«ПостЧорнобиль»

Газета Всеукраїнської Спілки ліквідаторів-інвалідів "Чорнобиль-86". Всеукраїнський часопис для інвалідів Чорнобиля, ліквідаторів, чорнобилян.
23.04.2016, рубрика "Трибуна"

“Мне не понятно стремление залезть в радиоактивную зону без научного исследования”, — Александр Купный, ликвидатор

28 января 1986 года мир потрясли кадры со стартовой площадки на мысе Канаверал. На 73 секунде после запуска взорвался космический челнок «Челенджер», погибло 7 астронавтов.

Спустя три месяца, 26 апреля мир вновь содрогнулся от самой крупной техногенной катастрофы: взорвался ядерный реактор четвертого энергоблока Чернобыльской АЭС. Последствия несопоставимы, но.

Человек возомнил себя повелителем космоса и энергии атома: технологии, производство и систем отлажены. Это может быть опасным, но мы все контролируем! Слетать в космос всё равно, что сходить в булочную за углом. Управлять энергией атома всё равно, что катать тележку в супермаркете. На мой взгляд, одна из причин обоих катастроф: беспечность и уверенность в безопасности опасного производства.

Чернобыльская зона

В результате чернобыльской катастрофы остаются выведенными из народного хозяйства около 2598 км2 земли зараженной радионуклидами. Это только по Украине.

Стронций 90, цезий 137, америций 241, плутоний 249 останутся в этих землях на десятилетия и века.

Казалось бы и что с того? Зону оградили, людей выселили, свели к минимуму производственную деятельность. В чем опасность лесов, в которых бегают только волки, кабаны, лисы, зайцы и косули? Пожары. В Чернобыльской зоне они особенные — радиоактивные. Без надлежащих противопожарных, предупредительных мер, без надзора и без средств для быстрого реагирования на возгорания Чернобыльские пожары могут принести много беды и разнести на многие километры, спрятавшуюся в зеленом богатстве радиоактивность.

С развитием нелегального сталкерства опасность пожаров возрастает. Именно по весне сталкеры из Украины и России начинают буквально оккупировать Чернобыльскую зону. Это еще одна невидимая проблема.

В последнее время достаточно активно обсуждается тема создания в Зоне альтернативных источников электроэнергии: солнечной и ветровой. Вроде, как это не опасно. Но при этом я не встречал реальных расчетов о выгоде строительства, например, солнечной электростанции в Полесье. Все, почему-то забывают, что Чернобыльская зона — это Полесье, низовье, много болот и низменностей, частые туманы. Насколько рентабельно вкладывать сумасшедшие деньги в сомнительное производство? Это же касается и ветровой энергетики. Такое впечатление, что кто-то стремиться просто «застолбить» участки Чернобыльской зоны.

Ещё одна проблемная идея: сжигание сухой древесины (но под шумок и обычная древесина пойдет). Да, она представляет собой опасность, но обязательно сжигать? Строить когенерационные установки и котлы на биомассе по её сжиганию, которые необходимо будет оснастить дорогостоящими фильтрами. По мере радиационного загрязнения эти фильтры надо будет менять на «чистые», а «грязные» где-то захоронить. Это всё очень затратно и влечет за собой распространение радиоактивности: поиск и сбор сухостоя, транспортировка, очистка дыма, утилизация золы.

В настоящий момент в Иванкове украинская компания EIG Engineering (голова совета директоров Алексей Бутенко) за деньги ЕБРР пытается реализовать такой проект силами подрядчика «Биогазэнерго». Никто открыто не говорит, что будет использоваться Чернобыльская древесина, но и нет никаких гарантий, что со временем лес из соседней Зоны не пойдет в топку новенькой ТЭЦ, необорудованной специальными фильтрами. Лес в Зоне ничего не стоит (по сути ничей), а то, что он радиоактивный, так это хозяина EIG Engineering не будет волновать. Алексей Бутенко не живет в Иванкове, а «зеленый тариф» хороших денег стоит.

Мне лично не понятно стремление залезть в радиоактивную зону без надлежащего научного исследования. Единственное с чем могу согласиться так это с размещением в Чернобыльской зоне хранилища отработавшего ядерного топлива. То есть выделить промышленную зону вокруг Чернобыльской АЭС, а на всей остальной территории объявить природный заповедник и отдать его ученым.

«Укрытие-2″

Седьмой год на площадке недалеко от объекта «Укрытие» ведется строительство Нового безопасного конфайнмента. Сроки ввода в эксплуатацию неоднократно передвигались. Теперь это осень 2016 года. Строить начали осенью 2007 года. Планировали построить за пять лет, хорошо, если уложатся в десять.

