?> Анатолий НОСОВСКИЙ | «ПостЧорнобиль»
 
 

«ПостЧорнобиль»

Газета Всеукраїнської Спілки ліквідаторів-інвалідів "Чорнобиль-86". Всеукраїнський часопис для інвалідів Чорнобиля, ліквідаторів, чорнобилян.
29.07.2007, рубрика "Спогади"

Анатолий НОСОВСКИЙ

Как возводился «Саркофаг»

Из опыта обеспечения безопасности работ по консервации четвертого энергоблока Чернобыльской АЭС

(Окончание. Начало "ПЧ" № 9-10 (57-58) май 2007)

Переоблучение свыше 25 бэр было зарегистрировано у 155 человек из числа сотрудников УС-605 - в основном у высокопрофессиональных специалистов и руководителей Минсредмаша и УС-605, которых часто просто некем было заменить, и поэтому им приходилось работать несколько вахт подряд. Часто, не считая себя вправе посылать своих подчиненных в наиболее опасные места, руководители лично проводили первичные инженерные и радиационные обследования опасных участков с целью дальнейшей организации работ и выработки противорадиационных мероприятий.

Носовский 5

Очистка площадки после возведения объекта «Укрытие»

Исходя из практики строительства объекта «Укрытие» восстановление 3-го блока Чернобыльской АЭС и подготовка к его пуску в эксплуатацию в январе 1987 г. также были поручены специалистам УС-605, что и было также выполнено в установленные сроки.  Дозы  облучения  персонала

УС-605 при проведении работ по восстановлению и подготовке к пуску третьего энергоблока были значительно ниже, чем в 1986 г. Поэтому можно с уверенностью констатировать, что руководство УС-605 обеспечило безопасное проведение всех порученных работ в установленные сроки с дозами облучения персонала в пределах разрешенных нормативных значений.

Всего в работах по ликвидации последствий аварии участвовало около 600 тыс. человек, из которых 240 тыс. являлись военнослужащими [9]. Основными работами для большинства лиц этой категории участников ликвидации аварии, выполнявших работы в зоне отчуждения, являлись дезактивационные работы. При этом средние значения эффективной дозы внешнего облучения для данной категории облучаемых лиц составили 17 сЗв в 1986 г. и 13 сЗв в 1987 г. [7]. Таким образом, средние значения доз облучения большинства ликвидаторов 1986-1987 гг., не входивших в состав подразделений УС-605, оказались в два и более раз выше, чем дозы, полученные специалистами УС-605 при сооружении объекта «Укрытие» и при восстановлении 3-го энергоблока Чернобыльской АЭС. И это притом, что специалисты УС-605 выполнили практически все наиболее радиационно-опасные и дозозатратные работы 1986-го и 1987-го годов.

Носовский 6

Группа специалистов отдела дозиметрического контроля УС-605

Не умаляя значения выполнения работ организациями, не входящими в состав УС-605, тем не менее, можно утверждать, что целый ряд опасных работ не были продиктованы насущной необходимостью. Большая часть радиационно-опасных работ, выполненных в 30-км зоне, не связанная напрямую с консервацией 4-го блока, не являлась срочной и необходимой, эти работы могли быть выполнены и после нормализации радиационной обстановки, без неоправданного облучения персонала. Целый ряд дезактивационных работ, которые заключались в обмыве зданий и переворачивании земляного слоя, не принесли никакого положительного эффекта. Но проведение этих ненужных работ сопровождалось победными докладами в Правительственной Комиссии некоторыми «специалистами», с ног до головы обвешенных индивидуальными дозиметрами различных типов, о героическом проведении дезактивационных работ на десятках и сотнях квадратных километров.

90 % коллективной дозы всех ликвидаторов совершенно не соответствуют ни характеру, ни объему, ни значимости выполненных ими работ по ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС. Главной причиной этого было пренебрежение установленными требованиями безопасности. Проявление некомпетентности в вопросах радиационной безопасности при ликвидации последствий аварии сыграли серьезную отрицательную роль в период активной стадии ликвидации аварии.

