?> Лара Росса | «ПостЧорнобиль»
 
 

«ПостЧорнобиль»

Газета Всеукраїнської Спілки ліквідаторів-інвалідів "Чорнобиль-86". Всеукраїнський часопис для інвалідів Чорнобиля, ліквідаторів, чорнобилян.
06.03.2013, рубрика "Проза"

В СОЗВЕЗДИИ РАКА

Художественно – публицистическая повесть

Глава  четвертая

Не так давно одна моя хорошая знакомая похоронила сестру.  Женщина прожила немало,  просто пробил ее час. Свою сестру она позвала сама, когда почувствовала, что силы ее покидают.  Сестра успела. Они и пообщались, и простились. Естественно, моя знакомая переживала утрату.

- О! Всем бы столько прожить, - сказала я, когда узнала , что покойной  незадолго до кончины исполнилось   восемьдесят семь.

- Оно- то так, - отвечала моя приятельница, кстати, весьма  почтенного возраста. – Но еще человеку уйти надо по- человечески – задумчиво и печально добавила она. – Достойно.

Я согласно кивнула.  А Нина Ивановна рассказала, как страдала ее сестра последнее время. Каждый день  и особенно каждую ночь , ее переполнял ужас ожидания конца. В результате она стала не просто нервной, а раздражительной и   тяжелой в общении. В подъезде дома,  где она жила, люди ее избегали. Далекие родственники, в присутствии которых она совсем распоясалась и устраивала истерики, перестали к ней наведываться. Вдобавок она стала неряшливой и неухоженной. Все вместе взятое просто потрясло мою приятельницу.

- Были бы у нее дети, возможно, она бы так не опустилась, - оправдывала она свою сестру. – Стыдно было бы перед  детьми. Ведь то, как родители уходят, тоже имеет значение. Остается в памяти, вызывает сопереживание, уважение, самоуважение…

Лет десять назад была я свидетелем подобной истории. Случилось все в том поселке, где я выросла.

Я часто общалась с женщиной , с которой нас свели похожие вкусы в литературе. Она работала в местной библиотеке, куда я забегала по дороге домой. Потом жизнь нас развела, и я бывала там только наездами.

В то лето  мы  с мужем в очередной раз решили поехать  на мою  малую родину.  Уж не знаю, как она узнала о нашем приезде, но на следующий день была уже у меня в старом доме. Я поразилась плохим переменам в ее внешности, но, конечно же, промолчала.

О своих бедах рассказала она сама.

- Года три назад, - начала она дрожащим голосом, - отношения с мужем стали еще хуже. Просто невыносимыми.

Я уже давно знала, что у Марии Ивановны такие проблемы. Она сильно любила мужа, но они были разными, точнее сказать, людьми, которые совсем друг другу не подходят.  Она – незаметная, скромная и немного набожная. Постоянно с книгами, постоянно в чтении. На первом месте – семья и проблемы детей. Он – яркий, красивый  и заметный мужчина. У него на первом месте всегда был он сам. Ярко выраженный эпикуреец, который всегда стремился , по его же словам, взять от жизни все. Все – это свободное времяпрепровождение по настроению в каком-нибудь  красивом месте, очень даже не дешевом,   женщины, которых он менял с завидным постоянством. Ну, и, конечно же, надменное, даже презрительное отношение к  жене, на которой, как он вещал, его угораздило жениться. Она  терпела все это по многим причинам. Это даже неважно сейчас. Но вот последнее время он начал унижать ее при детях.  И если дочь еще как то поддерживала мать, то сын всегда в семейных баталиях был на стороне отца. Марья Ивановна очень от этого страдала.

- А еще эти его медсестры…- говорила она мне.

Я и об этом была наслышана. О похождениях начмеда в поселке не знал только глухой.

Я посочувствовала Марье Ивановне. Ну что я могла ей сказать? Утешила, как могла, постаралась направить ее мысли в другое русло. За годы такой жизни она совсем упала духом. На том  мы и расстались .

По дороге обратно я , подремывая в машине, все возвращалась к этому разговору. Мне думалось, как мог не замечать врач состояния своей жены? Чтобы там ни было, а они продолжали жить вместе, и не мог он не видеть  ее угнетенного состояния, почти настоящей депрессии. Он, всегда веселый  жизнелюб, мог спокойно наблюдать угасание человека рядом? Вот это врач! И незаметно мысли мои переключились на то, как губительно влияет негатив на здоровье.

