?> Анатолий БЕССЕЛОВСКИЙ | «ПостЧорнобиль»
 
 

«ПостЧорнобиль»

Газета Всеукраїнської Спілки ліквідаторів-інвалідів "Чорнобиль-86". Всеукраїнський часопис для інвалідів Чорнобиля, ліквідаторів, чорнобилян.
13.09.2007, рубрика "Спогади"

 Анатолий Бесселовский

Еще раз о Чернобыле

(Продолжение. Начало "ПЧ" 13-14 июль 2007)

 Многие  припятчане никогда не забудут совещание, проведенное утром 26-го апреля в Припяти вторым секретарем Киевского обкома партии В. Маломужем, который дал указание делать все, чтобы обычная жизнь города продолжалась, словно ничего не произошло. На все недоуменные вопросы был дан ответ: так надо. Кому – надо? Во имя чего -  надо? От кого надо было скрывать несчастье? Какими правовыми или этическими соображениями руководствовались те, кто принимал это более чем сомнительное решение?

12

Людей из 30-км зоны заселяли в некачественное, на скорую руку построенное жилье без учета условий быта, не говоря уже о личном желании переселенцев. Некоторые постройки безголовое руководство вообще начали строить буквально в 2-3 км от прежнего места жительства.

Это головотяпство особенно ярко проявилось в белорусской зоне Чернобыля. Образно говоря, в землю были закопаны миллионы. Пока жители городов Припять и Чернобыль находились на (временном отселении) в партийных и государственных органах решали, где взять и откуда выделить жилье. Жителей деревень подлежащих отселению, как в старые времена скупали рабов, так вербовщики заманивали обещаниями в хозяйства, где в результате массового исхода молодежи остро стояла проблема кадров. А вот мытарства людей старшего поколения, пожилых, престарелых, инвалидов только начинались. Трудно представить себе горе и безысходность людей, не просто проживших свой век, а всю жизнь погоревавших, гонимых чьей-то волей в период коллективизации, переживших репрессии, выстрадавших, партизанивших и воевавших в период оккупации и войны. Людей, в радости и надежде отстроивших свой погорелый край партизанской славы, вот их-то сорвали с насиженных мест, от добротных хат и родных могил многих поколений полещуков, от привычного уклада жизни и условий проживания и, буквально силой выселяя, заставили селиться в местах чужих, не ими выбранных. Многие из этих горе-поселенцев потом тайком, проламывая «колючку», как партизаны, опять возвращались к родным гнездам. Их опять вывозили, но часть, особо упрямых, преданных своим обычаям и родному краю, и поныне живут и тихо умирают в своих хатах, куда раз в неделю заботливое руководство зоны подвезет им пенсию, хлеб, соль, постное масло, где нет радио и зачастую нет света, но есть непокоренность в душах и вера только в Бога.

К ноябрю 86-го года эвакуированным жителям городов Припяти и Чернобыля в г. Киеве и др. городах Украины начали выделять временное жилье  сроком на один год без права прописки. Еще одна мерзость советской власти и атомного ведомства. В интересах, как бы страны, 1-й, 2-й и 3-й блоки станции должны работать,  а для их функционирования и обеспечения работ нужны люди.

Специалисты, знающие реальную угрозу работы на аварийной станции, работать добровольно в зону не поедут. Было принято решение строить в Черниговской области город Славутич. Часть специалистов-строителей и обслуживающего персонала, хоть и проживали временно в Киеве и др. городах, ездили вахтовым методом на работу по обслуживанию станции и на строительство нового города.

Их всех без исключения начали буквально выживать, выталкивать из занимаемых ими квартир. И никто не в силах подсчитать, сколько унижения и горечи пришлось перенести людям от родной власти и атомного ведомства, по-видимому, обоюдно желавшие, окончательно добить несчастных людей и считавших незаслуженным проживание их в столице. А ведь кое-какие семьи уже на тот период времени имели погибших и неизлечимо больных членов семьи.

Советский чиновник и коррумпированная власть, на почве горбачевского бездушия, сидя в уютных креслах (перестройка и гласность!), усердно занимались личной перестройкой и словоблудием с высоких трибун, не желая брать на себя заботу о  живом человеке, человеке труда.

