?> Лара Росса | «ПостЧорнобиль»
 
 

«ПостЧорнобиль»

Газета Всеукраїнської Спілки ліквідаторів-інвалідів "Чорнобиль-86". Всеукраїнський часопис для інвалідів Чорнобиля, ліквідаторів, чорнобилян.
03.02.2013, рубрика "Проза"

Полынь-трава в меню украинки

Публицистическая повесть

Продолжение

Глава тридцать первая

Не знаю, как кто, а я в астрологию верю. Жизненный опыт в процентах семидесяти подтверждает эту забавную систему со звездами и зверями. Как бы то ни было, но в моей жизни многие люди, имеющие для меня значение, родились под  созвездием Весов.

Например, Наташа. Постоянство – одна из главных черт ее натуры. Мы дружим с перерывом на те несколько лет после аварии на ЧАЭС, когда нашлись одна для другой, уже… ого! Около тридцати лет! Стали старше и начали лучше понимать друг друга.

Наташа из тех женщин, которые вкладывают свои эмоциональные, душевные и физические силы в мужа.

Помню вечеринку у Лиды, еще одной моей подруги. Ее дом всегда был открыт для друзей, у нее почти всегда можно было кого-то застать. Муж Анатолий, тоже был гостеприимным и радушным, всегда помогал Лиде и по дому, и в воспитании детей, и во всех начинаниях. Он вечно что-то придумывал и мастерил. Ему удалось даже сделать некоторые предметы мебели, чем гордился и он и Лида. У них было двое детей. Девочка – такая же активная и инициативная, и сын – мечтатель и фантазер.

Анатолий работал на строительстве ЧАЭС, ну а Лида была страховым агентом. Их обоих переполняла энергия и я всегда представляла жизнь этой пары, как полет самолета: разбег, взлет, а потом выше и выше. Впрочем, я всегда так и думала о жизни и своей, и тех людей, которые имеют какие-то цели.

Или вот муж Наташи Валерий. Наглядная иллюстрация к этим моим понятиям.

У него и его брата рано умерли родители и их забрали в детдом, причем из-за разницы в возрасте в разные места. Долго уговаривал Валерий завуча, директора, а потом и чиновников повыше, чтобы их не разъединяли и дали возможность расти вместе, и таки добился своего. Валерий вышел из родных пенатов в пустоту: никто нигде его не ждал. Это время было самым трудным в его жизни. Он решил устроиться рабочим на строительство атомной станции, совершенно не представляя, что это за объект, имея самые общие понятия об атомной энергетике и, конечно же, даже и подумать не мог, что именно это и будет делом всей его жизни. Ему, как рабочему, предоставили общежитие. Он охотно работал, и очень скоро понял, что надо учиться. С Наташей они встретились людьми, уже знающими, чего хотят от жизни. Это всех сближает. Им удалось создать семью, которая давала чувство защищенности, умножала их силы и двигала вперед, к новым достижениям. Оба учились. К моменту, когда второй энергоблок  был выведен на проектную мощность1000МВТ , ее муж был уже мастером на одном из участков. Наташа поступила учиться в институт и выбрала нелегкую специальность, связанную с экономикой. Уже в зрелом возрасте она решила улучшить свои знания и получила образование за рубежом, в Австрии.

В мае 1979-го до этого было еще очень далеко. В то время молодая пара уже растила сына и дочь, увлекаясь самыми разными вещами – от походов на природу до искусства. Муж занялся живописью  и пронес это увлечение через десятилетия труда и духовного роста. Наташа и сама успешно делала карьеру, просто ей, как женщине, было намного труднее – воспитание детей, домашние дела плюс напряженная учеба забирали уйму времени.

Тем не менее, она находила и силы, и желание вникать в дела мужа. Очень умная и прозорливая, она обладает еще и цепкой памятью. Умением все анализировать. Поэтому ее ненавязчивые советы очень помогли мужу. Шаг за шагом он добивался и достигал большего и большего. Его очень уважали в коллективе. Со временем с рабочего он стал компетентным специалистом    в атомной энергетике. Способным руководить и стратегически мыслить. Сегодня его должность  в этой области – на уровне министра. В условиях нестабильности, политических распрей и туманного будущего ему удалось сохранить все объекты, сплоченный коллектив и уверенность в завтрашнем дне. А Наташе – веселость нрава, молодость души и тела, свежее восприятие жизни. А что еще надо для счастья?