Сразу же после аварии в 30-км зоне на значительной части руководящих должностей по управлению ликвидацией последствий аварии оказались люди, не обладающие достаточной для этого профессиональной квалификацией. К руководству аварийными работами на площадке станции были привлечены в основном специалисты -эксплуатационники АЭС, большинство из которых были хорошими специалистами в вопросах эксплуатации, но не обладали знаниями в области ликвидации радиационных аварий. Их некомпетентность в вопросах ликвидации крупных радиационных аварий привела к тому, что они, пренебрегая правилами радиационной безопасности, старались любым способом выполнить работу. Многие из них проявили в первые дни и недели самоотверженность и личное мужество, стараясь смягчить последствия аварии, получив при этом большие дозы облучения. Но по прошествии достаточно короткого времени стало ясно, что их деятельность была неэффективной. Только этим можно объяснить ряд сделанных в то время неверных оценок как количественных параметров, характеризующих аварию, так и главных потенциальных опасностей, определяющих ликвидацию ее последствий. Пренебрежение правилами радиационной безопасности при ликвидации последствий Чернобыльской аварии у многих руководителей, расценивалось как проявление героизма и не было продиктовано никакой необходимостью.

Ярким примером абсолютно ненужных, но крайне радиационно-опасных, для первого этапа работ, является деятельность по очистке кровель машинного зала и вспомогательных сооружений 3-го блока Чернобыльской АЭС. Военнослужащие, занятые на этих работах, находились в очень высоких полях гамма-излучений, большая часть которых создавалась не радиоактивным загрязнением кровель, а прямым излучением очень мощных источников, основным из которых являлся разрушенный реактор. Посылать на такие опасные и при этом совершенно бесполезные работы молодых солдат срочной службы до того, как будут подавлены основные источники, было просто преступлением.

Как правило, инициировались подобные работы группой радиационной разведки, которая была создана при Правительственной Комиссии, и в большей степени состояла из лиц, далеких от знания основ радиационной защиты и методов проведения работ в радиационных условиях [8]. Руководству станции эта группа фактически не подчинялась, и в дальнейшем, по мере передачи выполнения основных восстановительных работ Минсредмашу, постоянно меняла свои организационные формы, добиваясь сохранения самостоятельности и бесконтрольности в распоряжении значительными материальными ресурсами. Основной задачей этой группы являлся набор «добровольцев» из числа солдат срочной службы, в обмен на обещание быстрой демобилизации, вывод солдат на опасные

участки, бессмысленное их облучение и доклад Правительственной Комиссии о выполнении важного задания. Возмутительный акт водружения знамени на вентиляционной трубе ВТ-2 в ноябре 1986 г., в результате чего были получены значительные дозы облучения, также спланировала группа радиационной разведки.

Не единожды руководство УС-605 было вынуждено останавливать строительные работы на участках 4-го блока, еще вчера совершенно чистых в радиационном плане, а на следующие день имеющих значительные уровни радиоактивного загрязнения. Появление радиоактивного загрязнения там, где его не было и не должно было быть, объяснялось очень просто - по приказу некомпетентных управленцев военнослужащие проводили работы по дезактивации кровель на верхних отметках со сбросом радиоактивных материалов вниз. Строители УС-605 по команде бригадиров срочно отправлялись в укрытие и ждали, пока не будет выполнена повторная дезактивация рабочего участка, загрязненного в результате таких неквалифицированных действий. Положение существенно изменилось к лучшему в конце июля, в августе 1986 г., когда пост Председателя Правительственной Комиссии занял Г. Г. Ведерников. Детально разобравшись в методах, которыми УС-605 добивалось минимизации доз облучения персонала, он запретил другим привлеченным организациям предпринимать какую-либо деятельность в зоне ответственности УС-605 без согласования с его руководством.

Осенью 1986 г. было принято решение о проведении приемки сотрудниками Чернобыльской АЭС отдельных этапов строительных работ до завершения всего комплекса работ в целом. На участках работ появились многочисленные надзирающие и проверяющие, предъявлявшие к принимаемым помещениям объекта «Укрытие» необоснованные требования, установленные для помещений неаварийного энергоблока. Порой появлялись совершенно абсурдные требования провести дезактивации только что вновь построенной разделительной стены. Примечателен ярко выраженный случай проявления непрофессионализма, связанный с требованием инспекторов по пожарной безопасности перевести место для курения из здания на открытый воздух, где радиационная обстановка превышала в сотни раз допустимые уровни.