И лишь благодаря упрямству переселенцев, угрозы прямого неповиновения оперативного персонала ЧАЭС, наличия внимания со стороны ряда посольств и представительств зарубежных стран переселенцам начали выдавать ордера.

А в зоне белорусского отселения ситуация складывалась еще трагичнее. Приграничные с чернобыльским районом Украины, Наровлянский, Хойникский и Брагинский районы проводили посевную кампанию. И на головы трактористов, водителей, работающих в поле, детей и граждан сыпался радиоактивный пепел Чернобыля. А, учитывая жаркую и сухую весну, от работающих в поле тракторов и машин поднимались высокие клубы пыли, которые, смешиваясь с радиоактивными облаками, переносились ветром все дальше вглубь Белоруссии. А мудрое руководство страны и республики молчало. Видно, наученные горьким опытом прошлой войны, хозяева Белоруссии в Минске и Гомеле опасались брать на себя ответственное решение. Памятуя, как в первые дни и недели войны, по приказу тогдашнего секретаря ЦК КП Белоруссии Пономаренко всех,  кто  самовольно пытался эвакуироваться раньше армии, расстреливали. Благо потом было на кого свалить. И как результат – минское гетто и концлагеря. Ведь каждый четвертый, погибший в той войне белорус – это не результат партизанской войны, а преступление власти, которая после освобождения все равно обвинила оставшихся граждан в измене за проживание на оккупированной территории.

Белоруссия готовилась праздновать Первомай, вывешивались флаги, доставались прошлогодние лозунги и транспаранты. Все давно уже  привыкли, что в этой стране ничего, кроме портретов вождей не меняется. По всей стране  прошли первомайские митинги с обязательным участием пионеров и детворы. Забота о подрастающем поколении началась лишь после праздника.  2-го мая начали вывозить детей-школьников и матерей с грудными детьми в зоны отдыха Брестской, Витебской, Гродненской областей. Взрослые и старики оставались на месте, продолжая сеять, работать и раз в две недели организованно выезжать проведать за счет государства своих близких.

Затем началась, так же как и в Украине, временная эвакуация, но только 10-ти км зоны. А в это время в «прифронтовую» зону нагнали строителей, навезли материалов и стали возводить «коммунизм». Колонны грузовиков, самосвалов возили щебень, отсев, сотни дорожных строителей с техникой строили дороги, где их никогда  и не было, клали асфальт, по которому, как окажется, некому будет ходить. Власти торопились использовать возможность «на халяву» решить вековую проблему дорог и зарыли в асфальт миллионы рублей из союзного бюджета.

Вследствие временного выселения в хозяйствах 10-км зоны без  присмотра остались домашний и колхозный скот и пр. живность, которую надо было кормить, поить и производить разные хозработы, в т.ч. и охранять. На эти работы и начали под конвоем возить заключенных. Благо в Наровлянском районе дер. Вербовичи находилась женская колония, а  дер. Михалки Мозырьского района – мужская колония. Этих уже обиженных судьбой и осужденных (правда, на малые сроки, т.к. колонии были для алкоголиков) людей и возили на работы.

К сведению: Гаагская конвенция даже использование врагов-военнопленных в работах, связанных с риском для здоровья и жизни, запрещает. Однако, комдив внутренних войск МВД Белоруссии Куликов А. этого, наверное, не знал, раз дал добро на подобное должностное преступление. Но его решительность в выборе средств и методов была замечена и его карьера продолжилась в Москве, где он за короткий срок успел побывать и командующим ВВ, утвердив свой талант в бесславной чеченской войне уже на посту министра внутренних дел России. А теперь депутат Госдумы России Куликов продолжает болеть душой за чернобыльцев и переселенцев.

И, наконец, в июне началась эвакуация уже 30-ти км зоны Белоруссии. Но как? Людям уже позволено было брать с собой весь скарб. Подгонялись грузовики, в которые грузилось все, вплоть до заготовленных дров. И весь этот скарб, с накопленной более чем за месяц радиацией, разъехался по  Гомельской и  Могилевской областям. Домашний скот тут же сдавался на убой. Судьба многих переселенцев была точь-в-точь, как и украинских. Зона вплотную подошла к городам Наровле, Хойники и Брагину.

