрос обсуждается людьми, желающими в своем бизнесе использовать средства выделяемые бюджетом на их решение, считаю, что эта задача отраслевых Министерств, деятельность которых в прикладном плане и во взаимоотношениях с бюджетом должен координировать специальный комитет при Правительстве. Министерство чрезвычайных ситуаций уже выполнило свою задачу – ситуация приведена к «штатной». Теперь атомщики должны переработать и захоронить радиоактивные отходы и вывести из эксплуатации Чернобыльскую АЭС, привести в безопасное состояние 4-й блок, дорожники и связисты обеспечить коммуникации, экологи реабилитировать природу и т.д. Каждая отрасль народного хозяйства должна организовать профессиональную реализацию соответствующего госзаказа.

И последнее. Я обращаюсь ко всем общественно-политическим деятелям активно использующих ликвидаторов и пострадавших от Чернобыльской катастрофы для достижения своих общественно политических целей. Найдите какой-либо иной повод для своей самореализации. Основное, в чем нуждаются эти люди, – это в психологической реабилитации, как нуждаются в ней участники боевых действий, участники межэтнических и межконфессиональных конфликтов, пострадавшие в авариях и катастрофах. Им нужно помочь обрести чувство уверенности в себе, чувство самодостаточности и востребованности, а не периодическую жалостливость.

Профессионалы медики, профессионалы чиновники, профессионалы атомщики должны именно на этом сконцентрировать свои усилия по поддержке пострадавших. Мы должны объединить усилия по предоставлению им возможности стать нормальными гражданами Украины.

Благодарю за внимание!

Опубликовано «ПЧ» № 5/ 2004

Запись была опубликована: (ом) Четверг, 27 мая 2004 г. в 8:57
и размещена в разделе Статті.
Вы можете следить за ответами к этой публикации через ленту RSS 2.0.
Вы можете оставить ответ или trackback с вашего сайта.

Оставить комментарий

 

Полный анализ сайта