Еще одной глупой инициативой являлось установление надзора за деятельностью бетонных заводов УС-605 осенью 1986 г. с целью устранения возможности воровства бетонной смеси. Бетона действительно уходило больше, чем это было предусмотрено проектной документации объекта «Укрытие», поскольку при монтаже каскадных стен большое количество бетона растекалось в помещения аварийного блока через проемы, образовавшиеся в результате аварии.

Принципиальный отказ руководства УС-605 выполнять абсурдные требования и выделять бригады строителей на выполнение совершенно бессмысленных, не приводящих к непосредственному улучшению радиационной обстановки, работ в радиационно-опасных зонах, позволил, в свою очередь, удержать общую коллективную дозу облучения сотрудников УС-605 на оптимально обоснованном уровне.

Серьезным отрицательным фактором в обеспечении радиационной безопасности было наличие в 30-км зоне большого количества не занятых делом ликвидаторов. И это не их вина, а вина руководства, которое в первый период привлекало в зону аварии большое количество людей, не обеспечивая их необходимым объемом работ, подвергая людей необоснованному облучению. Удостоверения участников ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС были выданы более чем 600 тыс. человек, но участвовали в ликвидации они неодинаково. После завершения основных работ, когда радиационная обстановка практически на всех объектах 30-км зоны снизилась до безопасных пределов, и никто уже не испытывал особого страха, появилось очень много желающих устроиться на работу в 30-км зону. Причиной этого явился существенно повышенный уровень материального вознаграждения за работу и ряд других тоже весьма существенных льгот, которые формально и фактически и были уже той компенсацией за дополнительный риск возможного ущерба от радиационного воздействия, на который человек шел сознательно и добровольно.

Поэтому, та подавляющая часть из сотен тысяч «почетных ликвидаторов», которые собрались в зоне отчуждения после завершения основных работ, когда радиационная обстановка была нормализована, и которые сегодня требуют себе от  общества все больших материальных льгот и компенсаций - на самом деле заслуживает их ничуть не больше, чем сотрудник любой АЭС или другого предприятия атомной промышленности. В период 1988-1990 гг. большинство ликвидаторов, находящихся на территории зоны отчуждения, подвергались риску не намного большему, чем тот обыденный риск нерадиационной природы, которому подвергается ежедневно любой житель страны. Тем более, что подавляющая часть ликвидаторов устраивались в организации зоны отчуждения Чернобыльской АЭС и, соответственно подвергались облучению, совершенно добровольно, за исключением только военнослужащих.

Носовский 7

Встреча ветеранов Чернобыльской АЭС с эксплуатационным персоналом

Прогрессивная часть населения Украины обеспокоена состоянием дел по преобразованию объекта «Укрытие» в экологически безопасную систему. В соответствии с меморандумом о закрытии Чернобыльской АЭС, международное сообщество взяло на себя обязательства по предоставлению Украине финансовой помощи на решение проблемы преобразования объекта «Укрытие» в экологически безопасную систему.

Прошло уже более восьми лет с тех пор, как Верховная Рада Украины ратифицировала соглашение между правительством Украины и Европейским банком реконструкции и развития об условиях финансирования работ на объекте «Укрытие», но из освоенных финансовых средств основная часть ушла на выпуск обоснований, концепций, программ, а также содержание западных специалистов и экспертов. Реально сделано, к сожалению, мало. Первоначальный основной график выполнения работ полностью сорван. Основными причинами являются неквалифицированное управление реализацией проекта, основанное на попустительстве, непрофессионализме и, по всей видимости, личной корысти некоторых чиновников.

Таким образом, в 1986 г. всего за шесть месяцев без привлечения иностранных консультантов сотрудниками УС-605 была спроектирована и построена защитная оболочка для аварийного реактора в сложных радиационных условиях, которая обеспечила надежную защиту и позволила эксплуатировать энергоблоки Чернобыльской АЭС в течение длительного периода. А все международное сообщество за 8 лет было способно создать только концептуальный проект преобразования объекта «Укрытие» в экологически безопасную систему, который к тому же требует еще значительной доработки. Такой результат деятельности опять же указывает, что подобными проектами должны заниматься профессионалы.
Исходить необходимо из того, что главным приоритетом данной работы должно стать участие в ней высокопрофессиональных опытных специалистов, непосредственно заинтересованных в достижении конечной цели и отстаивающих национальные интересы Украины.