Этих супругов радуют дети – успешные, счастливые. А также внуки, самому маленькому из которых чуть больше года.

Их семья – пример благополучия среди припятчан.  Им удалось избежать бед, которые падали на головы ликвидаторов и эвакуированных. И   , слава Богу, может самое главное, их обошли стороной  тяжелые болезни.

Всем  таких благ!

Глава тридцать вторая

В июне этого же семьдесят девятого года мужу дали отпуск, и мы  посчитали самым хорошим вариантом отдых у моей матери.  Это, конечно же, очень ее обрадовало. Не то, чтобы она очень любила возиться с детьми, но… какое-то время летом при моих заботах… это ей доставляло удовольствие. Маме в июле должно было исполниться пятьдесят четыре, то есть , она в то чудесное лето была даже немного моложе, чем я сейчас.

Боже мой! А казалась мне тогда, двадцатисемилетней, пожилым человеком. А ведь с тех пор все так изменилось в жизни! Мы перестали считать пятидесятилетних пожилыми. А я,  и не только я, обнаружила, что и в пятьдесят можно  ощущать себя молодой.

Было мягкое ласковое лето. Везде цветы, зелень, пение птиц. Радовало и синее небо, и щадящее солнце, шепот сочных листиков на деревьях, и милые жизненные приятности. Такие, как неспешная прогулка с детьми, посиделки в полдень  на веранде за вкусной трапезой, покупки, пусть и не грандиозные, но такие воодушевляющие.

Иногда шел дождик, быстрый, веселый, освежающий, просто, чтобы полить все растущее. Во дворе у мамы росли сиреневые ирисы и оранжевые лилии, сирень и жасмин уже отцвели, а вот роскошные розовые пионы качали головами в такт порывам теплого ветерка. Одним словом, жизнь и природа щедро дарили людям красоту и умиротворение.

Но наша дочь чуть не погибла в то лето.

Как-то выдалось пару душных, ослепительных дней: ни ветерка, ни прохлады. В тени вишни возле крыльца после обеда мы читали сказки.

Утром третьего дня все резко переменилось. Небо затянули низкие тучи и даже потемнело.  Ветер нес  запах дождя. А дальше жесткими порывами налетел сильный ветер. Он загнал нас на веранду, и вовремя. По ее крыше забарабанил дождь с градом. Через пару минут спорыш возле крыльца  был покрыт сияющей шубой, а наши гордые пионы жестоко побиты. Порывы ветра гнули деревья, и мы с замиранием сердца слушали  вой где-то на чердаке. Но так же неожиданно как и началась,  гроза закончилась, точнее, она пошла дальше. Засияло солнце.

- Давай пойдем к бабушке на работу, - предложил мой сын, - Как она там?

Муж решил остаться дома и осмотреть все хозяйство, вдруг надо что-то подремонтировать.

Не успели мы и десяти шагов пройти, как я услышала слева какое-то шипение и потрескивание.  Резко запахло озоном. Дочь в изумлении смотрела на дорогу. Она шла, взяв меня за левую руку, а сын – за правую. И  я с ужасом увидела  извивающийся провод у ее ног. Он искрил.  Это ветер оборвал линию электропередач. Я быстро глянула на сына и приказала:

- Немедленно беги к калитке и стой там!

Он молча отбежал. Я схватила дочь за плечи и рывком отбросила назад. При этом я заметила, что провод, извиваясь, уже пару раз искрами как бы рванул, притягивая, подол ее платья. И тут же отскочила я сама.  Трясущимися руками  ощупывала дочь, а говорить вообще не могла. А потом я завопила, что есть мочи, чтобы меня услышал кто-то из соседей. И пока не прибыла аварийная служба, я с ужасом смотрела, как извивается провод под напряжением.

Как-то незаметно пролетело время отпуска. Мама нас провожала со слезами на глазах.

