«ПостЧорнобиль»

Газета Всеукраїнської Спілки ліквідаторів-інвалідів "Чорнобиль-86". Всеукраїнський часопис для інвалідів Чорнобиля, ліквідаторів, чорнобилян.
05.05.2015, рубрика "731 батальон, Спогади"


Предлагаем вниманию посетителей сайта воспоминания Владимира Демченко, участника ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС. Текст взят из книги "731 спецбатальон" с разрешения автора книги – Владимира Гудова.

За выполнение приказа— распишись


Своими воспоминаниями делится Владимир Демченко. Был призван райвоенкоматом на учебные сборы 8 мая 1986 года. Жаркий май, холодные ночи. Военный лагерь располагался в с. Ораное, в/ч 53893. Нас тогда заставляли расписываться за выполнение приказов. Мало кто верил, что это правда. Каждый из нас был патриотом своей Родины и потому такие приказы были для нас абсурдными и неуместными. Сейчас в патриотизм мало кто поверит, но это было так. Мы воспитаны были в другое время и от нас зависели жизни и здоровье миллионов людей. Батальон состоял из 500 человек и назвали его строительным.
Первый выезд на ЧАЭС был первым шоком: безлюдные села, тишина, давящая на уши — это было непривычно и тревожно. Иногда слышалось мычание коров и жалобное блеяние недоенных коз, бродили свиньи и собаки. Все это до боли угнетало и давило на нашу психику. И вот ЧАЭС, остановка возле памятника В.И.Ленину. Из 20 воинов отобрали группу из 6 человек. Кроме меня туда вошли Баштовый Александр Николаевич, Кудь Николай из г. Василькова, Кулыба Федор— оператор по водоснабжению 3 блока ЧАЭС, Белоконь Анатолий Григорьевич и боец из чужого взвода, фамилию которого, к сожалению, уже не помню.

Нам была поставлена задача — разведка прохода под развалины 4 реактора. Надо сказать, мы были подавлены увиденным — развалинами верхней части реактора. Мощные балки и все сооружения были могучей кучей развалин, и это уже было страшно. Мы нашли проход под реактор, как можно, расчистили и приступили к выполнению задачи, то есть, установке под реактор трансформатора. Этот трансформатор предназначался для прожога стены толщиной в 1,5 метра под реактором. Установка представляла собой как бы тачку с ручками, которые можно было сводить и разводить. Имелся защитный щит от электродуги, которая образовывалась при сведении концов 1,5 метровых графитовых стержней. От этой электродуги плавился бетон, превращаясь в стекло, плавилась и арматура в бетонной стене реактора. При первой попытке включения дуги не выдержали предохранители и сгорели ножи рубильника. На следующий день самолетом из г. Москвы было все доставлено.

Отверстия в стене предназначались для ввода труб для охлаждения 4 реактора жидким азотом. На то время обеспечение охлаждения реактора считалось победой, хоть и не большой. Мы все это понимали. Эту задачу мы решили в 4 смены, которые составляли по 4,5 часа. Во время этих работ наши руководители менялись каждые 15–20 минут. Мы же были бессменными. И хотя время для нас шло довольно быстро, мы успевали получать значительную дозу радиации, которую нам снижали до минимума — 3 рентгена. Средства защиты были довольно просты: армейский респиратор, из которого выливали пот, разъедающий кожу лица, сапоги, которые рвались об обломки всего, что рухнуло при взрыве. Бродили в жидком железобетоне, который заливали беспрерывно где-то сверху.

Были и непредвиденные обстоятельства, когда трансформатор застрял в одном из полутораметровых дверных проемов. Мы его затаскивали на смену сгоревшему. Тогда мы вдвоем с сержантом Кулыбой остались в западне под прямой радиацией. Прятаться пытались в проеме напротив. И только смекалка и жизненный опыт позволили нам выбраться из этой ситуации. Орудуя металлическими трубами, сантиметр за сантиметром продвигали трансформатор в это и так тесное помещение. Двое с одной стороны, четверо с другой стороны — вот так и протолкнули через узкое помещение. И то, что мы облучались, нам больше нормы не засчитывалось. Уже позже не могли понять, как нам, шести человекам, удалось затащить трансформатор весом в 850 кг через все коммуникации темных подвалов 4 реактора. Наверное, это феномен Чернобыля.

Жили, пили и ели в бомбоубежище станции. Работу начинали в 2 часа ночи и заканчивали в 6.30 утром. Днем был отдых. Здесь же отдыхали и другие ликвидаторы, выполняющие не менее ответственные задачи. Здесь же находился и штаб по ликвидации последствий аварии. Мелькали незнакомые лица и, помню, не видел ни одной улыбки. Мы выполнили одну задачу и были горды этим, мы знали, что это нужно миллионам людей. Сейчас, наверное, такие чувства отсутствуют у людей и им не понять смысла предыдущего предложения. За два месяца мне с моими товарищами пришлось выполнять работы, не связанные со специальностью. Делали все это не за награды и страх, а за совесть и честь. Это был один из эпизодов, а были еще работы по снятию крыши, освинцовывание оставшихся проемов окон, дверей коридоров 4 блока, загрузка радиоактивных отходов в контейнеры и многое другое. Теперь мы всеми забыты и государству мы не нужны, оно давно от нас отвернулось.

*   *   *

 


Запись была опубликована: (ом) Вторник, 5 мая 2015 г. в 18:02
и размещена в разделе 731 батальон, Спогади.
Вы можете следить за ответами к этой публикации через ленту RSS 2.0.
Вы можете оставить ответ или trackback с вашего сайта.

Оставить комментарий

 

Полный анализ сайта