Носовский 8

Митинг памяти очередной годовщины аварии на Чернобыльской АЭС

30 ноября 2006 г. исполнилось 20 лет со дня окончания строительства объекта «Укрытие», что означало завершение основного этапа ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС. Этот день является днем Победы над вышедшей из под контроля ядерной энергией, когда уместно вспомнить руководителей, рядовых строителей, военнослужащих, ученых и других специалистов, работавших в составе УС-605, которые без высокопарных слов о героизме и самоотверженности,   без   предъявления обществу требований по социальной защите, просто выполнили свой гражданский и профессиональный долг и построили объект «Укрытие» в очень сложных радиационных условиях. Со своей стороны выражаю глубокую признательность и благодарность всем бывшим сотрудникам УС-605, проявившим высокую организованность и профессиональные навыки в достижении конечной цели.

Литература

  1. Багрянский В. М., Курносое В. А. и др. Захоронение 4-го энергоблока Чернобыльской АЭС // Атомная энергия. - М.: Атомиздат, 1988. -Т. 64. -№ 4. -С. 248.
  2. Объект «Укрытие». История, состояние и перспективы: Монография / А. А. Ключников, А. В. Носовский, B. Н. Щербин и др. - К.: Интерграфик, 1997. - 224 с.
  3. Барьяхтар  В. Е. Чернобыльская   катастрофа.  -  Киев: Наукова Думка, 1995. - 568 с.
  4. Беловодский Л.Ф., Гришмановский В.И.. Панфилов А.П. Обеспечение радиационной безопасности строительного    персонала при сооружении объекта "Укрытие" четвертого энергоблока Чернобыльской АЭС //Доклад   IAEA-SM-316  /38.  Доклады Международного симпозиума по восстановительным работам в случае ядерной аварии или радиационной аварийной ситуации. Вена, Австрия, 6-10 ноября 1989. Вена, МАГАТЭ, 1990. IAEA-SM-316,c.111-124.
  5. Беловодский Л.Ф., Беляев И.А., Лебедев Л.А. и др. Оптимизация дозовых затрат при ликвидации последствий крупных аварий на АЭС. /Доклад IAEA-SM- 316/41 //Доклады Международного симпозиума  по восстановительным работам в случае ядерной аварии или радиационной аварийной ситуации. Вена, Австрия, 6-10 ноября 1989. Вена, МАГАТЭ, 1990. IAEA SM-316, с.135-143.
  6. Ильин Л. А. Радиационные аварии: медицинские последствия  и  опыт  противорадиационной  защиты // Атомная энергия. - М. - 2002. - Т. 92. - Вып. 2. - С. 143- 152.
  7. Носовский А. В. Дозы облучения, полученные в результате аварии на Чернобыльской АЭС, и медицинские эффекты // Ядер,     и радиацион. безопасность. - К. - 2003. - Т. 6. - Вып. 1. - С. 11-24.
  8. Социальные, экономические, экологические и медицинские последствия, обусловленные авариями на ПО «Маяк» и 4-ом блоке Чернобыльской АЭС. Отчетнаучно-технического центра по ядерной и радиационной безопасности Госатомнадзора России. М., 2003, -164 с.
  9. Ретроспективная дозиметрия участников ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС: Монография / C. В. Ильичев, О. А. Кочетков, А.В. Носовский и др.; Под ред. А. В. Носовского, В. П. Крючкова. - К.: Седастиль, 1996.-256 с.

Опубликовано "ПЧ" №11-12 (59-60) июнь 2007

Запись была опубликована: glavred(ом) Воскресенье, 29 июля 2007 г. в 20:25
и размещена в разделе Спогади.
Вы можете следить за ответами к этой публикации через ленту RSS 2.0.
Вы можете оставить ответ или trackback с вашего сайта.

Оставить комментарий

 

Полный анализ сайта