34

В срочном порядке из хозяйств зоны вывозился скот на мясокомбинаты, хотя это мясо было радиоактивным, как и хлеб, в последующем убранный из полей. В землю его никто конечно не зарыл. В зону выезжали отряды охотников, которые отстреливали порядком одичавших домашних собак, кошек и, Бог весть как, спасшихся, от мясокомбината лошадей и коров. Трупы закапывали, свозя в ямы.

Потихоньку начали получать ордера на отселение жители Наровли, Хойников и Брагина. В первую очередь руководящий состав районов и их приближенные, которые хотя и получили жилье в Минске и других областных центрах, но их там явно не ждали. Партийно-хозяйственные работники, привыкшие десятилетиями властвовать, а не служить народу, оказались на новом месте не удел. Никто им здесь прежних, теплых кресел не предлагал. И было принято «Соломоново» решение – работать в своих районных центрах вахтовым методом. Ведь при этом сохранялась немалая надбавка. Интерес чиновничье-бюрократической элиты к эвакуации остальных граждан сразу стал другой. Темпы эвакуации резко снизились, так как потеря «рабов» их не устраивала, а с годами, когда начался наплыв беженцев из южных республик, уже бывшего СССР, эвакуация и вовсе остановилась. С прилавков магазинов пропало обилие продовольствия, снизилась выплата за проживание в зоне. И начался пересмотр статусов зон проживания, как будто за столь короткий срок на этой земле что-то существенное произошло. В конце концов, Лукашенко неоднократно заявлял, что с проблемой Чернобыля у него в республике покончено. Попытки пересмотра статуса зон наблюдаются и в Украине, и в России.

Перед Британским парламентом стоят два памятника – Ричарду – Львиное Сердце и Уинстону Черчилю. Почему именно им из всех исторических деятелей Англии? Потому что их государственные интересы, пронизанные заботой о нации, о стране были приоритетными. Не в пример желанию наших вождей «удержаться на плаву». По себе они уже оставили память. Но какую!

 4. МАГАТЭ

Дай мне силы, Любовь!

Не обидеть врага своего!

Успокой мою кровь,

Когда в мире свирепствует зло!

Дай мне силы не пасть,

Когда всюду бесчинствует блуд,

Дай мне силы не красть,

когда все сплошь и рядом крадут!

Дай мне друга простить,

Когда он меня предал сто крат!

Дай мне гордость смирить,

Когда дух мой бесправьем распят!

Дай с ума не сойти

Средь безумных и алчных людей!

Дай из жизни уйти,

Коль не хватит мне силы Твоей!

Любовь Сирота

7 мая 1986 года в г. Чернобыль, где к тому времени находился штаб управления, прибыла из Вены экспертная комиссия МАГАТЭ.

На тот период все питали надежду на этих специалистов, которые должны были дать не только совет, но и конкретным делом помочь в ликвидации беды. Увы! Мы многого не знали. Мы не знали, что МАГАТЭ  — это просто мировая мафиозная организация, живущая на подачки ядерных ведомств. Ее главная задача состояла в спасении атомной энергетики.

Задачи МАГАТЭ и задачи интересов советской энергетики слились в любовном экстазе. Академики Велехов и Легасов подыграли этому «браку». И как результат сговора, «брак по расчету» вылился в крупную сумму. Якобы для найма этих «независимых» экспертов Минатомэнерго, за подписью тогдашнего премьера, а нынешнего Депутата Госдумы Николая Рыжкова, выплатило 1,5 миллиарда рублей. Если учесть  тогдашний курс рубля, то можно себе представить, какие программы можно было бы разрешить. После первого полета над разрушенным реактором экспертами было высказано успокоительное – ничего страшного, ну дышит немножко...

