?> Лара Росса | «ПостЧорнобиль»
 
 

«ПостЧорнобиль»

Газета Всеукраїнської Спілки ліквідаторів-інвалідів "Чорнобиль-86". Всеукраїнський часопис для інвалідів Чорнобиля, ліквідаторів, чорнобилян.
22.02.2013, рубрика "Проза"

Полынь-трава в меню украинки

Публицистическая повесть
Продолжение
Глава тридцать четвертая

В Киеве – весна. Хоть и прохладно, хоть, бывает, идут дожди. Но природа все делает, если так можно сказать, за графиком. Оглянуться не успеешь, как пробьются к свету растения, зацветут абрикосы.
Люди встрепенулись. Копаются в своих огородиках и проблемах. Даже в общественном транспорте больше улыбчивых людей. Может, проблем и не меньше, но весной они воспринимаются легче.
Я общаюсь со своими взрослыми детьми и вспоминаю их маленькими.
Октябрь 1979 года. Стояла бодрящая свежесть. Летали паутинки бабьего лета. Шелестело золото листвы в парках и скверах. Припять радовалась жизни, и мы, в основном молодые люди, тоже ей радовались.
Как-то решили встретиться все мои друзья. Семьями. Просто для общения, для того, чтобы радостно провести время и укрепить нашу дружбу.
К вечеру на город сизым туманом опускалась прохлада. А сын покашливал. Дочь тоже была склонна к простуде. Поскольку Лида, так звали мою подругу, жила недалеко, мы остановились на варианте, что нечего тянуть детей с собой, лучше уж мы будем время от времени заглядывать к ним. Надо сказать, что мой дотошный муж после случая летом с оборванным проводом, дома все сделал для безопасности детей. Лекарства, опасные предметы – в недоступных местах. Розетки закрыты специальными крышечками. Ну, и так далее.
Тем более, что мы считали старшего уже достаточно большим. Так что со спокойной душой ушли к соседке. Читали свои стихи, слушали одного из бардов – местную знаменитость. Сбегали домой. Покормили детей и те стали играть кубиками.
Мы опять водворились в круг друзей и тоже приступили к ужину. Неспешному, с философскими беседами.
Пришло время укладывать детей спать. Муж сбегал и проконтролировал гигиенические процедуры. Я же, когда пришла, почитала им сказку на ночь. Помню, украинскую народную про Котигорошка. Все прекрасно. Дочь, уткнувшись мне в бок, уснула. Я уложила ее и укрыла. Сын, сладко зевая, скрутился калачиком. Я оставила им свет в коридоре и снова вернулась к друзьям. Мы перешли к сладкому и к более задушевным беседам. Помню, что некоторые из нас даже высказывались, что хорошо бы так вот встречаться, обсуждать жизнь, проблемы и интересные вещи. От атмосферы доверия и доброжелательности нам на душе стало легко и радостно.
Вечер закончился. Взявшись за руки, мы с мужем покинули общество, счастливые, наполненные душевными силами. Еще на площадке перед дверью в квартиру услышали странные звуки. Не веря ушам, влетели в коридор. Наш сын не просто плакал. Он поскуливал, как пес. Мы в ужасе заскочили в детскую. Он лежал и показывал нам пальцем вверх. Мы вскинули головы, но ничего не увидели. Тогда. Немного успокоившись, он сказал:
- Она раздулась и скоро лопнет!
Так вот оно что!
Он заметил, что электролампочка (тогда у нас еще не было ни люстр, ни светильников) другой, непривычно округлой формы. Я ее недавно поменяла. Сын решил, что она так накалилась, что вот-вот лопнет. Бедный ребенок! Он, наверное, всерьез переживал, что случится катастрофа! С детьми, выходит, всего не предусмотришь. Мы, облегченно вздохнув, рассмеялись. Переводя взгляд с мамы на папу, и он успокоился. А вскорости, обласканный, уснул.
А мы сидели на кухне допоздна.
- Знаешь, а мне премия положена! Бригадир заверил, что десятого числа и выдадут.
- А повод?
- Что, забыла? Мы же так вкалывали… Пятого вывели первую очередь на номинальную мощность. Ты хоть представляешь, что такое 2 миллиона киловатт? Вот то-то! А я тебе обещал платье. Хорошее, к Новому году. И детям обещал кое-что.
За окном в темном небе сияли звезды. В кухне приятно пахло. На занавесках красовались яблоки и груши, как, впрочем, и в нашей вазе. Мягко в сумерках светились кухонные шкафчики. Я чувствовала себя молодой и здоровой. И будущее мне казалось прекрасным.

