?> К 110-летию со дня рождения поэта | «ПостЧорнобиль»
 
 

«ПостЧорнобиль»

Газета Всеукраїнської Спілки ліквідаторів-інвалідів "Чорнобиль-86". Всеукраїнський часопис для інвалідів Чорнобиля, ліквідаторів, чорнобилян.
17.10.2005, рубрика "Проза"

Любимые женщины Сергея Есенина

(Рассказ-легенда)

Кто кончил жизнь трагически,
Тот истинный поет…
Один шагнул под пистолет,
Другой же в петлю слазил в «Англетере…»

В. ВЫСОЦКИЙ

(Продолжение. Начало в „ПЧ” №2-9).

Справка. Дополнение к теме

Первое Советское правительство насчитывало 22 человека, все они были еврейской национальности, кроме В.И.Ленина, И.В.Сталина, Г.К.Орджиникидзе.

Глава ВЧК – Ф.Э.Дзержинский – польский еврей, все его ближайшие помощники и вплоть до районных управлений – евреи.

В 1915 году, с требованием уравнять в правах еврейскую нацию с русской, подписали обращение к царю известные деятели культуры: Н.Бердяев, Л.Андреев, И. Бунин, М. Горький, В. Иванов, В. Каменский, И. Северянин, А. Толстой, Д. Мережковский, Э. Гиппиус и другие. У многих, подписавших этот документ, а еврейская нация была уравнена в правах в 1916 году, резко изменится отношение в 1918 году. Зинаида Гиппиус напишет: «На днях всем Романовым было велено явиться к Урицкому, зарегистрироваться. Урицкий – крошечный курчавенький жидочек, – а перед ним хвост из Романовых, высоченных дылд, покорно тянущих свои паспорта. Картина достойная кисти Репина…».

И.А.Бунин (1870-1953 гг., русский писатель, много писал об оскуднении русской деревни, не признавший революцию, эмигрировал в 1920 г., автор перевода Г. Лонгфелло «Песнь о Гайавате», за сборник «Листопад» - удостоен премии Пушкина в 1901 году, за большой вклад в международное общественное движение в 1933 году удостоен Нобелевской премии) с сборнике «Окаянные дни», в 1918 году писал: «О выступлении «комиссара народного просвещения» Фельдмана перед «крестьянскими депутатами»: «Товарищи, скоро во всем свете будет власть Советов!»

И вдруг голос из толпы этих депутатов: «Сего не буде!»

Фельдман яростно: «Это почему?» – «Жидов не хвате!»

Впрочем в глазах милионнов людей первые ряды палачей, изуверов – были евреи, мадьяри, китайские интернационалисты, входившие в карательные отряды, а также выродки украинского и русского происхождения служившие в ЧК. До революции русский человек никогда не видел еврея у власти: он не видел его ни губернатором, ни городовым, ни даже почтовым работником. Русские люди жили, работали и распоряжались плодами своих трудов, имя русское было велико и грозно.

Теперь евреи – во всех углах и на всех ступенях власти. Русский человек его видит и во главе первопрестольной Москвы, и во главе Невской столицы, и во главе Красной Армии, совершеннейшего механизма самоистребления.

Русский человек видит теперь еврея и судьей и палачем. Неудивительно, что русский человек, сравнивая прошлое и настоящее, утверждается в мнении, что нынешняя власть – еврейская. А «Ивестия» писали: «Мы защищаем не национальные интересы России, а интернациональные интересы трудящихся».

А у Есенина: «одолели нас люди приезжие» – после приезда из-за границы, все время эта мысль была в голове. И когда они: Клюев и Ганин, заводили разговоры о судьбе России и культуры, то Клюев часто говорил: «Жиды правят Россией и поэтому я их не люблю».

Состояние черного отчая\ния не покидало ни Есенина, ни его друзей. Есенин в это время дарит книгу поэту М.Соколу с надписью: «Милому Соколу с любовью русской, великорусской, прости, люблю Русь, но в этом я шовинист…»

Г.И. Серебрякова с Г. Я.Сокольниковым

Серебрякова Г.И.

В эти злополучные дни Есенин встретиля на трамвайной остановке с писательницей Галиной Иосифвоной Серебряковой (1903-1980, известная советская писательница. Автор книги «Прометей» - трилогии о К. Марксе, Ф. Енгельсе; побывавшая в лагерях, муж Серебряков – нарком).

Сережа! – радостно она его спросила. Что ты здесь делаешь? – Подевреиваю трамвай! – Что?! – Галина не поверила.

Сергей посмотрел на нее, лицо его побелело и ответил: «Я теперь слово «жид» не употребляю. Так что здесь все поджидают трамвай, а я его подевереиваю… Ясно?» Сел в подошедший трамвай и уехал.

