?> К ВОПРОСУ О МЕДИЦИНСКИХ ПОСЛЕДСТВИЯХ ЧЕРНОБЫЛЬСКОЙ КАТАСТРОФЫ | «ПостЧорнобиль»
 
 

«ПостЧорнобиль»

Газета Всеукраїнської Спілки ліквідаторів-інвалідів "Чорнобиль-86". Всеукраїнський часопис для інвалідів Чорнобиля, ліквідаторів, чорнобилян.
17.04.2004, рубрика "Здоров'я"

К ВОПРОСУ О МЕДИЦИНСКИХ ПОСЛЕДСТВИЯХ ЧЕРНОБЫЛЬСКОЙ КАТАСТРОФЫ В УКРАИНЕ ЧЕРЕЗ 18 ЛЕТ

Спустя 18 лет преодоления последствий чернобыльской катастрофы чувствуется усталость от проблемы у всех доноров, особенно у главного донора – Украинского Государства.

Все годы отрываются гигантские средства из бюджета на выполнение Закона Украины о защите пострадавших.

Проблем и событий по ликвидации последствий этой катастрофы столь много, что этот процесс все годы носит характер продолжающегося этапа неотложных мероприятий - по переселению людей, обеспечению помощи пострадавшим в соответствии с Законом Украины, решению долгосрочных заданий по выполнению программ и исследований.

clip_image002

Все 18 лет проблема постоянно была в поле внимания и остается актуальной и для мирового сообщества. В рамках ООН определена стратегия, с которой согласились пострадавшие страны о том, что актуальность проблемы требует на ближайшие 10 лет реализацию инициатив по ЛПА с определением долгосрочного этапа управления процессом минимизации последствий для здоровья и экологии. Основой будущей стратегии по преодолению гуманитарных последствий должна быть открытость и знания пострадавших людей о возможных рисках для здоровья, постоянная помощь, направленная на реализацию их планов и обеспечение благополучия их семей.

Что мы сегодня знаем реализации о радиационных и нерадиационных рисков для здоровья людей после катастрофы? Воздействие на популяцию неоднозначно. Облучению подверглись не только лица, которые участвовали в ликвидации аварии в зоне отчуждения, но и миллионы людей - население. Риски для населения оказались драматичными в связи с отсутствием мер противорадиационной защиты от радиоактивных выбросов, что определило в связи с этим большую коллективную дозу облучения.

Гигантским был йодный удар на щитовидную железу. Поэтому сегодня продолжают быть столь актуальны и драматичны последствия радиационного поражения щитовидной железы: высокий риск не только тиреоидного рака, но и нераковых заболеваний щитовидной железы (гипотиреоз, бесплодие, нарушение обмена веществ, психосоматические нарушения и психологические расстройства). Для эвакуированных эти риски уже перешагнули за 30%.

На втором месте отмечается повышение риска женского рака молочной железы, что требует усиления его выявления уже сегодня. Дополнительные риски других раковых заболеваний ожидаются в ближайшее десятилетие, тенденция к их росту на лицо.

Остается открытым вопрос нестабильности генома, которая тесно связана как с реализованной дозой облучения, так и продолжающимся долгосрочным воздействием малых доз облучения на популяцию. Поступление радионуклидов в организм будущей матери имеет место постоянно и можно предвидеть реализацию риска облучения чрезвычайно чувствительных к радиации тканей плода. На фоне неполноценного питания и базисного нездоровья беременных женщин этот риск открывает путь к увеличению не только соматической заболеваемости, но и дополнительному риску наследственных заболеваний и лейкемии. Полученные научные данные подтверждают не только этот факт, но и гипотезу о возможной реализации нестабильности генома у последующих поколений.

Значительная часть проблем наблюдающегося повышенного соматического и психологического нездоровья детей и их родителей определяется бедностью пострадавших людей и продолжающимся социальным стрессом во всех категорий пострадавших. Наименее защищенные группы населения, проживающие на пострадавших территориях, находятся в своеобразном замкнутом круге, в котором каждая последующая проблема, с которой сталкивается человек, приводит к снижению его жизненного уровня.