Глава тридцать пятая

Неизбежно приходит время, когда прошлого становится все больше и больше, а будущее, словно шагреневая кожа, все уменьшается. А поскольку наша память с трудом возвращается в прошлое, то сколько бы лет нам не исполнилось, кажется, что жизнь короткая. Я тоже с трудом вспоминаю дни, канувшие в Лету. Иногда мне достаточно сосредоточиться, иногда – посмотреть старые фотографии, а иногда какие-то мелочи напоминают о конкретных событиях. Например. Звуки, запахи или похожая погода.
1980 год я помню хорошо. Даже некоторые моменты и разговоры всплывают в сознании без особенных усилий. Во-первых, припятчане, средний возраст которых не превышал двадцать шесть лет, с воодушевлением встретили известие о проведении Олимпийских игр в нашей стране. В Управление строительством станции поступили путевки на эти соревнования. И однажды муж еще с порога мне восторженно прокричал:
- Ура! Едем на Олимпиаду! Едем в Москву!
Пришлось просить мать принять детей на эти десять дней.
Мы сели в поезд «Киев- Москва», и, помню, с удовольствием до темноты рассматривали мелькавшие за окном виды природы и населенных пунктов. А когда легли отдыхать, мне совершенно не хотелось засыпать, приятные грезы наполняли душу волнением и ощущением чего-то необычного.
Хорошие предчувствия не обманули: десять дней в олимпийской Москве стали одними из лучших в моей жизни. (Правда, я неисправимая оптимистка и считаю, не смотря на возраст, обстоятельства, не всегда радующие, и болезни, что все лучшее еще впереди). Происходящее казалось сказочным еще и потому, что с таким уровнем обслуживания мне еще не приходилось встречаться. А надо сказать. Что Припять была в этом смысле одним из лучших городов Союза. Припятчанам и товары завозили самые-самые, и магазины были хорошо оборудованы, и люди, мне сейчас так мнится, не испорчены в том смысле, что молодость и благополучие в большой мере исключают недоброжелательность и раздражительность. Да плюс еще и уровень образованности припятчан в среднем был выше, чем в любом другом городе.
Помню, я даже на футбол пошла с мужем, и мне совсем не было скучно: атмосфера праздника веселила, я разглядывала окружающее с интересом, к тому же стояла прекрасная погода и над нами синел купол неба, словно символ голубой мечты. Все было прекрасно организовано и продумано: спортивные соревнования, которые посещала туристическая группа, куда мы входили, перемежались с посещениями лучших музеев. Питание было не только полезным, но и приятным в эстетическом плане.
Мы осматривали достопримечательности столицы и радовались жизни.
Когда-то мама подарила мне вышитую блузку. Натуральный крепдешин, покрой сугубо народный украинский, поэтому и вышивка расположена на соответствующих местах: она украшала грудь и рукава. Вышивала ее одна из лучших мастериц, которую я не знала, но с ней была хорошо знакома моя мама, гладью. Эта техника вышивания ближе всех других приближается к натуральному изображению. На ней были вышиты цветы, символизирующие Украину: маки, васильки, переплетенные колосьями на фоне нежных зеленых листиков.
Идем мы Красной площадью, красота вокруг, теплый ветерок треплет волосы, перебирает складочки на блузке, цветы на ней такие выразительные, сияют яркими красками, словно не на блузке, а в поле. Я, помню, подумала, что недаром мастерица, создавшая такое чудо, имеет столько наград за свое творчество.
И тут ко мне обращаются люди на плохом русском. Я не сразу поняла, что они хотят. Оказывается, просят продать, и не за малые деньги, мою оригинальную вещь. Я им вежливо отказала. Талантливую работу, оказывается, видно сразу! И так мне захотелось все в своей жизни делать как можно лучше! Достичь успеха, жить интересно, творчески. Чтобы люди уважали и ценили плоды моего труда. Чтобы дети брали с меня пример. Чтобы видели они во мне и маму, и друга, и творческую личность.
Вечером я бережно сняла с себя блузку – нежная ткань послушно легла мне на руку. Еще раз, удивляясь мастерству и фантазии мастерицы, рассмотрела вышивку.
И конечно же, даже предположить не могла, что через несколько лет, впопыхах собирая вещи для себя и детей, я возьму только необходимое. По радио объявят эвакуацию в связи со взрывом на атомной станции, и я, как и все остальные, вроде бы и поверю, что это – не навсегда, что мы еще вернемся в свой родной город. Но в моей душе словно что-то повернется, каким-то непривычным светом все очертится, и я с печалью и ужасом пойму, что случилось непоправимое: мы и любимый город расстались навсегда.

