?> «Черная быль» отзывается болью | «ПостЧорнобиль»
 
 

«ПостЧорнобиль»

Газета Всеукраїнської Спілки ліквідаторів-інвалідів "Чорнобиль-86". Всеукраїнський часопис для інвалідів Чорнобиля, ліквідаторів, чорнобилян.
22.04.2011, рубрика "Дайджест"

«Черная быль» отзывается болью

«Мариупольское время», 22.04.2011

Юлия Франжева

В этом году исполняется 25 лет со дня одной из наиболее масштабных катастроф на АЭС. Время не залечило раны, и «черная быль» Чернобыля все еще напоминает о себе цезиевыми пятнами зараженных территорий, опустошенными селами и «городами-призраками», тяжелыми, неизлечимыми болезнями и безвременными смертями. Память об этой трагедии жива, и неутолима боль в миллионах людских сердец. Мирный атом оказался не столь уж миролюбивым, он жестоко мстит человечеству за непрофессионализм или самоуверенную беспечность. Расплата за огрехи отдельных специалистов и чиновников легла на сотни тысяч людей. Кто-то вынужден был сорваться с родных мест и бежать неведомо куда от беспощадного врага-невидимки. Кто-то, наоборот, оставив семьи и уютный домашний очаг, рванул в Чернобыль, в самое пекло, дабы его потушить. Герои-ликвидаторы, не задумываясь, положили на жертвенный алтарь себя и благополучие своих семей в обмен на будущее, как минимум, родной страны, как максимум, человечества. Такие герои есть и среди мариупольцев… Они признаются: выкорчевать боль Чернобыля из души невозможно. Кажется, что все происходило вчера, настолько ярки и живы воспоминания. Все это было скорее похоже на страшный сон, нежели на реальность…


Не то, что люди – дозиметры не выдерживали

Чернобыль и Припять – небольшие провинциальные украинские города, утопающие в зелени. Казалось, на удивление, гармонично ужились здесь красота полесской природы и упрятанные в бетон четыре блока ЧАЭС. Иллюзорная идиллия закончилась в ночь на 26 апреля 1986 года. В результате аварии была полностью разрушена активная зона реактора, уничтожены системы безопасности, произошел выброс паров радиоактивных изотопов йода и цезия. Уже через час радиационная обстановка была ясна. По всем инструкциям и приказам решение о выводе населения из опасной зоны должны были принимать местные руководители, но они медлили. Ничего не подозревавшие горожане в ту роковую субботу вышли на улицу. А в Припяти даже не отменили занятия в школах. И только к вечеру заговорили об эвакуации. На следующий день населению в час ночи было дано указание – взять документы, необходимые вещи, паек на 3 дня и приготовиться к отъезду.

Ольга Курыш, заместитель председателя мариупольской общественной организации «Дети Чернобыля», по сей день испытывает тоску по красивому и любимому городу Припяти, с которым разлучила авария. «Ночью перед отъездом практически во всех окнах горел свет: почти никто не спал, – вспоминает она. – После выезда из радиоактивной зоны мы скитались из одного населенного пункта в другой». Конечным пунктом для их семьи стал Мариуполь: поначалу им здесь выделили жилую площадь в общежитии, а затем дали квартиру.

В отличие от предыдущей героини Елена Тимошина, представляющая мариупольскую городскую общественную организацию инвалидов «Союз-Чернобыль Украины», прибыла на место катастрофы, когда ей было 26 лет. Что в первую очередь ее поразило, так это опустевшие города: «Это было ужасное зрелище, в домах мебель, вещи. Такое впечатление, что здесь недавно жили люди, занимались повседневными делами и внезапно исчезли, будто их поглотила пустота». По зоне отчуждения курсировали лишь автобусы со свинцовым покрытием, защищающим от радиоактивного излучения. На вопрос о чувстве страха ответила: «Да, нам было страшно, но мы воспитывались на коммунистических идеалах и шли только вперед, даже навстречу опасности: очень хотелось помочь Родине и людям. Если бы мне, к примеру, сейчас предложили ехать в качестве ликвидатора, я хорошенько бы подумала и все взвесила. Почему? Страна должна ценить героев, пожертвовавших собой ради общего блага, но я вижу, какое отношение к чернобыльцам, и оно далеко от того, что хотелось бы видеть».

Теперь Елена Владимировна имеет статус ликвидатора и проблемы со здоровьем. По возвращении домой врачи ее отговаривали от материнства, но она рискнула. К счастью, все обошлось.

А вот еще одна история. Химику-дозиметристу Евгению Крылову довелось побывать непосредственно на самой станции примерно через год после катастрофы. «Мы замеряли и сравнивали уровень радиации в лесу, на промбазе и кое-какие плиты вывозили и закапывали, чтобы они не «светили», также вывозили технику, даже совсем новую, и бросали за колючей проволокой. Эти территории мы называли могильниками, – вспоминает он. – Что запомнилось, так это рыжий лес, мы его закапывали, чтобы уменьшить идущий от него радиоактивный фон. Цвет такой потому, что деревья впитали радиацию и погибали. А над ними кружили вороны – единственные птицы, которых я видел в Чернобыльской зоне. Удивительно, как они здесь жили, ведь даже приборы не выдерживали, ломались дозиметры, что уж тогда говорить о людях, – продолжил рассказ Евгений Алексеевич. – Химзащита, которую мы использовали, как выяснилось, вообще ничего не задерживала: нас облучало со всех сторон.