И, наконец, еще один чрезвычайный вопрос, касающийся опять же детей. Он и глубоко этичный. Это нарушения их психологического развития, наблюдаемые у 60-70% (в 2 раза больше, чем в общей популяции). Они также проявляются повышенным уровнем суицидальности, что, конечно, определятся не только проживанием в условиях ограничений и беспокойства, но и высоким уровнем насилия в семье и школе, материальными проблемами родителей, алкоголизацией родителей и детей, отсутствием чувства перспективы. Более 60% подростков связывают свое будущее с отъездом из родных мест. В этом случае эти территории ожидает депопуляция и неминуемый упадок. Поэтому крайне важны согласованные действия государственных, международных, волонтерских организаций и просто людей доброй воли, направленные на решение комплекса экономических, экологических, медицинских и социальных проблем пострадавших детей и молодежи. Необходима межведомственная государственная программа «ДЕТИ ЧЕРНОБЫЛЯ» как в Беларуси и РФ.

Радиационный и нерадиационный факторы потенцируют друг друга. Много или мало мы знаем? С учетом масштабности проблемы – мало. Практически не определены в должной мере ни радиационные, ни социально-экономические риски для наиболее пострадавшей украинской популяции в целом, что во многом затрудняет принятие адекватных государственных решений. Это можно будет узнать в ближайшее время, если проанализируем Базы данных Государственного Чернобыльского Регистра МЗ Украины. Только на основе прямых эпидемиологических исследований можно будет определиться с радиационными рисками в условиях длительного воздействия малых доз радиации на популяцию.

Мы ожидаем и получаем много гуманитарной помощи, которая также должна быть реализована в рамках приоритетов. Кроме этого, мы просто обязаны знать, что получено в результате международных исследований, какую гуманитарную непосредственную помощь пострадавшим они приносят. Наши люди не могут быть только объектами исследований - необходимо предусмотреть обязательный гуманитарный груз любой программы в виде наблюдения, оздоровления, обеспечения необходимыми лечебными и диагностическими средствами. Особенно это касается таких долгосрочных проектов как рак щитовидной железы и лейкемия. Мы знаем – лечение этих заболеваний пожизненно и крайне дорогостояще, поэтому необходимо предусмотреть при заключении межгосударственных соглашений и долю ответственности за благополучие людей, если мир хочет извлечь урок из их трагедии.

В стране работало и работает много программ: чернобыльская программа ООН, японская, международный Красный крест, Зеленый Красный крест, американская программа оздоровления детей и др. Все эти программы реализовывались в глухих районах пострадавших регионов и принесли очень большую материальную и духовную пользу. Мы очень благодарны.

Однако, где наши национальные гуманитарные программы? Я точно знаю, что более 10 лет не выезжают экспедиции ученых АМН и других учреждений высшей аккредитации к пострадавшим. А как должны воспринимать пострадавшие платные услуги в этих государственных учреждениях?

Этой самоотстраненности от взаимодействия с системой здравоохранения по оказанию помощи пострадавшим не должно быть. В таком случае научные размышления остаются у парадного подъезда. Ученые часто выезжают за границу, докладывают на форумах. А как же быть в своей стране? Посмотрите, к этому событию не удалось провести республиканскую итоговую конференцию, не было желания.

При определении стратегии международной помощи необходимо активизировать взаимодействие правительственных и неправительственных организаций, гуманитарных фондов, создавать условия для работы и взаимодействия с местными органами управления. Есть примеры такого взаимодействия: администрации Деснянского и Святошинского районов в Киеве, Народичского, Коростенсткого районов, городов Славутича и Чернигова и др. Их координированная деятельность создает условия для привлечения дополнительных средств как из страны, так и из-за рубежа. Поэтому в этих районах пострадавшие чувствуют себя более защищенными. А для них это очень важно. Думаю, эти районы надо будет в первую очередь включать в международные программы по комплексному преодолению последствий аварии.

И, наконец, нам видится крайне актуальным создание в ближайшее время фонда государственного социального страхования здоровья детей и взрослых больных, страдающих тяжелыми заболеваниями. Совершенно неэтично выглядит ситуация, когда тяжело больному человеку приходится искать средства на стороне, доказывать нашей упадочной системе медицинской помощи, что у него нет средств. Это упорядочит систему оказания помощи и исключит существующий порочный и унизительный ручной тип распределения так называемой адресной помощи и неуставных взаимоотношений с врачами.

НЯГУ Ангелина, профессор, д.м.н,
президент ассоциации «Врачи Чернобыля»

ПЧ № 4/ 2004

Запись была опубликована: (ом) Суббота, 17 апреля 2004 г. в 15:25
и размещена в разделе Здоров'я.
Вы можете следить за ответами к этой публикации через ленту RSS 2.0.
Вы можете оставить ответ или trackback с вашего сайта.

Оставить комментарий

 

Полный анализ сайта