«ПостЧорнобиль»

Газета Всеукраїнської Спілки ліквідаторів-інвалідів "Чорнобиль-86". Всеукраїнський часопис для інвалідів Чорнобиля, ліквідаторів, чорнобилян.

Рубрика - Проза

20.01.2016, рубрика "Проза"

В созвездии рака

Публицистическая повесть

Окончание

Наверное надо вернуться к  одной очень нужной теме. Она настолько важна для всех заболевших, что это трудно переоценить. Вряд ли это изменит что-то в целом, но тем, кто ищет пути спасения, оно поможет.

Я вспоминаю женщину, родственницу мужа. Она не блистала какими- либо достижениями и талантами. И воспитания не получила, и образования. Ко многому пришла своим умом, многое стала понимать только с жизненным опытом. Если правда, что души будущих детей сами выбирают родителей, то в данном случае выбор был явно неудачен, или же были веские причины для такого избрания. Мы кто? Толкаемся в этом мире, как слепые котята, и большинство его законов не понимаем.

Семья была такая бедная, столько ртов надо было прокормить, что учить решено было только мальчиков, а все три девочки закончили только класс церковно-приходской школы. И пошла она, тогда девчушка еще, работать по людям.

А ей хотелось  быть не хуже других. Ходить в школу и читать книжки. Играть с ребятами в разные игры. Иметь свою обувь и не терзаться голодом. Ложить спать кукол, а не чужих детей. Но… не суждено было. Пришлось принять такой расклад, как неизбежную реальность.

Она качала очередного ребенка и особенно трудно было ночью. Глаза слипались, а натруженные мышцы плеч и рук жгло огнем. Днем, когда дите в обед засыпало, ей давали что-нибудь покушать, и работа продолжалась: чистить и мыть, выносить помои, быть наготове всякую минуту вскочить по первому окрику  и опять что-то делать.

Она стала костлявой и желтушной. От постоянного недоедания и недосыпа миловидное личико вытянулось, а под глазами легли черные тени. И неокрепший еще организм не выдержал. Как-то утром она свалилась с обмороком. Хозяева не стали разбираться, что к чему. Вызвали отца, и сказали, что им надо сильный здоровый работник, а не этот заморыш. Отец молча поволок дочку домой. Хотел побить, но там и бить то нечего было. Она висела у него на руке, как тряпичная кукла.  Пробормотав что-то бранное, он небрежно положил ее на лавку.

Это было блаженство, просто вот так полежать! Не бежать с полным ведром, надрываясь, не изнемогать над люлькой , мельком ночью прислонясь к чему-нибудь, чтобы хоть как то вздремнуть, не падать от бесчисленных тумаков хозяйки… Сон на голой скамье показался ей раем. Временами она выныривала из сладкого тумана, чтобы попить. Раз услышала: (далее...)

14.10.2015, рубрика "Проза"

В созвездии рака
Художественно- публицистическая повесть
Продолжение
Глава двадцать вторая

Побеждает тот, у кого присутствует неиссякаемая жажда жизни. Это один из выводов, которые я сделала впоследствии.  Спустя пару лет после операции.  Вот об этом я  хочу напомнить тем, кто сегодня нуждается в поддержке.  Себе самой. Потому как мы все, как говорится, под Богом. Сегодня ты здоров, или тебе так кажется. Ты не замечаешь  своего физического благополучия и еще ничего не грозит тебе. Работаешь, любишь свою семью, встречаешься с друзьями и занимаешься своими делами. И кажется, что так будет вечно. Но в одно, далеко не прекрасное, время, жизнь вдруг поворачивается к тебе совсем другим своим обличьем. И ты страдаешь, ибо как еще назвать все те чувства, которые вдруг обрушиваются на тебя, ломая и испепеляя. Мне кажется, что именно в этом заболевании так много душевных страданий и мучений. Большинство болеют долго. Годами выдерживать неизвестность вообще сложно, а качание на весах судьбы – быть или умереть – часто невыносимо. Но куда денешься? Справляются люди кто как может.

