?> Владимир КИВЕРЕЦКИЙ | «ПостЧорнобиль»
 
 

«ПостЧорнобиль»

Газета Всеукраїнської Спілки ліквідаторів-інвалідів "Чорнобиль-86". Всеукраїнський часопис для інвалідів Чорнобиля, ліквідаторів, чорнобилян.
05.03.2005, рубрика "Спогади, Чорнобиль і світ"

В МОГИЛЬНИКЕ

26 апреля 1986 года в 1 час 24 минуты на Чернобыльской АЭС произошло разрушение реактора серией мощных взрывов перегретой гремучей смеси.В атмосферу было выброшено 50 тонн испарившегося радиоактивного топлива, что в десять раз превышает радиационный выброс атомных бомбардировок Хиросимы и Нагасаки. Около 70 тонн топлива и 700 тонн радиоактивного реакторного графита было разбросано в районе аварийного блока. Радиоактивный фон на зараженной территории составлял от 1 000 до 20 000 Р/ч. (при облучении человека дозой 600 Р/ч наступает лучевая болезнь со смертельный исходом в 100% случаев).

 

Состав радионуклидов, выброшенных из реактора: двуокись урана, йод -131, плутоний-239, нептуний-139, цезий-137,138, стронций-90 и другие с периодами полураспада от нескольких суток до 1 500 лет.

Площадь зараженных территорий – 2 449,7 тыс. га (не считая загрязнений на территориях Австрии, Болгарии, Венгрии, Италии, Норвегии, Польши, Румынии, Великобритании, Турции, Греции, Германии, Финляндии, Швеции, Югославии).

Число переселенных – 4 млн. человек.

По семибалльной оценке катастроф, принятой ООН, авария на ЧАЭС оценивается в 7 баллов.

В тридцатикилометровой зоне в районе аварии на ЧАЭС есть множество могильников – туда, в бетонированные подземные бункеры, свозили на захоронение весь чернобыльский хлам: под землю уходили машины, оборудование, зараженная почва, строения, забитый скот и многое другое, составляющее некогда быт эвакуированных людей. Также к числу объектов, представляющих радиационную угрозу, была причислена и одежда ликвидаторов, которая подлежала обязательному захоронению в могильнике. Сегодня в чернобыльском могильнике оказались сами ликвидаторы последствий аварии на ЧАЭС. Могильник этот – на территории России. Тут – почти в каждом ее городе – доживают в болезнях и нищете выброшенные из жизни люди, пострадавшие от радиации. Министерство труда и социальной защиты населения РФ – главный дизайнер этих свежевырытых могильников для оставшихся в живых чернобыльцев. Именно оно успешнее всех борется с ликвидаторами, лишая их инвалидностей, лекарств и прав на льготы, доказывая тем самым наше вечное и неизменное – "всегда бессильный виноват".

Красивые слова

Давно уже в наших СМИ нет сюжетов на одну из некогда горячих тем – о жизни чернобыльцев. Только это не значит, что люди эти получили все, что положено им по закону, и теперь жируют на государственные деньги, не зная, чем забить свой пресытившийся от обжорства желудок. Увы... Скорее, другое – вымерли. И отсюда – молчание.

Государство, как клиент, попользовавшийся их услугами, само же и объявило им войну. Видимо, от досады на живучесть тех, кто, по оптимистичным прогнозам медиков, давно уже был обязан слезть с шеи российского бюджета и оказаться на кладбище. Законов, нормативных документов, приложений и пояснений о том, как надо расправляться с чернобыльцами, принято и отменено столько, что даже Конституционный суд запутался и вот уже несколько лет не знает, с какого бока подойти к правительственным письменам, в которых чернобыльцы не объявлены врагами народа, а вроде бы наоборот – героями, отдавшими свои жизни и здоровье на ликвидацию последствий самой крупнейшей в мире техногенной катастрофы, угрожающей экологической безопасности не только Украины, но и значительной территории европейской части РФ (обширные радиоактивные пятна чернобыльского происхождения отмечены и в Ленинградской области).

Теперь только раз в год, 26 апреля, случается у ликвидаторов подобие праздника, когда некоторые (и давно уже – не все) каналы ТВ дают пострадавшим возможность умилиться – оказывается, о них еще помнят! В блоке новостей после освещения ударных темпов демократизации и реформ, успешно проводимых разными партиями, и в особенности правительством, обнаруживается двухминутный ролик о них. В сюжете всегда одно: руины четвертого энергоблока ЧАЭС, снятые с высоты вертолетного полета, красные гвоздички на могилах пожарников и за кадром – изумительно красивые слова, мол, герои, грудью защитили Родину и прочая и прочая. Вдоволь насмотревшись на сюжетик, чернобыльцы протирают промокшие вдруг глаза ("Ах спасибо... надо же... вспомнили...") и под звуки французской песенки, сопровождающей обещания какой-то погоды на 27 апреля, начинается отсчет очередного года жизни после аварии.