- Все болезни от нервов , - не раз слышим мы от других людей.  Я воспринимала это, как образное подтверждение того, что тяжело и неприятно жить, пребывая в стрессе. Всерьез никогда не думала, что можно заболеть от нервного потрясения или истощения. Когда читала, например, что какой-то герой слег от, допустим, любовной тоски, или из-за смерти своей половины, считала это таким образным сравнением. Попыткой рассказчика нагнать драматизма.

Впервые задумалась  о реальном влиянии на нас тяжелых переживаний и, как сейчас принято говорить, негатива, когда умерла мама одной моей погибшей знакомой.

Девушка  разбилась на мотоцикле. При этом для матери дополнительным ударом стали  еще и обстоятельства произошедшего: дочь возвращалась из лесу с женатым мужчиной.

Некому было поддержать  эту женщину. Ни родственников, ни достаточно близких подруг у нее не было, а муж исчез в неизвестном направлении еще когда дочь была маленькой. Кто знает, что было на душе у матери, потерявшей ребенка!  Но она начала, как говорят в народе, таять на глазах. А через год и ее не стало. После похорон люди говорили, что, мол, горе ее съело.

К чему я  это все  рассказываю?

Сейчас, когда  специально фиксирую в памяти подобные события и могу сказать, что их много, я с полным правом  пишу: часто люди один для другого являются сильными канцерогенами! Больно это осознавать, но жизненный опыт вещь достоверная.  Каждый может рассказать нечто подобное.

А вот в истории с Марьей Ивановной произошло все  наоборот.

Года через два после нашей встречи у ее мужа обнаружился рак желудка на последней стадии. Да, не обнаружили, а он уже заявил о себе с полной силой, медики только констатировали факт и назначили вспомогательное лечение. Его положили на стационар, уж не знаю, зачем, а Марья Ивановна как преданная жена ухаживала за ним и носила протертые кашки и бульоны. Ох, и натерпелась же она! Муж при виде банок просто свирепел, хватал их и  бросал в жену. Все это сопровождалось отборной бранью. Еще он, стоило отвернуться, шел, держась за стены, в ванную, выл там, пугая больных, и бился головой о стену. Это было ужасно.  Незадолго до кончины его одолело бессилие и равнодушие.

Прошло еще пару лет. В свое следующее посещение родных мест мы снова встретились. Мы уже не договаривались, а все вышло чисто случайно. Я даже не сразу узнала Марью Ивановну. Меня окликнула нарядная женщина с модной прической. Даже голос изменился, стал более звучным и мелодичным.  Помню, я  с каким- то  легким ужасом отметила эти перемены в  женщине. И для нее не стало секретом, что я потрясена.

- Я и сама удивляюсь, - призналась она. – Больно признавать, но давно надо было  разорвать  тот брак…  Я сейчас вот иду на автостанцию, мы совершенно случайно встретились, ведь дом я продала, там одни только тяжелые воспоминания. Купила себе квартиру в областном городе, а разницу трачу на путешествия. Делаю  многое , чего раньше сама себе не позволяла, например, посещаю парикмахерскую…  Но часто вспоминаю покойного мужа и думаю, отчего он заболел? Какая причина?

Честно?  Он мне был дорог даже таким, каким стал в последние годы…

Пути Господни неисповедимы…  А причины страшной болезни загадочны.  Так я подумала потом. И еще мне пришло в голову, что рак и не болезнь в общепринятом понимании, а некое свойство организма, чем- то  ущемленного.

Но мало ли что может подумать человек, далекий от медицины.

Продолжение следует…

Запись была опубликована: glavred(ом) Среда, 6 марта 2013 г. в 6:33
и размещена в разделе Проза.
Вы можете следить за ответами к этой публикации через ленту RSS 2.0.
Вы можете оставить ответ или trackback с вашего сайта.

На сообщение "Лара Росса" Один комментарий

  1. Мария Ивановна сказал(а):

    Здравствуйте! Спасибо за эту тяжелую. но нужную тему! Таким людям нужна поддержка. От рака умерла моя родная тетя… Нужна такая литература, чувствуешь, что ты с людьми…. Ждем моей семьей продолжения!

Оставить комментарий

 

Полный анализ сайта