Очень важно знать про свой диагноз как можно больше. Почему? Кажется, зачем заглядывать туда, в ту ледяную неизвестность? Кто знает, есть ли у тебя будущее вообще? Но это касается вполне адекватных, нормальных людей. А  есть и такие, реакцию которых трудно предугадать. Значит, говорим про нормальных.

Если человек  после первого шока в состоянии хоть приблизительно оценить свое состояние, это уже первый шаг к победе. Тогда стоит сделать и второй – уточнить все то, что необходимо знать всякому больному, не только онкологическому. Но – парадокс! Большинству пациентов не говорится ничего, как вроде бы сам врач ставит на нем крест, как было, например, с моей свекровью, которая выгревала рак конца третьей стадии. Сколько рекомендаций тем, у кого просто простуда или, к примеру, кости болят. И так мало нужных советов – раковому. За этим стоит и боязнь навредить, и желание не ранить душевно, не иметь неожиданных последствий, нет времени, нет желания  и Бог весть что еще.  А вот когда пациент знает, что происходит в его организме, он начинает и сам что-то предпринимать, чтобы выздороветь. Напрасно мне как-то сказала хирург, что пусть я хоть как стараюсь, это на результат не повлияет. По молодости она не осознавала, что в процесс лечения входит и боевой дух пациента,  его горячее желание выздороветь, а не только лекарства и процедуры. «Просто вам деться некуда, вот и лечитесь». А участковый вообще «воодушевил» меня, сказав, что рак всеравно ко мне вернется! Честно! Хорошо, что я все-таки сильный человек, а то с такой поддержкой не долго и  духом пасть. (далее...)

01.10.2015, рубрика "Проза"

В созвездии рака

Художественно–публицистическая повесть.

Продолжение

Глава двадцать первая

А теперь – о новых достижениях в онкологии.

Медицинская наука не стоит на месте.  Лучшие ее представители не одно десятилетие стараются  разгадать тайну рака и научиться его излечивать. И хотя количество больных онкологией увеличивается, благодаря более ранней диагностике и более эффективным лекарствам на двадцать пять процентов возросло количество выздоровевших. Я сама знаю женщин, которые с момента постановки диагноза и операции живут и двадцать пять, и тридцать лет.

Но лекарства, которые применяются в лечении в настоящее время, в разработке научных лабораторий и институтов были намного раньше. А те, которыми обнадеживают нас сейчас, поступят в производство нескоро, поскольку им надо пройти кучу всяких дополнительных исследований и согласований у чиновников. Так что не надо преждевременно радоваться, услышав, что наука в этой области продвинулась вперед. Вот такая горькая пилюля.

Сегодняшние усилия науки направлены на то, чтобы понять, почему здоровые клетки вдруг начинают превращаться в злокачественные. Это даст возможность лучше и быстрее излечивать больных, и создадут надежную защиту их жизни. Мне хочется верить, что со временем  можно будет проводить настоящую профилактику онкозаболеваний, и ужасы этих болячек уйдут в прошлое. (далее...)

21.06.2015, рубрика "Проза"

В созвездии рака

Художественно-публицистическая повесть

Продолжение

Глава двадцатая

Эту главу я назвала бы мистической.  И все, о чем я скажу, правда. Только вот причины непонятны.  Мы ведь намного меньше знаем о мире, чем хотелось бы. И вообще мало знаем в сравнении с тем, что есть на самом деле.

Большинство людей – скептики.  Мы не верим в то, что нельзя увидеть и потрогать. Правда, с развитием технологий положение несколько изменилось, потому как все знают о наличии радиоволн, рентгена и радиации. Но объяснить многие вещи мы пока не можем. Я говорю как бы от имени человечества, науки, и, тем более -  суеверных людей. Их предостаточно. И точно разграничить  такой вид восприятия мира от настоящего мракобесия непросто. Я не голословна. Поездив по селам в свое время, была шокирована, во что только верят люди! Просто верить – это личное дело каждого. Но бывают опасные убеждения, которые влекут за собой очень плохие и иногда даже криминальные действия. Думаете, неправда?

