?> Атом мирным не бывает | «ПостЧорнобиль»
 
 

«ПостЧорнобиль»

Газета Всеукраїнської Спілки ліквідаторів-інвалідів "Чорнобиль-86". Всеукраїнський часопис для інвалідів Чорнобиля, ліквідаторів, чорнобилян.
07.12.2010, рубрика "Дайджест"

Памяти Чернобыля. Атом мирным не бывает

Ты живёшь в городе, не так ли? Да даже если не так… Попробуй представить себе любимые места… Представил? А теперь попробуй представить эти места совсем безлюдными. А потом подумай, что никогда больше не сможешь сюда вернуться – чужие ошибки не позволяют…

Я сижу и рассматриваю страшные фотографии. Нет, на них нет ни крови, ни войны. На них нет жизни, но есть разруха. Это подавляет. Передо мной – фотографии «города-призрака» – Припяти. Именно этот город пострадал больше всего во время аварии на Чернобыльской Атомной Электростанции. Благодаря Интернету я могу видеть мёртвые улицы, находясь за сотни километров от них.

Припять, безусловно, можно найти на географической карте. Только название её будет написано в скобках – так географы условились обозначать нежилые населённые пункты.

Фотографии оставляют странное впечатление: вот стоят «нежилые» жилые дома, вот – парк аттракционов, которому было уже никогда не суждено принять первых посетителей – открытие парка было назначено на 1 мая, вот – детский сад. Казалось бы, человек только-только ушёл отсюда. Оказывается, нет. Присматриваешься – город слишком зарос деревьями, колесо обозрения парка проржавело до основания, да и в детском садике наведён хаотичный беспорядок: валяются куклы, детские башмаки, кроватки, противогазы.

Ликвидация?

После катастрофы на четвёртом энергоблоке ЧАЭС всех жителей в радиусе 30 километров эвакуировали: была сформирована так называемая «Зона отчуждения», существующая до сих пор. Люди, покидая свои дома навсегда, думали, что уезжают на три дня.

Конечно же, уже с 27 апреля 1986 года началась работа по ликвидации последствий аварии. Звучит несколько странно, ведь последствия радиации от элементов, использовавшихся на ЧАЭС, человек ликвидировать не в состоянии. Мало зная о радиации, сначала город хотели «отмыть» – водой и раствором. Не вышло. Однако, отметим, что без принимаемых тогда мер, возможный вред мог бы быть ещё большим, если не сказать громадным.

Во-первых, нужно было оградить источник постоянного радиационного излучения – остатки реактора IV энергоблока, постоянно излучавшие всё новые и новые порции радионуклидов в окружающую среду – построить саркофаг. Во-вторых, нельзя было допустить контакта расплавленной смеси урана и графита с водой – расплавленная магма нагрела плиту, под которую затекла вся вода, которой пожарные сначала пытались тушить огонь в реакторе. Подобная химическая реакция привела бы к ядерному взрыву, сравнимому с десятью тысячью бомб, сброшенных на Хиросиму или Нагасаки – в таком случае вся Европа стала бы непригодной для жизни. В-третьих, нельзя было допустить попадания ядерных элементов в резервуар воды, свободно сообщающийся с Припятью – приток Днепра, реку, из которой едва ли не половина жителей советской Украины использовали воду как питьевую. Для того, чтобы постоянно понижать температуру реакции, идущей теперь внутри саркофага, на ЧАЭС были привезены десятки тысяч шахтёров из угледобывающих регионов России и Украины – они должны были в рекордно короткие сроки сделать подземный проход под саркофаг и вырыть резервуары для специальных холодильных установок, бетонных опор.

Всё необходимое было сделано. Советское правительство наградило героев – каждому выдали удостоверение «ликвидатора» и премию – 100 рублей, по современным деньгам – 100 долларов. Но тогда «ликвидаторы» в полной мере не могли осознать того, какой урон нанесён здоровью каждого. По официальной статистике, в ликвидации аварии в Чернобыле принимало участие почти 600 тысяч человек. Из них, за 20 лет умерли почти 20 тысяч. Ещё 200 тысяч – признаны инвалидами.

Сухие, общие фразы и цифры. А теперь попробуйте разглядеть за ними жизни конкретных людей. 20 тысяч смертей – 20 тысяч разрушенных семей, 20 тысяч гробов, 20 тысяч крестов на кладбищах, нескончаемые потоки человеческих слёз. Сотни тысяч сломанных жизней. «Мирный атом».

Город без людей

Итак, сразу после аварии к эпицентру взрыва, в Припять, вместе с группами «ликвидаторов» со всего Союза, были посланы учёные: они изучали влияние радиации на окружающую среду. Сами, разумеется, тоже жили в окрестностях Припяти.

Кто-то из них рассказывал о том, что происходило в покинутом городе в то время: всё было так, словно произошла нейтронная война – застеленные кровати в детском саду, там же – в клетке – ссохшийся трупик ёжика, в квартирах – полные холодильники протухшей от времени еды. Никаких признаков войны, техногенной аварии, природного катаклизма. Кажется, нет причин уходить вот так, в спешке бросая всё. Поражает только полное отсутствие людей… И кроме того – одичавшие от одиночества, голода и боли домашние животные.

Все квартиры в Припяти и Чернобыле были вскрыты. Сначала описывали всё имущество, потом дозиметристы замеряли уровень радиации всех предметов. Предметы роскоши уничтожались сразу – чтобы позже через руки браконьеров облучённые предметы не оказались в комиссионных лавках всего Советского Союза: хрусталь разбивали, ковры резали на мелкие куски. Крупные вещи солдаты выкидывали прямо из окон – сразу в машины, которые отвозили всё это на могильник.