Однажды в разговоре с Эмилем Кротким Есенин будучи слегка под хмельком бросил ему: «Разве они по-русски пишут? Нас русских только трое: я, ты да Мандельштамп. Не спорь! Вы русский лучше меня знаете». – «Маловато, Сережа, на 120 миллионов населения. Нас трое, а из троих – двое евреев».

Вот такое это было тяжелое время.

Восточная любовь

3 сентября 1924 года поэт выехал на Кавказ, где пробыл около года, разъезжая по разным городам. В это время он очень подружился с Петром Ивановичем Чагиным (1898-1937гг., журналист, редактор газет «Заря Востока», «Бакинский рабочий», расстрелян как враг народа). По его просьбе он пишет поэму «Баллада о двадцати шести», которая в те годы была особенно популярна в Азербайджане:

Есенин с Чагиным

Есенин с Чагиным в 1924г.

Пой, поэт, песню,

Пой.

Ситец неба такой

Голубой…

Море тоже рокочет

Песнь.

26-ть их было,

Двадцать шесть.

Находясь на Кавказе, он почувствовал необыкновенный прилив вдохновения, по-новому взглянул на свою жизнь и пишет, создает много прекрасных стихотворений, а также пишет свои знаменитые «Стансы», всего за два дня, с посвящением Петру Чагину:

Пускай бывыаю иногда я пьяным,

Зато в глазах моих

Прозрений дивный свет.

… Я вам не кенар!

Я поэт!

И не чета каким-то там Демьянам.

За эту последнюю строчку редактор П.Чагин отказался печатать «Стансы», ибо в те годы Демьян Бедный был «кремлевским поэтом» и приближенный к вождям революции.

Сергей в своих письмах: Галине бениславской, Анне Берзинь сообщает: «Увлечений нет. Один! Один. Хоть за мной тут бабы гоняются. Как же? Поэт ведь! Да какой еще известный!, а на само деле это не так. В доме бывшей княгини Тамары Нахашадзе встречается с осаждающими его женщинами: Ольгой Кобцевой, Есауловой, Соколовской и особенно увлекается молодой учительницей Шаганэ Гертерян, у которой было «прекрасное лицо библейской красавицы Суламифь» и поэт пленился и влю.бился, что вызвало в нем бурю поэтических чувств к ней:

Шаганэ, ты моя Шаганэ!

…Там на севере девушка тоже,

На тебя она страшно похожа,

Может, думает обо мне…

О в короткое время пишет несколько стихотворений ей посвященных.В автобиографии Сергей писал: Россию я исколесил вдоль и поперек, от Ледовитого океана до Черного и Каспийского моря, от Запада до Китая, Персии…

В Персии поэт никогда не был, но свой знаменитый восточный цикл стихов назвал «Персидские мотивы», который пронизан изящным чувством к женщине, насыщены красками юга и его любимым голубым светом. Своему другу В.Эрлиху пишет: «Завел в Персии новый роман, а женщину О.К. с кошкой не вижу уже второй месяц». Да и как он мог видеть, если он страстно увлечен «милой Шаги»?

Я б порезал розы эти,

Ведь она отрава мне –

Чтобы не было на свете

Лучшей милой Шаги

Он создает светлые и прозрачные стихотворения, полные одухотворенности и силы любви. Одни из этих шедевров я увлекалася в молодые годы:

Я спросил сегодня у менялы,

Что дает за полтумана по рублю,

Как сказать мне для прекрасной Лалы

По-персидски нежное «Люблю»?

От любви не требуют поруки.

С нею знают радость и беду.

«Ты – моя» сказать лишь могут руки,

Что срывали черную чадру.

(Примечание: Полтумана – это иранская золотая монета).

О своей жизни на Кавказе он рассказывает в письме Петру Чагину: «…Вино и водка в Батуми отвратительны. Я отравился и чуть не умер. Даже сейчас болею. «Цветы» - как хочешь, печатай или не печатай. Это философская вещь… Твой любящий тебя С.Есенин».

…Цветы мне говорят – прощай,

головками склоняясь ниже,

Что я навеки не увижу

Ее лицо и отчий край…

Это стихотворение написано за три месяца до смерти поэта.

«Персидские мотивы» Есенин читал в мае 1925 года в Мардакянах, в присутствии С.М.Кирова (1884-1934гг., член КПСС с 1910 года, основатель РСФСР, 1секретарь ЦК КП Азербайджана, 1 секретарь Лениградского Губкома ВКП (б), после Х съезда партии был вторым человеком в КПСС, убит террористом в Смольном), который с одобрение о них отозвался. Сам Есенин считал, - это лучшее из всего, что было им написано.