В радиоактивной зоне учащается пульс, хочется как можно глубже дышать, но было трудно глотать воздух. Люди выполняли свой долг, делали, что могли, но не все выдерживали эти нечеловеческие условия. Несмотря на различные уколы, которые нам делали, открывались кровотечения в носу и горле, ликвидаторы теряли сознание, их укладывали в машины и вывозили. Работавшие на крыше АЭС еле разговаривали: бессильными их делала радиация. Скажу, что туда брали только очень крепких и физически здоровых, и за три месяца они превращались в больных и немощных, многим из которых недолго оставалось жить. Масштабы реальной опасности от нас скрывали. Хотя я по своей службе приблизительно представлял, чем это чревато».

По возвращении домой Евгений Крылов был не в состоянии ходить, постоянно терял сознание, 5 раз его откачивали в реанимации. «Пока был в Чернобыле, похудел с 90 до 65 кг, – рассказывает химик-дозиметрист. – Работать уже не мог, а у меня двое маленьких детей, надо было их обеспечивать, на ноги ставить».

Красен ли долг платежом?

Если человек выполняет свой долг перед Родиной, то вполне естественно, что родная страна также не останется в долгу.

На 1 апреля 2011 года в УТСЗН Мариуполя на учете состоят 2 тыс. 158 пострадавших в результате Чернобыльской катастрофы, из них 342 – дети. Какая социальная политика в отношении них проводится? По информации начальника отдела по гуманитарным вопросам горсовета Евгения Камарали, в прошлом году за счет госбюджета через УТСЗН произведено компенсационных выплат на сумму чуть более 4,5 млн. грн., а за I квартал этого года – более 1,2 млн. грн. Сюда входят льготное обеспечение продуктами питания, регресс и оздоровление, а также медобслуживание, льготы на услуги ЖКХ, проезд в гортранспорте, установка телефона и приобретение твердого топлива.

К сожалению, из-за ареста счетов УТСЗН исполнительной службой задолженность по выплатам компенсаций на оздоровление чернобыльцев составляет 10,5 млн. грн. Но исполком горсовета подготовил письмо в Минюст Украины с просьбой снять этот арест. Городская власть постоянно проводит разъяснительную работу по вопросам социальной защиты и гарантий чернобыльцам.

В связи с 25-й годовщиной аварии городской голова Юрий Хотлубей распорядился выделить около 9 тыс. грн. на проведение поминального обеда для вдов участников ликвидации аварии, 14 продовольственных наборов будет вручено на дому инвалидам I группы – лежачим больным. Рассматривается вопрос проектирования и строительства памятника жертвам аварии на ЧАЭС в нашем городе.

Как сами чернобыльцы оценивают проводимую в отношении них социальную политику? Ольга Курыш поделилась своими соображениями: «К закону претензий нет, если бы он только работал в полной мере: а так нам приходится бороться за положенные льготы. Дело в том, что получившему группу инвалидности чернобыльцу выплачивают социальное пособие как инвалиду по общему заболеванию – 400 грн. И чтобы отвоевать положенные по закону пенсии (от 5 до 10 тыс. грн. в месяц), нужно судиться. Для того, чтобы помогать пострадавшим от аварии на ЧАЭС знать и защищать свои права, и создаются организации чернобыльцев, кстати, у нас в городе их три.

Евгений Крылов высказал мнение, как живется чернобыльцам в Украине: «Сейчас чуть полегче стало: все-таки пенсии инвалидам увеличили, в санаторий путевки дают. А поначалу на нас никто не реагировал, никакой помощи не оказывали. Правда, на данный момент есть проблема с бесплатными лекарствами». Вот и тратят инвалиды-чернобыльцы на это свои пенсии: у кого уходит по 1 тыс. грн. в месяц, у кого – по 6 тыс. грн. и больше. Лечение чернобыльского «букета болезней» – рака, заболеваний эндокринной, кровеносной, нервной систем, органов пищеварения – государству оказалось не по карману. Люди в белых халатах по сложившейся традиции ссылаются на недостаточное финансирование. Чернобыльцы вынуждены рассчитывать только на свои довольно хорошие по украинским меркам пенсии, которых они боятся лишиться. Страх подогревают звучавшие правительственные инициативы: урезать часть льгот. Несправедливым чернобыльцы считают и то, что под правило жесткой экономии не попадает сам парламент, напротив, он даже увеличивает финансирование собственных расходов. И кто может поручиться, что это недовольство не выльется в очередные массовые акции протеста?

Не обошли мариупольские чернобыльцы и культуру поведения, или, точнее, хамства и грубости некоторых маршрутчиков, не желающих видеть в салоне льготников и не брезгующих для этого самыми недостойными способами.

Пострадавшие из-за непрофессионализма специалистов и чиновников имеют право на компенсацию допущенной в их отношении халатности, за которую они расплачиваются по сей день – своим здоровьем и здоровьем своих детей. Однако некоторые декларации, увы, дальше слов не идут. Ликвидаторы аварии на ЧАЭС, проявившие настоящий героизм, пожертвовав личным ради общего, не хотят, чтобы их с убогой пенсией, как отработанный материал, выбросили на свалку истории, великими творцами которой они являются. Четверть века назад они боролись за будущее страны, а теперь борются с чиновничьей «зоной отчуждения», не менее пагубной, чем чернобыльская.

http://invak.info/content/view/12940/59/

Запись была опубликована: glavred(ом) Пятница, 22 апреля 2011 г. в 8:03
и размещена в разделе Дайджест.
Вы можете следить за ответами к этой публикации через ленту RSS 2.0.
Вы можете оставить ответ или trackback с вашего сайта.

Оставить комментарий

 

Полный анализ сайта