Ни какие замеры данными экспертами не проводились, но результат был «отработан» на 800 страницах с определением: «Украина и Белоруссия преувеличивает реальность последствий». Реверансы перед МАГАТЭ, теперь уже обоюдные, продолжаются и сегодня. Желание держать мир в неведении при изобилии интересов ведомств и дефиците совести поражает! Складывается впечатление, что сильные мира сего даже спустя 60 лет после ядерной бомбардировки Японии не поняли, что земляне не просто подошли к черте дозволенности, определенной природой, но обеими ногами уже перешли эту черту и ускоренным темпом пошли по пути самоуничтожения.

Атомное ведомство Берии создавалось в условиях войны, в интересах войны и преследовало две цели:

- опередить создание бомбы для устрашения применения;

- с ее созданием, осуществить гегемонию тоталитарной системы коммунизма в мире.

Примерно такую же цель преследовало и правительство США. В чем оно и преуспело, применив на мирном населении японских городов первые ядерные бомбы (что не помешало дальнейшему ведению войны и не повлияло на снижение мощи Квантунской армии).

Ведомство Берии для нужд развития атомного монстра не считалось ни с какими потерями: вскрыли земные недра, построили рудники, обогатительные фабрики страшным рабским трудом тысяч заключенных. Уже тогда выпустили страшного «джина» из бутылки. Миграция радиоактивных частиц пыли в процессе добычи и переработки урановой руды началась. Таким образом, был создан не только ядерный фундамент, но и созданы основы генетического подрыва нации, учитывая тогдашний уровень медицины для простых граждан. Большинство граждан еще помнит спецраспределители и спецполиклиники. Этот статус «равенства» не отменен и сегодня.

Вопрос продолжительности жизни, рождаемости и здоровья нации был определен окончательно и бесповоротно.

С развитием атомной отрасли, научных центров с применением реакторов, с регулярным испытанием ядерных зарядов, авариями постоянно сопровождающих построение и развитие станций, реакторов. В том числе ВМФ и на ледокольном флоте. Даже без учета геологических ядерных подрывов, а ведь были еще и чисто стратегические особо секретные подрывы: А что же будет, если мы в этом месте рванем? Как и чем, оно отзовется на обратной стороне шарика? Такие уж любопытные вожди нам достались.

И в СССР на полигонах Семипалатинска, на Новой Земле, на Тоцком полигоне на Южном Урале, а так же в океане с учетом наземных, подземных, воздушных, надводных и подводных ядерных взрывов, до  принятия мониторинга на ядерные взрывы, было проведено более 500 взрывов (это без учета США и других ядерных держав!).

КАКОЙ ЖЕ ПОДАРОК ОСТАВЛЯЕТ ЯДЕРНЫЙ ВЗРЫВ ЧЕЛОВЕЧЕСТВУ?

При ядерном взрыве «атомный гриб», поднимаясь на много километров вверх, достигает стратосферы, а затем разносится воздушными потоками в разные стороны. Рассеивая радиоактивные элементы на протяжении 1-2 месяцев над всей поверхностью Земли.

При взрыве, к примеру, ядерных бомб на города Хиросиму и Нагасаки сам ядерный заряд был весом 600 грамм, а какие последствия? Двадцатикилотонные бомбы, сделав свое чудовищное деяние, уничтожили города и их жителей, сгоревших в пламени взрывов. Оставив на мучение некое количество людей, которое по причине удаления от зоны поражения ядерной вспышке и ударной волны, тем не менее, получили разной степени лучевую болезнь и присущую наследственность. Лишь благодаря островному положению и направлению ветров в сторону океана и тому обстоятельству, что эти города находились в прибрежной черте океана, почти весь радиоактивный осадок был смыт в океан, что позволило в кратчайшие сроки восстановить города, пригодные к условиям проживания.

Возьмем за основу заряд бомбы весом в 600 грамм.  В 4-м реакторе Чернобыльской АЭС топлива - 60 тонн. А к моменту аварии с учетом выработки топлива его вес составлял 9 347, 4 килограмма радионуклидов, не сгоревших в ядерной плазме. Так как ядерного взрыва, в прямом его понимании, на ЧАЭС не было. Доля трансурановых элементов Плутоний-238 и 239, а также Плутоний-240 составляла 521, 3 килограмма. А доля продуктов активации Цезий-134 – всего 3, 1 килограмма.

