?> Лара РОССА | «ПостЧорнобиль»
 
 

«ПостЧорнобиль»

Газета Всеукраїнської Спілки ліквідаторів-інвалідів "Чорнобиль-86". Всеукраїнський часопис для інвалідів Чорнобиля, ліквідаторів, чорнобилян.
30.12.2012, рубрика "Проза"


В СОЗВЕЗДИИ РАКА

Художественно-публицистическая повесть

Искренность – оно из качеств украинской души, если о таковой можно вести речь.  Именно украинцы поражают всех своей  непосредственностью, душевностью, а еще открытостью. Я веду речь о той основной массе народа, о которой можно сказать – нация. И совсем не хочется анализировать  худшие, низкие проявления некоторых ее представителей.

Правда, далеко не всегда эти знаменитые свойства человека приносят ему пользу. Можно много рассуждать на эту тему, хорошо это или плохо, это просто есть.

Лично мое мнение – природа накладывает свой отпечаток на своих детей. Вот и японцы по убеждению многих, очень сдержанные, закрытые.

Так что же делать? Я ведь хочу предельно искренне и открыто написать о том, что, возможно, принято у вас прятать: переживания, победы и поражения людей, попавших в беду, просторечное название которой – рак.

Люди – они везде люди. И я надеюсь, что именно мои искренность и открытость помогут тем, кто, как и я, оказались лицом к лицу с несчастьем  быть под «дамокловым мечом». Когда он сорвется и отсечет  тебе голову? А, возможно, и не сорвется до конца дней твоих? Но, оглядываясь на его острое, сверкающее лезвие, ты научишься беречь и ценить каждое мгновение своей жизни, дарованной нам творцом.

Глава первая

Не хочется утомлять читателя, но статистика  - далеко не скучная наука. Она может вызвать самые разные эмоции. Когда читаешь  медицинскую, да еще о раке,  настроение портится не только у больных.

Судите сами: за последние сто лет онкология переместилась с десятого места на второе. По данным ВОЗ каждый год вновь заболевают  десять миллионов человек. Как утверждают специалисты, смертность от рака до 2030 года возрастет на 45 процентов по сравнению с уровнем 2007 года.  Есть утверждения, что, мол, раньше не было такой диагностики, люди умирали, но без этого диагноза. Слабый аргумент, ведь опухолевые заболевания настолько симптоматичны , когда уже заявляют о себе, что спутать их с чем-то еще даже раньше, трудно.

Кстати, интересный факт: самая древняя находка по этой части – опухоль  в позвоночнике динозавра!

Даже странно: я этой проблемой интересовалась давно, можно сказать, еще с детства. Так уж случилось.

Помню очень приятное летнее утро. Мягко согревало солнце окружающий мир. Я до сих пор с трепетом встречаю подобное утро. Мне же тогда было около шести лет.  В тени  разлогой яблони мы с бабушкой  завтракали . Я даже помню, что было на нашем деревянном простом столике:  салат из молодой капусты с курицей и чудесные блинчики с творогом, политые сметаной. Все это дополняло какао, которое я очень любила. Молочные продукты - от своей коровы Зорьки. Когда я стала старше,  с удовольствием ее выпасала, и у нас с ней  было полное взаимопонимание. Сейчас эти нежные воспоминания вызывают у меня добрую улыбку. Мама моя уже ушла на работу. Я  неторопливо ела под нежными взглядами бабушки. Я даже помню свое легкое светлое платьице  в розовые цветочки.  Нашу идиллию  прервала  подруга бабушки, которая не вошла, а вбежала  во двор, и на ее лице , я отчетливо помню, словно вижу, был страх.

Она что- то сказала бабушке шепотом, чуть ли не на ухо, и та отодвинула еду.

-  Надо бежать, - сказала бабушка, а губы у нее дрожали.  – Вот только внучку не с кем оставить…

- Там ее где-то пристроишь, - нетерпеливо отвечала ее подруга, на скамейку посадишь в саду.

- Тогда пошли быстрее.

Она кое-как накрыла еду, схватила меня за руку и мы пошли улицей вверх, а я догадалась, что идем мы к еще одной ее подруге Ганке, к которой часто бабушка  наведывалась и почти всегда брала меня с собой.

Ганка – тоже бабушка, знала я, но без внуков.

- Не дал Господь Бог, - объясняла мне бабушка. В молодости она имела мужа, но он умер , слышала я, от какой-то жуткой болезни.

Когда мы подошли  ко двору той женщины, и бабушка увидела толпу народа, она так сжала мою руку, что мне стало больно. Усадила меня на скамейку под деревом и приказала ждать ее.

Но для меня время тянулось слишком медленно. Я наблюдала, как люди заходили и выходили из дома, некоторые со слезами на глазах, а моей бабушки все не было. Я оглянулась вокруг, и летний день уже не казался таким прекрасным, ведь у всех были печальные и даже испуганные лица. И я не выдержала. Соскользнула со скамейки и, даже не сомневаясь, что делаю что-то не так, побежала  в дом. Да, я в те времена редко ходила, больше бегала.