А уже на следующее утро я бежала  на работу, предварительно определив детей в сад.

Припять купалась в лучах утреннего солнца,  молодая, исполненная бодрости и надежд.  На мне было прелестное платье, подарок мамы, созданное мастерством местной портнихи. Я весело смотрела на мир и чувствовала необыкновенный прилив сил.

Эх, молодость!

В направлении станции я смотрела с радостным чувством: там работал муж и приносил в семью неплохие деньги. Именно со станцией мои друзья и знакомые связывали свои мечты и чаяния.

Глава тридцать третья

Решила вернуться к сегодняшним дням. Не так давно умерла от рака Анна Петровна, член клуба «Земляки». Все молились за ее выздоровление. Но – увы! Чуда не случилось. А я, после того, что увидела в онкодиспансере, даже не поразилась, что все свершилось так быстро. Неумолимая болезнь плюс состояние нашей медицины сделали свое жестокое дело. Царствие небесное этой талантливой женщине.

И вот, совсем недавно в поселке, где я выросла, погибла от рака молодая женщина. Дочь моих знакомых. Погибла – более подходящее слово, нежели умерла, ведь ей было всего то двадцать семь. Она не успела родить детей. Они с мужем достраивали дом, оставалось заняться отделочными работами.

Они мечтали вселиться в него в мае. И подумывали о сыне или о дочери, как Бог даст. Но вдруг женщину стали мучить боли. И до этого были неполадки со здоровьем, но районные медики ничего не находили. То есть, находили, но их диагнозы и лечение  были приблизительными. В областную больницу никто ее не направил. И вот – четвертая стадия…

Все осознавая, молодая женщина впала в депрессию. Бывало, ходила, пока могла, вокруг новенького дома, как символа несбывшегося счастья, и целовала его стены. Не прошло и месяца, как она нашла успокоение  совсем в другом доме.

Я к чему это рассказываю. Последние несколько лет заболеваемость раком в стране стала просто катастрофической.

Недавно я была на осмотре у хирурга, который меня оперировал. Для меня стало потрясением, что больных так много. Приходится становиться на очередь, чтобы попасть на стационар. Люди согласны лежать в коридоре. Ведь промедление смерти подобно. То же самое делается и в радиологическом отделении.

Многие из этих людей приходят поздно. По разным причинам. Это – отдельная тема. Мало того, что у них начинаются жуткие боли, они страдают морально, душевно. А найти поддержку – непросто. Можно ходить в церковь, пока ноги носят. Поддерживают родные, у многих они есть. Но здоровый человек не может полностью вникнуть в состояние больного, нужен специалист, опытный психолог. Может, отдельным людям при деньгах это и доступно. А остальным как быть? Как уйти из жизни достойно и в чем найти опору? Успокоение? Врачи еле успевают оперировать. Где уж им вникать в трагедию каждого? Я уже рассказывала о женщине с моей палаты, которая впала в душевное оцепенение, лежала бревном и бессмысленно глядела в потолок. Мне страшно думать о ее переживаниях.

Никто не знает, сколько пройдет лет, пока таким людям повсеместно будет оказываться психологическая поддержка.

Мне и самой бывает страшно. Но я учусь преодолевать негатив. Жить так, как жила до того, но заново переосмыслив и дар жизни,  и оценив ее скоротечность:

Душа в заточении жира,

Ты еще, кажется, жива?

Наверное, пение птиц

Повергло тебя просто ниц?

Волшебные сказки  весны

Как? Разве уже не нужны?

Луны окровавленный глаз

Как ранней погибели глас.

Ты все же встряхнись и не ной,

Ты песню о жизни пропой.

В руках твоих солнечный меч.

Беде сними голову с плеч.

Ты можешь душа, ты должна.

Ведь жизнь, посмотри, хороша.

Продолжение следует…

Запись была опубликована: glavred(ом) Воскресенье, 3 февраля 2013 г. в 0:16
и размещена в разделе Проза.
Вы можете следить за ответами к этой публикации через ленту RSS 2.0.
Вы можете оставить ответ или trackback с вашего сайта.

Оставить комментарий

 

Полный анализ сайта