Если же вес радионуклидов, выброшенных при взрыве реактора принять всего за 4%, это составляет 395 килограмм. Даже эта величина будет эквивалентна 533 бомбам, сброшенным на Хиросиму, не идущих ни в какое сравнение, с уровнем радиоактивного загрязнения вследствие аварии на ЧАЭС.

Они не упали и не осели на дно океана. А только добавились к тому количеству, которое существовало на нашей территории вследствие ядерных аварий и взрывов на полигонах. Но если взять не четыре процента выброшенных радионуклидов на ЧАЕС, а 90%, то всякий, кто пожелает, может провести подсчет и убедиться, что эквивалент составит около 2000 Хиросим. С убийственной силой замедленного действия. Ведь только такой элемент как Америций-241 спустя 15 лет после катастрофы за счет бета-распада Плутония Америций-241 увеличит свое содержание и воздействие на все живое на целый порядок, а последующие еще 15 лет — еще в два раза. И только через 30 лет Цезия станет вдвое меньше, зато америция — в 20 раз больше.

Дальше вести подсчеты и пугать людей — нет смысла. Но все же, следует сказать, что период полураспада Плутония-239 составляет 24 тысячи лет и эти радиоизотопы гамма-дозиметрами не уловимы. Они хоть и не так опасны при внешнем облучении, как Цезий-137 или, страшно подумать, Стронций-90. Но при попадании в организм в водно-кислотной растворимой оксидной форме через пищевые цепочки, дыхание, кожу будут калечить иммунную систему и десятки тысяч лет убивать все живое.

Неужели продажные ученые из МАГАТЕ не обладали информацией и не знали материала? Знали, и не хуже наших спецов, знали сколько «Кузькиных матерей» было взорвано и у Нас и у НИх. А последствия, в том числе и медицинские, тоже знали, так как с первых же дней после капитуляции Японии начались проводиться исследования на жителях Японии, а в последующем, после целого ряда взрывов на атолловых островах — на местных аборигенах с соседних островов, и рыбаках, якобы случайно оказавшихся или проживавших в этой местности.

Но Запад  на чужих испытывали, а мы то?

Неужели ни их, ни наши спецорганы не знали, сколько советских ЗЕКОВ как бы случайно, чисто в познавательных целях, попало в зону ядерных испытаний? Или целые воинские подразделения, специально свезенные в район Тоцких лагерей, состав коих был специально подобран из старослужащих солдат, готовящихся к демобилизации. Дабы не просто испытать на личном составе, который хоть и пересидел в окопах на достаточном удалении от эпицентра ядерную вспышку с последующей ударной волной, но затем, по команде, азартно атаковавших пыльное основание гриба. С восторгом замечая, заранее расставленную и оплавленную взрывом технику. Разорванных и мучающихся в агонии животных. А нам то ведь ничего! С этой уверенностью они и разъехались по своим гарнизонам, разнося славу мощи оружия и, самое главное, уверенность, что даже после ядерной войны — Жить можно!

56

Не подозревая, что вскоре их отцы, прошедшие Великую Войну, раненные и покалеченные Переживут своих без времени ушедших сынов. И лишь крохотная часть штабных и тыловых подразделений (а, вернее, люди этих подразделений, которые еще остались живы), уже после Чернобыля в Ленинграде создадут общество. Но лишь по истечении многих лет, им дадут статус «Группа особого риска» и приравняют в льготах к чернобыльцам.

Все, что было наработано исследователями, в том числе и медицинскими, за многие годы ядерной гонки и противостояния, в интересах спецслужб было анализировано и скрыто от широких масс общественности. И лишь изредка на страницах прессы, как ИХ, против нашего строя, так и у нас в интересах пропаганды, всплывали строго откорректированные статьи и публикации, рассчитанные на «умных». Но тот, кто хотел знать, и желал знать — находил для себя информацию между строк. Зарождающийся протест лиц, которые не только опирались на знание предмета, но и имели чувство сострадания к человечеству и пытались говорить о проблеме вслух, в жесткой форме «осаживали» или «прятали» подальше, хотя и пользовались их трудами и знаниями.