Я, например, столкнулась с искренним убеждением некоторых крестьян, что если закопать живьем кошку, то сорняков в огороде не будет. Кто знает, сколько животных от этого пострадало. Я лично знаю пожилого мужчину, который отказался от своей дочери на основании того, что у нее в темноте блестели глаза. Все решили, что девочка родилась ведьмой. Отец приказал жене отдать малютку в детдом, а не то он уйдет из семьи. Потом родились еще две дочери, уже, по их понятиям, нормальные. (далее...)

25.05.2015, рубрика "Проза"

В созвездии рака
Художественно–публицистическая повесть
Продолжение
Глава девятнадцатая

С этой женщиной мы познакомились на пляже. И обе считаем, что это не случайность. Кто его знает, возможно таких стечений обстоятельств вообще не бывает, и когда нам какие-то события кажутся абсолютной случайностью, мы просто не видим или не хотим видеть цепь взаимосвязей, которые и закончились именно так. Особенно изумило, что у нас оказались одинаковые диагнозы, только вот у Валентины стадия больше, а, значит, и риски тоже больше.

Я не просто люблю море, я его обожаю. Много раз мы с мужем, а когда- то и с детьми, ездили отдыхать именно к морю, и оно продолжало меня изумлять всегда как-то по-новому. Я замечала, что, чем ближе мы к нему подъезжали, тем в лучшую сторону менялось и мое настроение, выражение лица и, соответственно, самочувствие. Мы приезжали, выполняли какие-то формальности, бросали вещи в помещении, и спешили к морю. Подзабытые за год чувства вновь охватывали наши существа, и трудно описать ликование от безбрежности вод и небес, от предвкушения прекрасных дней отдыха и всего-всего, что они дают.

Но! Но… есть одно большое «но» для таких, как я. И приходилось нам из-за этого коротенького словца, точнее, из-за того, что стоит за ним, уходить с пляжа, как только солнышко взберется на небосвод довольно высоко, и уже не ласково тебя обглаживает теплом, а беспощадно обжаривает. Не буду продолжать ряд сравнений. Если повезет, можно еще часа два где-то посидеть в тенечке, наслаждаясь звуками и красками праздничного лета. Но я всегда так боялась, что уже к девяти одевалась . Тактику я выбирала такую: пошла, скупнулась, вытерлась, оделась. Прогулки вдоль кромки прибоя я обожала, но там от воды удвоенное облучение, поэтому мы бродили по водичке с утреца. Наблюдали восход солнца, а кому повезло видеть его над морем, тот разделит со мной восхищение этим зрелищем. Ну, и что говорить, именно после поездки на море мое здоровье улучшалось. Энергии дней, проведенных возле него, хватало потом на год. В медицине даже термит такой есть: талассотерапия. Она подразумевает кроме отдыха -  купания, а ведь морская вода просто живая! Не привезешь ее домой в бутылке, в отрыве от своей колыбели она быстро теряет  целебные качества. (далее...)

24.03.2015, рубрика "Проза"

В созвездии рака

Художественно-публицистическая повесть

Продолжение

Глава восемнадцатая

Отдельно хочу рассказать о молодой женщине, которая поступила сюда чуть раньше. Через пару месяцев ей должно было исполниться двадцать пять лет. Замужем не так давно, детей родить не успела.

