?> Чернобыльцы города Снежное | «ПостЧорнобиль»
 
 

«ПостЧорнобиль»

Газета Всеукраїнської Спілки ліквідаторів-інвалідів "Чорнобиль-86". Всеукраїнський часопис для інвалідів Чорнобиля, ліквідаторів, чорнобилян.
02.04.2010, рубрика "Чорнобиль-86"

  Верность  клятве Гиппократа 

    Чернобыль… Это тысячи покалеченных судеб, боли и страдания принесшие украинскому населению. Сразу же после аварии на Чернобыльской АЭС многие военнообязанные получили повестки из военкомата, в которых надпись гласила: «На переподготовку». Врачи, медицинские сестры в те страшные часы остались верны своему долгу.

    Медицинские работники падали с ног, но спешили  на помощь людям, стараясь спасти их. И  главное – они остались верны  клятве Гиппократа в таких экстремальных  ситуациях. Среди них были и снежнянские медицинские работники.   

 Одной из первых бригад медицинских работников была Донецкая, включавшая в себя около 90 добровольцев, куда входили и снежнянцы. А именно: терапевты Барановский Николай Иванович, Гарматий Богдан Степанович, Россамаха Николай Александрович, медицинский персонал Данковцева Наталья Геннадиевна, Бабан  Раиса Александровна, Супрунова Вера Сергеевна, водители скорой помощи Ренгач Сергей Васильевич, Тарабанов Владимир Юрьевич.

    Их  призывали по линии здравоохранения. Уже 14 мая 1986 года они были в Чернобыльской  зоне на своей базе в поселке Полесское.

    Работали  в 30-ти км зоне отчуждения по 20 часов, на отдых выделялось всего 4 часа. За период работы бригада медиков, объезжали  на своих машинах (РАФ и УАЗ) села вокруг станции - Бобры, Марьянка, Марьяновка, Новый Свет и другие.

    В экипаж машины входил, кроме водителя, врач и фельдшер, если осуществляли полную проверку оставшегося населения, то дополнительно входил и лаборант. Машина была оснащено необходимой медицинской  аптечкой и стационарным дозиметром.

    Главной задачей бригады была эвакуация  детей, вплоть до 7 лет, беременных женщин, одиноких стариков. Оказание медицинской  помощи населению, доставка больных  из 30-ти км зоны в районные больницы.

    Вывозивших  детей и взрослое население доставляли на базу в пос. Полесское, где формировались  колонны автобусов, вывозившие население  в  различные населенные пункты Житомирской  и Киевской области.

    Тех, кто оставался еще в зоне, обследовали  с помощью переездной лаборатории, причем определения больных осуществлялся  сразу же. Покуда врач вел опрос, лаборант брал анализ крови и определял уровень лейкоцитов в крови. Если уровень был ниже 3000 лейкоцитов, то такого человека, сразу же вывозили из зоны отчуждения, как больного.

    Барановский Николай Иванович, вспоминает: «везем детей на базу, опаздываем, должна отправляться колонна автобусов. Вдруг у нашего автомобиля почти отваливается колесо, водитель быстро реагирует, каким то чудом смастерил временный хомут, догоняет автоколонну и доставляем детей, а сами становимся на ремонт».

    Иногда  приходилось оказывать даже материальную помощь населению. Так, одна женщина  с двумя маленькими детьми не могла  уезжать из зоны, так как у неё  не было средств и бригада медиков, собрав деньги, помогли ей.

    Некоторые граждане не могли осознать серьезность  случившейся катастрофы. Так, в одном  селе, хозяин дома с топором вышел  к медикам, которые хотели оказать  помощь его беременной жене. Так  же, жители сел постоянно пытались вскрыть колодцы воды, которые  по распоряжению были закрыты полиэтиленом и другими средствами.

    Как вспоминает, Супрунова Вера Сергеевна, медработник, принимавшая участие в эвакуации жителей из Чернобыля. Горе и растерянность людей были безграничны. Они не могли понять причины, почему должны покинуть родные места. Родные вывозились на разных автобусах и зачастую они не знали о судьбе друг друга. Старики выезжать отказывались, мол: «Куда же мы поедим? Кому мы нужны? Дайте нам спокойно умереть на родной земле». 

