?> Чернобыльцы г. Снежное | «ПостЧорнобиль»
 
 

«ПостЧорнобиль»

Газета Всеукраїнської Спілки ліквідаторів-інвалідів "Чорнобиль-86". Всеукраїнський часопис для інвалідів Чорнобиля, ліквідаторів, чорнобилян.
05.05.2010, рубрика "Чорнобиль-86"

ЕЩЕ РАЗ О ЧЕРНОБЫЛЬСКОЙ КАТАСТРОФЕ

Токарев В.М. выступает на вечере-реквиеме в школе

Чернобыль … Это слово знакомо многих участником ликвидации последствий аварии на Чернобыльской атомной электростанции. Одним из первых, кто ощутил дыхание пылающего реактора, был уроженец города Снежное  Токарев Владимир Михайлович.

Владимир Михайлович, закончив военное авиационное училище, с 1974 года служил в авиаполку Черниговского летного училища в городе Конотопе. Начинал с техника группы обслуживания авиационного оборудования. И уже на 1986 год Владимир Михайлович был начальником объективного контроля полка, который располагался на аэродроме Климова, в вертолетной части. Аэродром в поселке Климова сразу же после взрыва на 4-м энергоблоке ЧАЭС накрыло радиационное облако.

Был поднят в воздух экипаж Ил-39, куда вошел и Владимир Михайлович, с единственным заданием облететь станцию, выяснить обстановку и метеоусловия. 27-29 апреля 1986 года большая часть полка была дислоцирована в Конотоп, на аэродроме оставалась только дежурное звено, которое вела разведку погоды. Однако Владимиру Михайловичу, как начальнику объективного контроля, уже с 3 мая 1986 приходилось находиться на аэродроме и вести контроль над ситуацией вокруг Чернобыля.

В дальнейшем вертолетную часть Владимира Михайловича была перебазирована ближе к ЧАЭС на аэродром Малейки, на транспортных вертолетах Ми-6, Ми-8 и Ми-26 осуществляли работы по прекращению выбросов радиоактивных веществ в атмосферу. Забрасывали реактор мешками песка со свинцом, начиная с мая 1986 года и до конца лета.

Наибольшее, что поражало Владимира Михайловича, это самоотверженность людей. С высоты полета люди были как муравьи в муравейнике, где нескончаемым потоком шла, кипела работа по ликвидации последствий аварии.

Вертолетчики, выполняя поставленные задач, зачастую нарушая инструкции и правила, увеличивали время пребывания над реактором и, а именно, зависали над реактором и выкидывали груз в горловину реактора. В большинстве своем такую работу приходилось выполнять в ручную: выкидали груз всем экипажем находясь на автопилоте. В экипаж, кроме 3 человек, зачастую дополнительно входило еще несколько человек в помощь, в обход инструкций. Это связано с тем, что механизмов по выброске тяжелого груза практически не было или они были малоэффективными, а времени зависания над реактором давалось мало. Так как, большая доза облучения могла привести к трагедии. Владимир Михайлович вспоминает один из таких случаев, когда один вертолет из его части разбился над ЧАЭС. Кроме того, сама процедура выкидывания груза из вертолета требовала к тому же точность попадания именно в реактор. Поэтому предельно минимальный потолок составлял по нормам в 50 метров, а фактически вертолеты опускались еще ниже.

Обеспечение полка было на высоком уровне, питание было хорошее. Но, особенно запомнилось Владимиру Михайловичу, это то, что для вывода радиации из организма, вместо спиртных напитков, использовали украинское традиционное блюдо – сало. И в целом любую жирная еда.

Иногда пилоты на самолетах Ил-39 подымались на предельную высоту – 10000 км, где температура составляла 50 градусов холода. Они выполняли задачу по наблюдению погоды и в целом радиологической обстановке, ещё специальным образом готовили сало. В конструкции самолета предусмотрена открывающаяся подножка со ступеньками, которая находилась с внешней стороны самолета. Пилоты к этой подножке привязывали в небольшой «лючек» сало. Взлетали…, а когда прилетали назад, готовое сильно замороженное сало они съедали.

После работ на ликвидации последствий аварии на ЧАЭС Владимир Михайлович продолжил свою деятельность на авиационном вертолетном ремонтном заводе.  Начал работать старшим инженером ОТК,  закончил на должности заместителя директора по материально-техническому обслуживанию.

Однако с радиацией пришлось столкнуться и на заводе. Так, приходилось ремонтировать вертолеты, которые раньше задействовали в Чернобыльской зоне. Самыми «грязными» в вертолете был редукторный отсек, двигатель.

Пришлось Владимиру Михайловичу побывать и на Афганской войне в 1988 году.

Будучи специалистом по вертолетам, его было командировано провести ремонтные работы на аэродроме Мары вертолетов Ми-8, так как начался отказ техники в Афганистане. Из всего периода пребывания, наиболее памятным было бой с моджахедами. Один из вертолетов совершил вынужденную аварийную посадку. Владимир Михайлович в составе ремонтной бригады прибыв на место посадки попал под атаку «моджахедов» пытающихся захватить вертолет и его экипаж. Заняв круговую оборону, ремонтники и экипаж при активной поддержке подоспевших на помощь вертолетов отбили атаку противника. В этом бою погиб командир аварийного вертолета, бортинженера тяжело ранило, а замполит не получил серьезных повреждений. В дальнейшем Владимир Михайлович, в одном из боев был тоже ранен.

В независимой Украине Владимир Михайлович стал заниматься политической деятельностью, и уже в 1998 и 2006 гг. был народным депутатом Украины. Сейчас он помощник-консультант народного депутата Украины, полковник запаса.

Имеет Владимир Михайлович ряд наград, но особенно ему дороги, это медаль участника ликвидации последствий аварии на ЧАЭС и  орден «За героизм проявленный при ликвидации последствий аварии на ЧАЭС».

Бривко Н.В. ,

учитель истории ОШ I-III ст. № 11 г. Снежное;

Бривко О.И.,

научный сотрудник Снежнянского музея боевой славы.

Фото авторов

Запись была опубликована: glavred(ом) Среда, 5 мая 2010 г. в 8:58
и размещена в разделе Чорнобиль-86.
Вы можете следить за ответами к этой публикации через ленту RSS 2.0.
Вы можете оставить ответ или trackback с вашего сайта.

Оставить комментарий

 

Полный анализ сайта