«ПостЧорнобиль»

Газета Всеукраїнської Спілки ліквідаторів-інвалідів "Чорнобиль-86". Всеукраїнський часопис для інвалідів Чорнобиля, ліквідаторів, чорнобилян.
07.05.2014, рубрика "Пам'ять, Спогади"


"О друзьях-товарищах, о боях-пожарищах…"

Рассказывает фронтовик-доброволец

Владимир Гудов, спецкор. "ПЧ"

Приехал я осенью к маме в село. Дни стояли теплые, солнечные. Нужно было помочь убрать урожай с огорода. Как-то двоюродный брат сказал мне, что в селе живут два фронтовика-добровольца. Один из них – его дедушка, Панюков Иван Николаевич, 1927 г.р., второй – Акульшин Анатолий Павлович, 1927 г.р.  Интересно то, что оба ушли на войну добровольцами, не достигнув совершеннолетия.

О том, как парни попали на войну, об их фронтовых походах, долгожданной Победе и службе после войны рассказал Анатолий Павлович АКУЛЬШИН ...

Когда все мужчины ушли на войну, и уже шли ожесточенные бои, многие мальчишки мечтали попасть на фронт. Но по возрасту мы не подходили. Мы видели злодеяния фашистов, когда они проходили через наше село. Они согнали жителей в дом и сарай, и хотели поджечь. Ненависть к ним была безгранична. И только в 1943 году, когда нам было уже по 16 лет, мы добровольцами ушли на фронт. Сказали, что  мы с 1925 г.р., т.е. нам уже по восемнадцать. Документов никто и не требовал, да и какие в то время были документы.

Сначала отправили нас в  Брянск, затем на полигон. Там быстро обучили ведению боя из минометов. Потом в эшелон – и на фронт.

Попали служить в 64-ю стрелковую дивизию, 1-й Белорусский фронт. Командовал фронтом Жуков. Мы были в одном минометном расчете. Я был наводчиком, а друг Иван подносил мины. С боями шли на запад. Освобождали города и села Белоруссии, Украины, Польши.  В Польше освободили Варшаву. Ожесточенные бои шли в Польше на Сандамировском  плацдарме,  потери у нас были очень большие.

Когда шли ожесточенные бои уже под Берлином, южнее Зееловских высот, как-то к нам в воронку, где мы установили миномет для ведения огня, прыгнул солдат. Оказалось, что это Селютин Николай Иванович, парень из соседнего села, а точнее – между селами было несколько хат, называемых  Бродок, где и жил Николай до войны. Удивились, как он нас нашел. Он был из соседней войсковой части, заметил нас в перерыве между боями. А мы были как раз на фланге со стороны их войсковой части. Говорит, что попрощаться пришел. Мы начали его подбадривать. А он ответил, что здесь уже полегла не одна рота при взятии этих высот. После этих боев мы его больше так и не увидели. В боях за эти высоты погибло около 30 тысяч солдат и офицеров нашей армии.

Были у каждого из нас и ранения, и награды. Пять раз форсировали реку Одер,  потому что там были дамбы, и было очень трудно закрепиться на берегу. Когда вышли на тот берег, там было 5 заводов, но нам сказали обойти их. Дважды нас засыпало землей от разрывов снарядов, если бы не откопали, то выбраться было невозможно из огневой позиции, где был установлен наш миномет. Это было под Франкфуртом- на-Одере в 70 км от Берлина на Арлянском плацдарме. Там проходила железнодорожная ветвь, и далее она уходила в туннель. Мы сделали окопы, установили миномет, и вдруг начался артобстрел. Нас завалило песком (грунт песчаный), сверху взрывной волной бросило палатку вместе с землей. Мы были в шинелях и выбраться было практически невозможно. Но нас успели откопать.

Новый 1945 год мы встречали на территории Германии.  Пришлось нам еще штурмом брать Берлин. Мы входили в ударную группу под командованием Жукова  «Вперед на Запад».  Берлин был весь разрушен. Бои были как никогда ожесточенными. Фашисты сопротивлялись яростно. Помню, мы устанавливали миномет, а немцы  по нам стрелял из подвала, но не смогли попасть, потому что мы были в движении.  Наши  стрелки открыли огонь по подвалу и помешали немцам вести прицельный огонь.

Берлинский гарнизон 2 мая капитулировал, а 8 мая мы вышли на берег реки Эльба.

Утром 9 мая было тепло, светло и как-то непривычно – не было слышно выстрелов. Приехал комдив и сказал, что война окончена – это была радость, всеобщее ликование и состояние, которое трудно передать словами. И это была одна на всех самая большая награда –  Победа. 9 мая 1945года. Это победа со слезами на глазах. И были и слезы радости, и слезы печали о погибших товарищах, не доживших до этого дня.

После Победы сержантский и рядовой состав демобилизовали, а нас почему-то оставили. Потом сказали, что нас задерживают еще на год для обучения молодого пополнения военному делу. После года обучения мы остались служить сверхсрочно в Германии еще на 5 лет, до 1950 года. Служили  в г. Веймере в военном городке Нора. Во время войны  это был военный  городок, в котором стояли немецкие войска. Потом мы вернулись домой в родное село Камыш Тимского района Курской области. Ходили мы в село к маме того парня, который прыгнул в нашу воронку, рассказали о встрече с ее сыном на фронте. Но с войны он  так и не вернулся.

Вот такую историю пришлось услышать от фронтовика. Интересно еще и то, что оба друга вернулись с фронта без серьезных ранений. Приходилось лечиться им в госпиталях. В село, к сожалению, вернулись с войны не многие.

Слава Вам, фронтовики! Спасибо Вам за Победу! Нам есть кем гордиться!

Мы помним о Вас! И пусть всегда будет мирное небо над нашей землей!


 


Запись была опубликована: (ом) Среда, 7 мая 2014 г. в 11:49
и размещена в разделе Пам'ять, Спогади.
Вы можете следить за ответами к этой публикации через ленту RSS 2.0.
Вы можете оставить ответ или trackback с вашего сайта.

Оставить комментарий

 

Полный анализ сайта