Я ложилась на стационар, бегала по врачам, и как- то раз разговорилась с красивой молодой еще женщиной. Она собирала какие -то справки дочери, и, как оказалось, мы попали в одну палату. Я, помню, удивилась, как в такой молодой мамы взрослая дочь. А оказалось, не такая уж и молодая эта мама, просто чудесно выглядит. Ее черты лица были правильные, благородны и женственные. А дочь… Очень мне было жалко, что она не похожа на маму, совсем другого типа человек. Простая и некрасивая. Уже через неделю я поняла, что у них очень сложные отношения. Дочь, измученная болезнью и мыслями о ней, с трудом выносила присутствие благополучной матери. Оно, это благополучие, так сказать, лезло со всех уголков ее жизни. Несколько раз во время посещения дочери, ей звонил мужчина, а когда как -то они явились вместе, у всех перехватило дух: в палату вошел образец человека мужеского пола. Иначе и не скажешь. Хорошо сложен. С копной темных волос, которые обрамляли тонкие черты лица. Доброжелательная улыбка обнажала ровные белые зубы. Без претензий на внимание людей, которое, скорее всего, ему изрядно надоело. Но самое главное в нем – голос. Он просто завораживал. Густой сочный баритон. И это сокровище, судя по всему, хорошо зарабатывало, и не портило своей избраннице настроения. Но как их встретила дочь! Откровенно враждебно. Это слабо сказано. Я не прислушивалась и не приглядывалась, случайно уловила некоторые ее грубые слова. Лицо мамы покрылось пятнами, а мужчина сказал, что подождет в коридоре. Больше он не появлялся.  Мы не сильно то и удивились. Эта пара была олицетворением самой жизни, лучшей ее стороны. А вот жизнь Ире – так звали молодую нашу соседку, ей не выпадала. (далее...)

12.02.2015, рубрика "Проза"

В созвездии рака
Художественно – публицистическая повесть
Продолжение
Глава семнадцатая

И вот я начала приходить в себя. Туман, правда, в голове развеялся не полностью, но соображала я уже хорошо. Первое, что я как бы заново осознала – меня прооперировали! Это самое главное. Родные поддерживают. Страх не то, чтобы исчез, а просто отодвинулся, затаился где- то в глубине сознания. Я активно общалась с мужем и детьми, старалась улыбаться и шутить. Я ненавижу уныние и печаль, и депрессивную скуку, которую они привносят в жизнь. И я чувствовала, что родным нужна моя поддержка, какие- то сигналы от меня, что все хорошо. Я старалась им это предоставить, чтобы поменьше было переживаний и понимания того, что не всем нам, собранным в этой большой светлой палате, суждено жить дальше.

А тогда были чудесные дни. Конец сентября редко бывает таким теплым и благодатным. Мы, словно это было лето, открывали окна, и теплый поток терпкого воздуха пьянил нас, ослабленных операциями и переживаниями, как настоящее вино. Я начала подниматься, двигаться и усиленно со всеми общаться. Ну, не со всеми... Рядом свирепого вида женщина явно не желала ни с кем иметь дела. Не хочет -  и не надо. Но я заметила, что другие ее просто боятся! Мало нам бед! Соседка напротив включила телевизор. Э! не тут-то было! Последовала команда немедленно его выключить. Свирепого вида женщина озлобленно и победоносно оглядела всех нас. Сколько энергии! И это всего на третий день после операции. Была она жгучей брюнеткой с нечистой кожей. Низкорослая, пышногрудая, она не шла, а агрессивно выступала. Не говорила, а провозглашала. Не просила, а командовала. И это срабатывало. Те, кто чувствовал себя получше, уже вовсю ее обслуживали: кто книгу подаст, кто медсестру позовет, кто соку нальет.

– Заберите свои вещи с тумбочки,- велела она мне.

- Зачем? – я невозмутимо уставилась на нее.

Она ошеломленно вращала глазами.

- А что, я как-то неясно выразилась?

- Ясно, только зачем вам моя тумбочка? Спросила я, внутренне усмехаясь.  Все в палате с интересом наблюдали. (далее...)

 

Полный анализ сайта