Раз пишем, два в уме

Каждый очередной год бюджет РФ увеличивается не только по причине мирового подорожания нефти, но и потому, что ударно и неуклонно сокращается одна из расходных статей его, направленная на выполнение Закона "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС".

О темпах быстрого сокращения числа ликвидаторов в стране можно судить лишь по цифрам такого же официального происхождения, как и сводки о числе солдат, погибших в Чечне, сочиняемые по принципу "раз пишем, два в уме". Но и по этим скудным данным можно получить хоть какое-то представление о том, что такое гражданин, подвергшийся радиационному воздействию. Взять хотя бы "Федеральную целевую программу по защите населения РФ от воздействия последствий чернобыльской катастрофы на период до 2000 года", утвержденную Постановлением Правительства Российской Федерации 28 августа 1997 г. № 1112: "По данным Российского государственного медико-дозиметрического регистра лиц, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС, отмечается интенсивный рост заболеваемости, инвалидности и смертности среди участников работ по ликвидации последствий чернобыльской аварии (ликвидаторов). Наиболее значительные медицинские последствия наблюдаются у ликвидаторов 1986–1987 годов. Показатель инвалидизации выше аналогичного для России в 3,7 раза. Число инвалидов среди ликвидаторов возросло с 1991 года почти в 10 раз. В последние годы выявлена тенденция резкого прироста годовых показателей смертности среди ликвидаторов, которые в среднем выше аналогичных показателей по России в 1,5 раза. Медицинский прогноз для ликвидаторов 1986 года и отчасти 1987 года наиболее неблагоприятный".

Входит ли в этот показатель смертности статистика эпидемии самоубийств чернобыльцев, в основном молодых безработных мужчин, ставших одинокими и никому не нужными? Вряд ли... Что можно ждать от тех, кто трясется над каждой строкой бюджета и во имя этой строки преподнесет миру любую статистику, какая нужна для создания портрета России с человеческим лицом.

В той же "Целевой программе" вскользь говорится и о будущем: "Анализ медицинских последствий чернобыльской аварии, их динамика и прогноз свидетельствуют о том, что проблема минимизации этих последствий и повышения эффективности медицинской помощи лицам, подвергшимся радиационному воздействию, сохраняет актуальность не только на ближайшие годы, но и на длительную перспективу".

Понятно, что государство не желает вязнуть в "длительной перспективе" "этих последствий" и поэтому, особенно с момента назначения на свой пост господина Починка, "проблема минимизации этих последствий и повышения эффективности медицинской помощи лицам, подвергшимся радиационному воздействию", начинает решаться совершенно иными способами, которые иначе как сживанием со света назвать нельзя. За годы, прошедшие после аварии, госпрограмма по реабилитации жертв Чернобыля никогда не выполнялась более чем на десять процентов. Но министерству труда и социальной защиты и это показалось много.

Многим ликвидаторам памятны осенние события 2000 года, когда инвалиды-чернобыльцы из Тулы пешком пришли в Москву и вся страна с экранов ТВ видела их – немощных, едва бредущих по столице своей Родины, теряющих сознание и поддерживающих друг друга. Тысячи чернобыльских вдов рыдали в тот день не от этого зрелища. Тогда (еще старое) НТВ показало миру другое – милиционера на посту. Вполне взрослый мужик, не отворачиваясь от телекамер, с усмешкой и ехидцей говорил в рацию: "О! Идут... Эти... Мутанты идут".

Телевизионное выступление министра труда и социальной защиты, последовавшее за этой акцией тульчан, запомнилось еще больше. В нем Починок буквально настраивал общество против чернобыльцев, называя при этом такие фантастические суммы пенсий, что многие ликвидаторы потом боялись смотреть в глаза своих соседей-пенсионеров, готовых вот-вот поверить нахрапистой речи министра.

Чернобыльцы не скрывают – да, такие выплаты есть. Они существуют, и Починок прав. Только из сотен тысяч ликвидаторов их получают единицы. Покопавшись в газетах тех дней, можно поименно назвать этих счастливчиков – это те, чьи министерские и генеральские зарплаты еще в годы СССР исчислялись тысячами, кто на час, на два наезжал в Чернобыль в бронированных машинах, позировал привезенным с собой телевизионщикам программы "Время" и утаивал масштабы трагедии, подвергая людей смертельному риску. От нововведений Починка по миминизации бюджетных затрат на чернобыльцев эти люди не пострадали – они и сейчас, как и в прежние времена, крепко держатся за древко нового флага и демонстрируют миру свое отменное здоровье и холеные лица, на которые не попала ни одна радиоактивная пылинка. Они по закону – ликвидаторы.

Продолжение следует...

Опубликовано "ПЧ"  № 3(15) март 2005

Запись была опубликована: glavred(ом) Суббота, 5 марта 2005 г. в 16:50
и размещена в разделе Спогади, Чорнобиль і світ.
Вы можете следить за ответами к этой публикации через ленту RSS 2.0.
Вы можете оставить ответ или trackback с вашего сайта.

Оставить комментарий

 

Полный анализ сайта