В комнате, где лежала бабушка Ганка, был тяжелый спертый воздух. Я увидела, что моя бабушка никуда не делась, вон она возле кровати, и я успокоилась.  И тогда все свое внимание переключила на окружающее. Среди простыней я увидела кого-то. Я знала, что это должна быть бабушка Ганка, все во дворе только и говорили, что она тяжело заболела и, я не могла осознать этих слов – лежит на смертном одре. Я понимала, что это что-то очень плохое. Но то, что я увидела… Страшное желтое лицо,  костлявые пергаментные руки поверх белой простыни, а под ней – что-то плоское, словно и не человек. А ведь бабушка Ганка раньше была в теле!  Но еще больше меня шокировали звуки – хриплые не то вздохи, не то всхлипы, иногда замирающие, и тогда  я видела, как все  вокруг ее постели напрягаются и замирают, словно ожидая, что что-то случится.

И оно сучилось!  Внезапно  на самой высокой ноте дыхание бабушки Ганки замерло, она выдохнула, словно  споткнулась, а вдохнуть уже не смогла.  Ноги ее вытянулись, словно она вдруг выросла, и замерли. Страшное лицо разгладилось,  а глаза уставились в потолок, словно она там увидела что-то необыкновенное. Так, что я непроизвольно посмотрела туда же.

Моя бабушка протянула ладонь и кончиками пальцев прикрыла ей веки.

Потрясенная, я выбежала во двор. Вышла и бабушка. Она плакала. Рядом остановились еще какие-то люди. И среди печальных вздохов и привычных слов, я вдруг услышала шепот, что вот, мол, заразилась Ганка давно от покойного мужа и заболела  на рак. Излечения же от этой болезни и нет.

«Рак? – изумилась я. И представила сразу же то, что знала: животное с клешнями.  Я ни у кого ничего не спрашивала, но, пока была ребенком ,раков боялась до ужаса. Я представляла, что некоторые из них могут поселиться  в человеке и поедать его изнутри.

Что ж, если рассуждать образно, так оно и есть. Ведь еще во втором веке до нашей эры выдающийся врач Гален писал: «Карцинома – это опухоль, злокачественная и плотная,  изъязвленная  или без изъязвлений. Она получила название от рака… Мы часто наблюдали опухоли на груди, похожие на рака, и как клешни, расположенные по обе стороны  туловища этого животного, так и вены, растянутые жуткой опухолью, напоминают его по форме.»

Конечно, когда-то давно заболевший на рак несчастный, был обречен.

Но не теперь.

Ну, а насчет заражения…  Впоследствии я слышала много чего невероятного, связанного с этой болезнью.

Глава  вторая

Я прочитала, что количество смертельных случаев, вызванных раком, будет в Европе постепенно увеличиваться. Можно было бы предотвратить  до сорока процентов  случаев заболевания раком, если бы люди вели здоровый образ жизни и медики улучшали механизм обнаружения рака.

Со вторым утверждением я согласна безоговорочно. А вот с тем, что если бы люди вели здоровый образ жизни … Я не медик и тем более не  ученый. Но я по своей натуре, можно так выразиться, собиратель информации. А поскольку  много лет проработала в журналистике, то и непроизвольно природные способности  все замечать, запоминать – складировать, анализировать и делать выводы, развила неплохо. Я могу вспомнить, если надо, почти всех, с кем так или иначе сталкивала меня судьба, у кого я брала интервью , и какие проблемы были тогда у человека.  И надо же, как ни печально, я знала немало людей, заболевших раком.  Многие не пили, не курили, не наедались до отвала , не было у них повода сильно нервничать, или сталкиваться со вредными химическими веществами. Плохая экология? А вот это – да! Подтверждение тому – увеличение роста заболеваемости.  Но это – отдельная тема.

Жила я с бабушкой и мамой в довольно живописном месте. Поселок располагался среди лесов и зеленых холмов. Куда не глянь – всюду чистая природа, красота такая, что дух захватывало. Никаких вредных предприятий вблизи.

У нас была знакомая семья. Очень дружная и дружелюбная. У них была единственная дочь. Мне было пятнадцать на то время, а ей девятнадцать, и она уже успела выйти замуж.

Неприятное известие принесла она сама.

Когда я ее увидела, то даже испугалась. Она брела дорожкой от калитки, опустив плечи, а ее небрежно причесанные волосы почти закрывали лицо . Она глянула на меня как-то затравлено, и я увидела, что оно запухло от слез. Я так и застыла, предчувствуя  беду.  Надя – а так ее звали,  тяжело обняла меня и зарыдала.

-  Вот, пришла попрощаться. Завтра поутру еду в областной  онкодиспансер. Рак у меня, оказывается! Рак!

Я испуганно молчала, я просто не знала, что в таких случаях говорят. Утешать? Надо знать, как.  Подбежала бабушка и завела Надю в дом.

Захлебываясь словами и слезами, Надя начала рассказывать. Вялость. Сонливость. Она быстро уставала. Уже был месяц май и родные решили, что ей просто не хватает витаминов. А потом она похудела. Радовалась даже, ведь от природы была плотного телосложения. А тут  стала выглядеть очень изящно. Но вот недавно возникли боли. Нежданно- негаданно. И болело так, что она прямо извивалась вся.

