«ПостЧорнобиль»

Газета Всеукраїнської Спілки ліквідаторів-інвалідів "Чорнобиль-86". Всеукраїнський часопис для інвалідів Чорнобиля, ліквідаторів, чорнобилян.
18.04.2014, рубрика "Архіви історії, Спогади"

«Добром нагріте серце» Ивана Бровко

Владимир Гудов

Прочитав статью «День космонавтики – со слезами на глазах» 2012 г. (авт. Е. Зеленская) в эл. газете «Пост Чорнобиль», вспомнил о человеке, который  работал с Сергеем Павловичем Королевым. Это – Иван Бенедиктович Бровко. Судьба этого человека также заслуживает внимания и уважения. Мне неоднократно приходилось с ним встречаться. Это Человек с большой буквы – о таких так говорят.

При очередной встрече мы обменялись авторскими книгами. Мне он подарил книгу на украинском языке «Добром нагріте серце», в которой кратко отражена  его жизнь, а также воспоминания его друзей. Родом он из с. Маячка Кобелякского района Полтавской области. Закончил Донецкий институт народного образования в Луганске, филологический факультет. Работал учителем. В 1939 году был призван в Армию и уже перед войной закончил высшее артиллерийско-ракетное военное училище по ускоренной программе с присвоением воинского звания – лейтенант и был назначен командиром одной из первых батарей «Катюш».

Но больше о себе он рассказал при личной встрече, в своей книге он все не мог написать. Прошел войну с боями. Когда в январе   1945 года был начальником штаба третьей армии группы ГМЧ - гвардейских минометных частей или так называемых «Катюш», его   включили в комиссию «Выстрел», которая должна была заниматься изучением немецкой ракеты «Фау». Далее он рассказывает, что когда мы, члены комиссии, собрались вместе, я обратил внимание на одного человека. Он как и все был в военной форме и в тоже время было видно, что это гражданский человек. Шинель его была расстегнута. Как потом оказалось это был Сергей Павлович Королев. Он был тогда назначен руководителем комиссии «Выстрел».

Нам нужно было найти чертежи   ракеты «Фау-2», она известна как V-2 (от немецкого слова «Vergeltung», возмездие). Это было нелегкое задание, потому что основные немецкие специалисты – ракетчики во главе с главным конструктором фон Брауном выехали кто в США, кто в Англию, прихватив с собою всю техническую документацию. Также были вывезены и укомплектованные ракеты «Фау».

В ракетно-исследовательском центре в Пенемюнде, что на острове Узедом (северная Германия) все было разбито и выведено из строя. Такая же картина нас ожидала на заводе в Бляйхероде. Завод был пустой. Все нужно было начинать с нуля.

Первое, что нам удалось сделать, это вернуть из США в Германию Гретруба, одного из ведущих заместителей фон Брауна. Были выпущены из  советских концлагерей немецкие военнопленные, которые раньше обслуживали ракеты «Фау» и подключили их к работе. Мы выезжали также в Польшу и Чехословакию, собирали все сведения о ракете по крупицам.

В октябре 1945 г. англичане запросили наших специалистов на свой первый запуск ракеты «Фау-2» в Куксхавен. С нашей стороны туда ездила группа с С.П. Королевым.

В 1946 году в районе Нордхаузена мы сформировали на базе группы «Выстрел»свою исследовательскую ракетную часть – бригаду особого назначения (БОН). Командиром был назначен генерал-майор А.Ф.Тверецкий.

Командование стартовым дивизионом было поручено мне. По дороге от Берлина до Нордхаузена встречались указатели «Хозяйство Тюлина» или «Хозяйство …».  Все это были центры, где интенсивно осваивалась и усовершенствовалась немецкая реактивная техника.

Первый запуск ракеты «Фау-2» (у нас она называлась А-4) в СССР был произведен в октябре 1947 года, тогда еще на недостроенном полигоне в Капустином Яру. Как командир стартового дивизиона помню, с какой ответственностью все готовились к этому запуску. Королев и Тюлин каждую деталь проверяли по несколько раз. Такая точность, даже скрупулезность, была отличительною чертой этих людей. Ракета стартовала удачно.

Вспоминаю эпизод, который характеризует Королева как человека. Тогда он  уже работал в конструкторском бюро в Москве и однажды ему сообщили, что питание в детском доме очень слабое. Он направил туда парторга, тот подтвердил. На другой день Королев, парторг и я отправились в детдом. Дети подумали, что пришли их забирать к себе в семьи и один ребенок подбежал к парторгу. Он погладил ребенка по голове, остальные дети не осмелились подойти и смотрели на нас. В глазах была надежда, что именно его возьмут с собой. Я посмотрел на Королева и впервые увидел, как слезы катились по его щекам.


Много было сделано для этого детдома. Были перечислены деньги, сделано ограждение вокруг территории и многое другое.

Вот такие моменты из жизни людей создают их биографию, историю государств и влияют на ход мировой истории.

В очередной раз я должен был встретиться с И.Б. Бровко после моего возвращения из России. Но судьба распорядилась по другому. Он отметил свое 94-летие и через четыре дня ушел из жизни. На похоронах возле дома одна женщина говорит другой: «Удивительную жизнь прожил этот человек, а на похороны собралось мало людей. Он был как ходячая энциклопедия, таких беречь надо было». Похоронен он в Киеве на Лесном кладбище.

Иван Бенедиктович жил в Киеве на ул. Строителей в пятиэтажном доме на пятом этаже (Ленинградская площадь). Дом без лифта и в таком возрасте подниматься на пятый этаж очень тяжело. Конечно, районная администрация могла бы побеспокоиться об улучшении условий, например, проживание на первом или втором этаже. Но почему-то не ценят заслуг человека, если даже у него добром нагріте серце.

 

Запись была опубликована: (ом) Пятница, 18 апреля 2014 г. в 20:19
и размещена в разделе Архіви історії, Спогади.
Вы можете следить за ответами к этой публикации через ленту RSS 2.0.
Вы можете оставить ответ или trackback с вашего сайта.

Оставить комментарий

 

Полный анализ сайта