Настоящая любовь

Находясь на Кавказе, Сергей все написанное печатал как на месте, так и посылал в Москву своему секретарю, другу Галине Бениславской, для передачи произведений издателям: так в ноябре 1924 года она получила от него послание со стихотворением «Письмо к женщине», написанное им «за один присест», от которого она чуть не сошла с ума. Этот стих был посвящен его настоящей любви к его первой венчанной жене – Зинаиде Николаевне Райх.

Любимая!

Меня вы не любили,

Не знали вы, что в сонмище людском,

Я был, как лошадь загнанная в мыле,

Пришпоренная смелым ездоком.

Но в начале 1917 года Есенин познакомился в Петербурге с еврейской девушкой Миной Львовной Свирской (1900 г.р.) – близкой подругой З.Райх.Семнадцатилетняя молодая женщина, не взирая на свой юный возраст, – была видной деятельницей эсеровской партии. Она работала в издательстве «Северные записки» и часто бездомным поэтам С. Есенину и его другу А.Ганину (1893-1925, советский поэт, сторонник имажинизма, написал более 10 сборников, обвинен в антисемитизме, осужден тройкой ВЧК и 30 марта 1925 года был расстрелян) разрешала им ночевать в служебнымх апартаментах, на великокняжеских стульях. У Сергея был роман с «милой Миной», а Алексей ухаживал за Зиной Райх.

О, радостная Мина

Я так же, как и ты,

Влюблен в мои долины,

Как в детские мечты.

Но тяжелее чарку

Я подношу к губам,

Как нищий злато в сумке

С слезою пополам.

Мина спросила: «Сережа, почему ты написал, что влюблен так же как я? Ведь ты меня научил любить…! Уже в 1916-20 годах в России была полная сексуальная свобода, а эта фраза обо многом говорит. В тот период он много писал ей писем.

Жизнь Мины Свирской сложилась нелегко: она как эсерека неоднократно подвергалась арестам, провела в лагерях и тюрьмах около 25 лет за борьбу з большевизмом. В 1956 году эмигрировала в Израиль, где и умерла в 1978 году. Но в счастливом для них 1917 году Мина еще не знала о своей будущей страшной жизни, и они дружили, весело вчетвером проводили время, две еврейских девушки и два русских молодых поэта. Как-то позднее писал Есенин из Америки Мариенгофу, что «еврейские эмигранты – это лучшие ценители искуства», а о своих московских барышнях: Агнесе Рубинчук, Наде Вольпин и других говорил, что «кроме еврейских девушек, никто нас не читает…» Гуляя по улицам Петрограда Есенин читал им свои стихи:

Покраснела рябина,

Посинела вода,

Месяц, всадник унылый,

Уронил повода.

Но незримые дрожди

Все теплей и теплей.

Помяну тебя в дождик

Я, Есенин Сергей.

«Восемнадцати лет я был удивлен, разослав свои стихи по журналам тем, что их не печатают и… поехал в Петербург. Первым я зашел к Блоку (1880-1921, русско-советский известный поэт, драматург, автор знаменитых в революцию поэм: «Двенадцать», «Скифы», признавший советскую власть) – от беседы с ним, с моим первым знаменитым поэтом, падал пот со лба, - так писал Есенин, - а он меня свел с другим известным русско-советским поэто С.М.Городецким (1884-1967), а тот меня познакомил с Клюевым, с которым у нас завелась большая дружба».

У Городецкого на квартире собирались все лучшие, знаменитые тех лет поэты в России, как выше перечисленные и такие как: Андрей Белый (1880-1934, поэт-символист, писатель), В.Я.Брюсов (1873-1924, русско-советский поэт, чл. КПСС-1920г., активный участник строительства новой культуры), а также известный критик, историк Иванов-Разумник (1878-1946) и другие. Как писал Сергей: «Меня тянет к поэта к гениальному Пушкину, Белый дал мне в смысле формы, Блок и Клюев научили меня лирике. Обо мне заговорили и меня начали печатать чуть не нарасхват».

А в 19 лет, в 1914 году, был издан первый сборник стихов «Радуница»:

Поет зима – аукает,

Мохнатый лес баюкает

Стозвоном сосняка.

Кругом с тоской глубокою

Плывут в страну далекую

Седые облака.

Анатолий ОКСЕНЮК,
ликвидатор, инвалид ЧАЭС, пенсионер

Продолжение следует.

Опубликовано «ПЧ» № 10 (22) октябрь 2005

Запись была опубликована: glavred(ом) Понедельник, 17 октября 2005 г. в 7:48
и размещена в разделе Проза.
Вы можете следить за ответами к этой публикации через ленту RSS 2.0.
Вы можете оставить ответ или trackback с вашего сайта.

Оставить комментарий

 

Полный анализ сайта