Глава тридцать шестая

Лето 1980 года можно было смело назвать феерическим. Может, поэтому и пролетело оно так быстро? Пришла осень, а с ней и другие заботы.
Во-первых, сын пошел в школу. Все родители знают эту суматоху, тревогу за любимое чадо, радость за него и расходы на приобретение всего для успешной учебы. И вот, облегченно и радостно вздохнув, мы торжественно выходим из дома. В руках малыша (а он мнит себя взрослым!) – астры. Богатый букет, напоминающий мне мои походы в школу первого сентября. На нем – аккуратный костюмчик синего цвета, и в нем он – просто загляденье! Мой сын и внешне и по характеру очень похож на меня, и, как это неэгоистично – каюсь – меня просто распирает от гордости. В тот момент я старалась не думать о множестве новых забот, уплотнявших мой напряженный день. Я иду рядом и просто радуюсь за нас, за всю нашу сплоченную семью.
В сентябре же мне пришлось обратиться к онкологу. В груди обнаружилось уплотнение, и врачи посоветовали мне, на первый взгляд, странное лечение: родить еще одного ребенка.
- Для того, чтобы доброкачественная опухоль не превратилась во что-то более серьезное, просто рассосалась под воздействием нового гормонального фона, - объяснили мне.
Я думала о причине заболевания, и не последнее место в моих мыслях занимали слухи, упорно ходившие Припятью, о выбросах загрязненного радиацией пара. До сих пор достоверно неизвестно, правда ли это, но, говорят, до восемьдесят четвертого года на станции не раз складывалась аварийная ситуация. А вообще среди припятчан не было никакой настороженности по отношению к такому серьезному объекту, как атомная станция. Словосочетание «мирный атом» всех гипнотизировало, тем более, что тысячи семей жили работой на станции, и жили довольно обеспеченно.
Помню, как я постоянно покупала дорогую рыбу, когда забеременела. Магазины предлагали широкий выбор как продуктов, так и промышленных товаров. Люди были хорошо одеты. В городе царила атмосфера благополучия. Сюда часто приезжали с концертами известные артисты. На одном из таких концертов в роскошном доме культуры меня насмешила моя дочь. Выступление известного певца так на нее повлияло, что по дороге домой малышка вдруг заявила:
- Как мне хочется в будущем иметь такого мужа!
В это же время расширился круг моего общения. Я осознала, что мне хочется и дальше чего-то добиваться, несмотря на работу и занятость семейными делами.
И я написала большую статью о станции, о людях, которых я знала, и которые ее создавали. Отослала по почте в местную районную газету.
В это же время было завершено строительство и поставлено под напряжение ЛЭП750 вт.
Это событие прошло как-то незаметно: линия электропередач для жителей города и работников станции была всего лишь необходимой деталью грандиозного проекта.
Дни летели за днями. Мы все были заняты делами: муж продолжал работать как монтажник на строительстве, сын успешно учился, дочь с радость посещала садик, и я за хлопотами о семье уже и не мечтала получить какое-то сообщение из редакции газеты.
Но вдруг на меня свалилось радостное известие. Помню, кто-то из сотрудников прямо мчался, размахивая газетой, ко мне коридором.
- Неужели это ты написала? – восторженно спрашивали меня. А некоторые – с недоверием.
Действительно, статья получилась интересной и актуальной, объемной и сохранила все мои стилистические находки. Я не удивлялась такой реакции, ведь мало кто знал, каких усилий мне это стоило. Да и писать я начала давно, еще школьные сочинения занимали на разных конкурсах первые места.
Домой летела, как на крыльях. И, о чудо! В почтовом ящике меня ожидало письмо, очень повлиявшее на мою дальнейшую жизнь. Меня приглашали на работу в редакцию!
В ноябре я приехала в Чернобыль. Именно там располагалась редакция районной газеты.
Я как то сразу вписалась в коллектив. Мне было непривычно и интересно. Первый день ушел на то, чтобы ознакомиться с публикациями, понять дух издания, его направленность и манеру работы. А там я получила и первые задания. Сначала очень простые, но все равно требовавшие от меня и знаний, и подготовки, и умения общаться с людьми.
Я не мучила себя сомнениями. Почитала нужную информацию, покопалась в фактах, вооружилась уверенностью и пошла к людям.
Вела я себя очень просто, не строила из себя «великого журналиста» и ко мне очень быстро пришел успех. Я не показывала виду, но в душе очень этим гордилась. Кроме того, моя жизнь изменилась. Появилась внутренняя уверенность, засветились, словно морякам маяк, перспективы, и пришло понимание, что я, наконец, нашла то, что нужно, что выражает мою суть и подходит именно моему восприятию мира.
Ведь жизнь я всегда воспринимала не только как подаренную свыше возможностью ею наслаждаться или переносить случавшиеся трудности, но и как некий материал, нуждающийся в освещении и некой интерпретации. Мне кажется, такой угол восприятия реальности и делает просто людей журналистами и писателями.
Продолжение следует…

Запись была опубликована: glavred(ом) Пятница, 22 февраля 2013 г. в 11:54
и размещена в разделе Проза.
Вы можете следить за ответами к этой публикации через ленту RSS 2.0.
Вы можете оставить ответ или trackback с вашего сайта.

На сообщение "Лара Росса" Один комментарий

  1. Мария Ивановна сказал(а):

    Давно читаю на вашем сайте прозу Лары Россы. Иногда даже дела откладываю, так интересно. В те годы ( полынь – трава) я была еще школьницей… Талантливо описано, спасибо!

Оставить комментарий

 

Полный анализ сайта