    Из  воспоминаний Рассамахи Николая Александровича, врача терапевта: «В мае 1986 г. моя бригада занималась прочесыванием сел в 30-км зоне с целью информирования и убеждения оставшегося населения покинуть опасную зону. Важно было быстрей вывезти людей из зоны повышенной радиации. Дозиметры, выданные нам, были на проверке в 1954 г. и погрешность их на то время была определена в 10 %. Мы, проезжая по трассе руководствовались следующим приемом – если «пищит», то едим быстрее, а «молчит», то имеем возможность более детально рассмотреть местность и выявить местное население.

    В действительности погрешность этого  дозиметра была значительно больше. Только «японские модели», которые  были у военных и сотрудников  КГБ, показывали более достоверный  уровень радиации.

    Весь  скот согнали в одно стадо и  содержали на одной из ферм. Корм им не доставляли. Рёв стоял в  округе на несколько километров. Для  забоя вывозили скот небольшими партиями».

    Во  вторую бригаду медиков из Снежного, попал Николюк Олег Иванович, будучи начальником медицинской части (в\ч 32207, 731 отдельный батальон спец. химической радиационно-бактериологической защиты, созданного в первые дни Чернобыльской трагедии на базе Киевского полка гражданской обороны) и имея в своем подчинении 17 врачей с «гражданки»; средних медицинских работников; и санинструкторов, эвакуаторов из простых солдат вспоминал:

    «Средством  защиты для ликвидаторов были: лепесток Р-200, противогаз, респираторы и «пропитка» из х/б ткани, которая не могла защитить от радиации, кроме того, в жаркое время от неё были дерматиты. Но, не смотря на фактическое отсутствие нужных средств защиты, мы работали по принципу «Если не я, то кто же», поэтому от работы никто не увиливал, выезды были 100 %.

    Препараты, которые бы защитили нас от радиоактивного излучения, фактически не выдавались, кроме того нормы доз полученного  излучения определялись министерством  обороны, без учета реалий.

    В качестве старшего групп, десятки раз выезжал на деактивацию 3-го и промплощадки 3 и 4 энергоблоков. Выполняя врачебные функции, оказывал медицинскую помощь офицерам и солдатам части. К сожалению, у них отмечались практически 100 % лучевые поражения верхних дыхательных путей, кожи, желудочно-кишечного тракта, поражения нервной системы и психики. По этой причине многих комиссовали.

    Из  тогдашних жестких трудовых будней можно вспомнить интересный случай. Так, встретив свое 30-летие, в день рождение Олег Иванович в 30-ти километровой зоне получил поздравление: «…медсовет 4-й роты постановил наградить бутылкой минеральной воды «Ессентуки -17» и туристической поездкой на Чернобыльскую АЭС сроком на 12 часов в качестве дежурного врача…». Из чего мы видим, что доктора умеют не только работать, но и отдыхать, шутить. Ведь общеизвестно, что минута смеха продлевает жизнь.

    В наши дни очень часто спрашивают: «Поехал бы сейчас в Чернобыль?»  и я всегда отвечаю: «Поехал бы!»».

    И сейчас, многие из них продолжают быть верными клятве Гиппократа, оказывают помощь ближнему. Кроме того, часть из них занимаются и общественной деятельностью. 

Nikolyuk i dr

Николюк Олег Иванович (справа) среди коллег (фото из семейного архива Николюка О.И.)

Veryutina 

Верютина  Валентина Алексеевна (фото из семейного архива) 

 Gospital

Барановский Н.И. вместе с коллективом  госпиталя (фото Бривко Н.В.) 

 Doktor

Барановский Николай Иванович (фото Бривко Н.В.) 
 

АВТОРЫ:

Бривко О.И.

Научный сотрудник Снежнянского музея боевой славы;

Бривко Н.В.

Учитель истории ОШ І-ІІІ ст. № 11 г. Снежное.

Запись была опубликована: glavred(ом) Пятница, 2 апреля 2010 г. в 14:41
и размещена в разделе Чорнобиль-86.
Вы можете следить за ответами к этой публикации через ленту RSS 2.0.
Вы можете оставить ответ или trackback с вашего сайта.

Оставить комментарий

 

Полный анализ сайта