Грандиозное по масштабам: высота 108 метров, длина 162 метра, пролет 257 метров, вес 24860 тонн. Цена также впечатляет: около 1,5 млрд. евро. Точно никто сказать не сможет. Проект постоянно дорожает. Во сколько этот памятник международного сотрудничества будет обходиться бюджету Украины неизвестно. Есть только оценочные мнения: 40-70 млн. евро ежегодно. И это только на поддержание циклопического сооружения в технически исправном состоянии.

Так вот, у меня есть опасения, что этот блестящий на солнце купол, будет лишь отличным ориентиром для перелетных птиц.
Опасность объекта «Укрытие» с годами не уменьшается, а возрастает. Не только из-за возможных обрушений нестабильных конструкций. Такое произошло в феврале прошлого года: обрушилось 600 кв. метров кровли машинного зала, входящего в локализующую оболочку объекта «Укрытие». К слову, эта дыра до сих пор смотрит в небо.

Само по себе обрушение неопасно. Людей там практически не бывает и, слава Богу, шанс кого-то придавить, как Валеру Ходемчука в 26 апреля 1986 года, минимален. Опасны последствия. В объекте копиться радиоактивная пыль. Если в первые годы ликвидации последствий катастрофы основную опасность представляло гамма-излучение, то по мере распада этих радионуклидов на первое место будет выходить альфа-излучение. Самое опасное из всех видов радиационного излучения. Период полураспада альфа излучателей исчисляется веками и тысячелетиями. Основным источником такой пыли является ядерное топливо и топливосодержащие массы (ТСМ). «Добра» этого в «Укрытии» хватает. Его надо извлекать, переводить в контролируемое состояние и хоронить в специальных хранилищах. До сих пор об этом только делают заявления, не предпринимая никаких реальных шагов.

В конце 90-х предприятием «Техноцентр» (возглавлял его В.В. Токаревский) была разработана комплексная технология по извлечению ТСМ. Идея была простая — выщелачивание. Это один из способов добычи урана. Но учитывалась специфика объекта «Укрытие». Но замаячил проект Нового безопасного конфаймента в виде Арки и программа была закрыта. Возведение исполинской арки на песках стало приоритетной задачей.

Боюсь, что заоблачная цена ориентира для птиц затмила разум государственным мужам, отвечающим за безопасность не только площадки «Укрытия», но и всей ЧАЭС. На моей памяти два раза пытались провести пробно-показательное извлечение кусочка ТСМ, но дальше разговоров и бумажной работы дело не пошло.

Оставляем потомкам?
Отличный «подарочек» нашим детям и внукам.

Послесловие

По разным оценкам в ликвидации последствий Чернобыльской катастрофы принимали участие от 600 до 800 тысяч людей. Непосредственно в момент взрыва четвертого энергоблока погиб один человек, но число погибших после, исчисляется десятками, а то и сотнями тысяч. Чем дальше от нас это трагическое событие, тем сложнее доказать очередную чернобыльскую смерть, как следствие вырвавшейся на свободу энергии атома.

Потому мы никогда не узнаем скольких жизней стоила человеческая ошибка и беспечность.

Почтовые адреса в городе Славутич, построенном сразу после аварии, обозначены кварталами: Бакинский, Тбиллиский, Московский, Таллиннский и другие. Но есть ещё один квартал, где нет жилых домов: Чернобыльский. Это кладбище.

В каждом кто прошел ликвидацию аварии 1986-го года Чернобыль запустил свой механизм на уничтожение. Когда он сработает, не знает никто. Что послужит толчком, запустившим самоподдерживающую цепную реакцию, но не в реакторе, а в человеке?

Ликвидатор может получить прописку в Чернобыльском квартале из-за банальной простуды, которая вызовет лавину скрытых или хронических недугов. В некрологе так и напишут: затяжная пневмония. Или вдруг обнаружится последняя стадия рака.

Непосвященные будут недоуменно пожимать плечами, медики – разводить руками. Вроде ни на что не жаловался и вдруг за какие-то несколько месяцев – «сгорел». И никакой связи с Чернобылем, только новая прописка.
Катастрофа 26 апреля 1986 года уходит в прошлое, растворяется во времени, но её последствия продолжаю жить среди и внутри нас.

Автор: Александр Купный,
ликвидатор с 1988 года
член Союза журналистов Украины

http://atom.org.ua/?p=1962

Запись была опубликована: glavred(ом) Суббота, 23 апреля 2016 г. в 22:47
и размещена в разделе Трибуна.
Вы можете следить за ответами к этой публикации через ленту RSS 2.0.
Вы можете оставить ответ или trackback с вашего сайта.

Оставить комментарий

 

Полный анализ сайта