- Что теперь будет?! – вопрошала она и с такой надеждой смотрела на нас, что у меня сердце кровью обливалось.

Прошло много лет с того времени, а я до сих при воспоминании  о ней вижу заплаканное ее лицо, искаженное страхом.  И мне выпала такая же участь – заболеть. Но время уже другое, и рак – это далеко не всегда приговор. Но говорить, что вредные привычки  тому причина? Я не думаю, что это так.

Надю привезли домой через три дня. Она была уже, как сказали онкологи, неоперабельна.

Ее мать на следующий же день пришла к моей бабушке погадать. Маме Надиной было то всего тогда под сорок. Молодая, всегда веселая и энергичная. Она была оптимисткой. А теперь я увидела согбенную немолодую женщину с потухшим взором.

-  Колем обезболивающее. А она всеравно кричит, что болит, - шепотом говорила Надина мама. Что делать?  Там сказали, что уже поздно, вот если бы раньше… можно было бы даже вылечить. Но ведь ничего такого не было! - с отчаянием говорила она.

А я лихорадочно перебирала в уме все наши с Надей разговоры. Действительно, она ни разу не жаловалась на плохое самочувствие. Но, может, это мне не жаловалась, а мужу или маме что-то и говорила?

- Да нет, же, нет! Только слабость иногда ее донимала! Только это! А я то упрекала, что ленится на грядках работать!..

В отчаянии женщина заламывала руки и раскачивалась, как маятник.

А мы не могли ее утешить.

Через неделю она опять прибежала к нам. Чуть повеселевшая, болезненно оживленная.

- Наде легче. Она даже встала сегодня. Она о тебе спрашивала. Можешь к ней прийти, ей даже меньше лекарств надо! – сообщила мама Нади.

И я пошла ее проведать. Помню, шла улицей и слушала щебет птиц. Майское солнышко нежно ласкало. Все цвело и зеленело. В палисадниках пышно пылали розовым пионы. А ветерок! Легкий, душистый, теплый! Само олицетворение жизни эта весна! Я ощущала необыкновенный прилив сил. И во мне возрождалась вера в то, что Надя выживет! Всякое бывает, я слышала.

Дом Надиных родителей был недалеко. Рядом на участке  возводили  еще один, более современный и удобный, более просторный, рассчитанный на молодую семью с детьми. Там предусматривались даже некоторые удобства, что в те времена было редкостью. Дом этот строили совместно три семьи: родители и брат мужа Нади и ее родные. Надя и ее муж вкладывали в этот дом не только деньги и силы. Они в него вкладывали и душу, и все свои надежды на счастливое будущее семьи.

Вот возле этого дома я и нашла  Надю. Сначала я и не поняла, кто это ходит вокруг него и что делает. А когда увидела, ноги мои отказались идти дальше.

Что с ней сделала болезнь! Желтизна  и изможденность лица просто пугали. Высохшее тело, казалось, с трудом выносит груз одежды. Первое мгновение мне просто хотелось убежать. Но я собралась и твердой походкой пошла во двор. Она повернула ко мне застывшее лицо и я поразилась ее взгляду: она смотрела как будто сквозь меня и видела что-то неизведанное.

« Мама ее говорила, что ей легче. Но… нет.»  И ко мне пришло понимание, что ей не жить. Что она уже не тут. И то, что она делала… Видимо, и она понимает, что скоро уйдет.  Надя, волоча ноги, обходила свой будущий дом и целовала стены. Она прощалась со своими надеждами, которые олицетворял дом.

Мы обнялись и так постояли некоторое время. Я потрясенно молчала. Потом мы говорили о чем-то незначительном, просто, чтобы не молчать. А потом ее лицо передернулось и она прошептала:

- Опять болит…  И, посмотрев мне в глаза, спросила:

-  Ты же будешь меня помнить?

Я кивнула и повела в дом родителей. Никого  внутри не оказалось. Я помогла Наде лечь и села у нее в ногах.

Было тихо.

-Пойди, позови  мать,- вдруг сказала Надя.

Я выскочила во двор, с ужасом понимая, что сейчас вот происходит. А я бессильна помочь. Посмотрев на меня, Надина мама  бросилась  к дочери. И через мгновение я услышала ее отчаянный крик.

Спустя некоторое время я начала думать о том, что же явилось причиной болезни молодой женщины. И каждый раз, сталкиваясь с подобным, я думаю о том же. И молю Бога, чтобы как можно скорее была раскрыта эта тайна. Или хотя бы научились медики вовремя диагностировать рак, чтобы как можно меньше было трагедий и страшных мучений. Ведь Украина на втором месте в Европе  по темпам распространения рака. Страшная статистика!

Да убережет Бог вас и ваших детей от такого!

Продолжение следует…

Запись была опубликована: glavred(ом) Воскресенье, 30 декабря 2012 г. в 20:43
и размещена в разделе Проза.
Вы можете следить за ответами к этой публикации через ленту RSS 2.0.
Вы можете оставить ответ или trackback с вашего сайта.

Оставить комментарий

 

Полный анализ сайта