Обладая багажом знаний, информацией, полномочиями, комиссия МАГАТЕ, взяв в дорогу личные накопители, забыла взять с собой индикаторы Человечности и Совести.

В июле 2001 года на международной конференции в г. Киеве по проблемам медицинских последствий «Итоги 15 лет исследований»  директор отдела радиационной безопасности МАГАТЕ г-н А. Гонзалес заявил: «Международными исследованиями установлено, что состояние здоровья населения и его заболеваемость — вещи не зависящие от уровня радиационного загрязнения». Остается пожелать господам из МАГАТЕ: «Садясь за обеденный стол, не забудьте поставить солонку с любым, на ваш вкус, радиоактивным изотопом». И, как говорят на Украине, «щоб воно вам не встоялось!»

Некоторые представители международных организаций, присутствующих на конференции, откровенно говорили: «Самые страшные последствия Чернобыля — это прекращение строительства атомных станций».

Поэтому они и делают все от них зависящее, чтобы о Чернобыле поскорее забыли.

Чернобыль преподносит все новые сюрпризы. Японские ученые уже давно говорят о затяжной радиационной болезни! А профессор Юрий Бандажевский (Украина) сформулировал синдром инкорпорированных радионуклидов. Никто до него не связывал с радиацией гибель людей, умерших так называемой ВНЕЗАПНОЙ смертью (сейчас это довольно распространенное явление). Ученый догадался посмотреть содержание радионуклидов в сердце, печени, почках других органах этих людей. И, как оказалось, 98% из них имели высокое содержание инкорпорированных радионуклидов.

Доктор Элайн Рон из Национального института рака (США) заявляет, что рак щитовидной железы начинает в полной мере проявляться только через 15-19 лет.

Но страшнее и серьезнее воздействие радиации на мозг. Изменения в мозгу нельзя объяснить «чернобыльским стрессом». Сегодня половина новорожденных имеют замедленное развитие. Это проблема гораздо серьезнее, чем проблема рака.

Не менее опасным в данной ситуации является факт сокрытия от гражданского общества полной информации о хранилищах и захоронениях, разбросанных по всему постсоветскому пространству, их состояния, путей проникновения «грязной» воды и радионуклидов в разные грунтовые горизонты и, что имеет место, их продвижения к руслам больших рек, к водозаборам, местам проживания миллионов людей. Полное табу на информацию состояния так называемых могильниках флота и армии. И если махнуть рукой на состояние складов артвооружения (которые ежегодно взрываются), то хотя бы иметь данные о состояниях хранения химического и бактериологического оружия, а  также высокотоксичного ракетного топлива и окислителей. Все это является страшным военным секретом от своего народа, но никак не от потенциального противника, который, используя средства космической разведки, продажность власти и генералов, давно все знает.

На нашей планете сегодня работает 453 атомных реактора только на атомных электростанциях. И это, не считая реакторов на подводных лодках, авианосцах, ледоколах и других, как правило, засекреченных объектах. Однако даже на самых совершенных объектах такого рода нет ни одного атомного реактора, который был бы совершенно безвредным и вечно надежным.

Человечество уже сейчас живет в условиях преждевременной старости, обусловленной Чернобыльской катастрофой. Но усилиями монопольной пропаганды об исключительной безвредности ядерной энергетики, дающей отвлекающую рекламу, что ядерные станции намного безвреднее электростанций, и даже безвреднее свечи в церкви, в сознании многих жителей земли, не имеющих достоверной информации, боль Чернобыльской беды не затронула их вовсе.

Продолжение следует…

Фото А.Тертычного с фоторепортажа 1986 года

 "Шахтеры в Чернобыле

Опубликовано «ПЧ» № 15-16 (63-64) август 2007

Запись была опубликована: glavred(ом) Четверг, 13 сентября 2007 г. в 7:36
и размещена в разделе Спогади.
Вы можете следить за ответами к этой публикации через ленту RSS 2.0.
Вы можете оставить ответ или trackback с вашего сайта.

Оставить комментарий

 

Полный анализ сайта