Животные, ничем не отличаясь от людей, мучительно умирали и тоже покидали свои жилища. Белки начали убегать из опасного города раньше людей. Птицы, прилетевшие с юга для выращивания потомства, улетали без единого птенца – вскормить птенцов на радиоактивных деревьях было невозможно – они умирали. Домашние животные, оставленные хозяевами (брать их с собой при эвакуации было запрещено), несколько месяцев подряд умирали от голода в квартирах и сараях. По всей Припяти разносилось мяуканье и лай. Те же животные, которые всё же оказались на улицах, отстреливались – в их шерсти также были частички ядерного мусора. Сохранились воспоминания о собаке, жившей после эвакуации в детском саду. Удивительно, как этой собаке вообще удалось выжить. Она спала на детской кроватке, возможно, это была кроватка кого-то из детей, которого она любила. Глаза были мутные, шерсть и кожа, особенно на лапах, висели кусками. Внешнее заражение собака получала потому, что ходила только по облучённым поверхностям, в Припяти просто не могло быть других; внутреннее – оттого, что ела облучённых мышей, иной пищи тоже не было, пила из луж радиоактивных дождей, пролившихся на радиоактивную землю. Позже, эту собаку, уже мёртвую, нашли на детской кроватке, но уже в больнице.

Страдали животные. Больше страдали люди. (Странное сравнение.) Животным ведь не дано понимать, что смерть близка. Животным не знакомо чувство надежды, которую тогда теряли люди.

Мученики

Летом 1986 – самолётов, летающих по рейсу Москва-Киев, в разы больше, чем раньше. И их нет в расписании регулярных рейсов Аэрофлота. В Чернобыль самолётами везут новых и новых ликвидаторов и учёных, а уже поработавших в зоне отчуждения – прямиком в Москву, в больницы.

Первый такой рейс с жертвами аварии приняли в столице уже 27 апреля – это были пожарные, тушившие пламя на IV энергоблоке накануне ночью.

Пострадавших принимают в клинической больнице № 6, единственном центре в стране, определённом для лечения лучевой болезни. Персонал – в полиэтиленовых костюмах поверх обычных халатов, 2-ой и 4-ый этажи больницы пусты – на 3-ем этаже лежат пациенты, и «фонят» от них пол, потолок, стены.

Радиации не боятся только жёны ликвидаторов. Приносят любимым передачи – фрукты, салаты, домашнюю горячую еду. Мало кто из них замечает, что, например, апельсин, внесённый в палату, за 5-7 минут из ярко-оранжевого становится бежевым. Счастливые пациенты не понимают, почему медсёстры не разрешают жёнам входить в палаты, обнимать своих мужей.

После первых признаков лучевой болезни наступает недельный латентный период. Люди думают, что всё худшее позади – тошнота, рвота, в худшем случае – выпавшие волосы. Умирают «лучевики» только к концу второй недели, в страшных муках, буквально выплёвывая из себя частички разваливающегося организма. Хоронили умерших ликвидаторов – в запаянных цинковых гробах, под бетонными плитами, на одном из закрытых кладбищ Москвы. Ни о каком прощании родственников с усопшими не могло быть и речи.

Мирный атом?

Среди всей этой вереницы загубленных Чернобылем судеб, есть одна, рассказом о которой хочу завершить этот материал.

Молодая советская семья. Только что вернувшийся из Припяти солдат-ликвидатор дарит четырёхлетнему сынишке сувенир – пилотку, в которой он «прошёл весь Чернобыль». Отпрыск гордится подарком отца, носит не снимая, хвалится перед соседскими ребятами. Никто и предположить тогда не мог, что ребёнок не доживёт и до 10 лет. В 8 ему поставят страшный диагноз – злокачественная опухоль мозга.

Вот так «мирный атом» убивал даже тех, кто даже и не знал о его существовании. А сколько таких было! Детям и старикам ведь не объяснишь что такое радиация – её не видно, не слышно.

Чиновники из «Росатома» в СМИ уверяют, что «времена Чернобыля прошли», современные реакторы на 100% безопасны, и авария на современной АЭС может произойти только в одном случае из миллиона. Говорят и о том, что ЧАЭС изначально запускалась с недочётами при проектировании и строительстве.

Аварию на Чернобыльской АЭС нельзя сравнивать по последствиям с мировыми войнами или природными катаклизмами. Не стоит приводить и статистику смертей в ДТП, мол, товарищи-антиядерщики, почему вы не отказываетесь от автомобилей? Природа последствий в этих случаях совершенно разная.

И в войнах, и в ДТП, люди гибнут только один раз. ДТП ведь не может изменить генотип потомков. Так же простреленная каска времён Великой Отечественной никогда не убьет надевшего её. Последствия аварий, повлекших за собой выброс радиации в окружающую среду, сохраняются навсегда, и напрямую влияют на здоровье следующих поколений. В конце концов, ни одна война до 1945 года не оставила после себя территории, благополучно жить на которой ни люди, ни животные не смогут никогда. Матушка-Земля не сможет «переварить» радиацию.

Ну что, будем продолжать и дальше пытаться вытащить этот «счастливый билетик», один на миллион? Или откажемся от смертельного «мирного атома»?

Алексей Александров,

Студент 2-го курса ФилФака ННГУ

http://www.antiatom-nn.org/?pagegen=46

Запись была опубликована: glavred(ом) Вторник, 7 декабря 2010 г. в 14:55
и размещена в разделе Дайджест.
Вы можете следить за ответами к этой публикации через ленту RSS 2.0.
Вы можете оставить ответ или trackback с вашего сайта.

Оставить комментарий

 

Полный анализ сайта