?> Лара Росса | «ПостЧорнобиль»
 
 

«ПостЧорнобиль»

Газета Всеукраїнської Спілки ліквідаторів-інвалідів "Чорнобиль-86". Всеукраїнський часопис для інвалідів Чорнобиля, ліквідаторів, чорнобилян.
25.04.2013, рубрика "Проза"

Полынь-трава в меню украинки

Публицистическая повесть

Продолжение

Глава 43

Когда я пытаюсь вспомнить годы, прожитые перед катастрофой на Чернобыльской атомной станции, сразу же возникает такое чувство умиротворения и остатков счастья, что мысленно это состояние я определила как некий феномен. Нечто теплое и уютное, эдакая энергетическая субстанция помогает мне и поныне. Именно тогда я сумела уловить некий смысл в действиях повседневной жизни, в ее неповторимости.

И действительно: все складывалось как нельзя лучше. Дети росли, семья была опорой, хоть и сил забирала много, я пребывала в гармонии и с миром и с собой. Меня окружали интересные люди. В основном творческие, те, которые пытались чего-то достичь, сказать свое слово в литературе, в живописи, в музыке. А это не может не сказаться. Меня одолевали разные идеи, многим из которых не суждено было сбыться. Ну, во-первых, в силу обстоятельств. На все надо время, а его после аварии на станции просто не оказалось, ведь жизнь полностью перевернулась. А во-вторых,- мне не хватало опыта и таланта. Есть такие люди, к которым все приходит поздно. Но я чувствовала, что у меня многое впереди и не падала в отчаяние. Я вернулась на работу в Чернобыльскую райгазету и там получила признание как интересный журналист. Я по-особенному воспринимала окружающую реальность, с неизменным оптимизмом смотрела на описываемое, и это нравилось читателям. Мне пришлось стать, как сейчас модно говорить, креативной. Я, конечно, сильно уставала, но это не мешало мне побывать на самых разных объектах станции. Мне было интересно.

А в выходные я занималась детьми, пекла пироги, и, конечно же, ходила на собрания литстудии.

Муж зарабатывал неплохо, и мы не только не бедствовали, но могли себе позволить какие-то красивые вещи.

Но в этой бочке меда, образно говоря, была и ложка дегтя. Мои мечты достичь неких успехов, требовали знаний. Для этого надо было учиться. Я решила, во что бы то ни стало, получить образование. Пришлось наверстывать упущенное и хотя бы время от времени что-то учить. Литературу я знала неплохо, язык – тоже, я его чувствовала интуитивно, историю …немного помнила, а вот с английским была проблема – я переводила со словарем, и то – медленно.

И вот я решила поехать в столицу и попытать счастья. Я поняла, что не успокоюсь. Пока не добьюсь своего. Детей оставила на мужа и договорилась с подругой Тамарой, что она поможет смотреть за ними.

Первым экзаменом было сочинение, и название его было весьма символическим: Пусть будет атом рабочим, а не солдатом. За четыре часа работы над этим опусом я справилась, судя по оценке, которую я узнала, спустя какое-то время, неплохо. Потом надо было продемонстрировать свои знания в области украинского языка. Тут я вообще блеснула и получила высшую оценку. На экзамене по истории мне помогли такие же абитуриенты. Как и я. По сути, мои конкуренты. Факты они мне подкинули в записке, ну, а рассказывать уж я была мастерица! Высший бал! И вот – английский язык. Я сильно приуныла, ведь чтобы пройти, мне нужно было сдать его хорошо. А вот тут, я считаю, вмешалась судьба. Или высшие силы учли мое горячее стремление учиться. Мне попался настолько простой и легкий билет, что я его сдала без усилий. И когда увидела свою фамилию в списках студентов заочного отделения университета, то и не удивилась. Вернулась домой с ощущением хорошо выполненной работы. В редакции меня поздравили, и я с легкой душой поехала на установительную сессию. Я была счастлива. С удовольствием училась, в свободное время бродила по городу.

Однажды с окна третьего этажа университетского корпуса осматривала окрестности. И у меня появилось ощущение, что я это когда-то видела! Те же деревья, своеобразный абрис крыш, дворики между подъездами. Особенно бросалась в глаза неповторимая архитектура этого места Киева. Пора было идти на пару, а я все ломала голову, почему все это казалось мне настолько знакомым.

Напряженный день тогда заканчивался. Уставшая, я вместе с другими студентами-заочниками, вышла на улицу. Перешла проспект и решила посидеть немного в скверике. И только когда глянула на корпус университета издали, вспомнила: мне же снилось это! Я была потрясена. Неужели в жизни все предопределено! Иначе, откуда в сновидении столь точная картина?

С тех пор я начала более внимательно относиться к своим снам. Заинтересовалась явлениями, которые трудно объяснить. Да и сейчас, в зрелые годы, я, да и наука на многое, что происходит с нами, найти ответ не может. Пока.

Глава 44

А тем временем муж продолжал работать на станции. Уходил рано утром, а приезжал уставший, иногда даже в раздраженном настроении. Переутомление, думалось мне. Такие темпы…

Даже не верилось, что это мощное сооружение построили люди.

Мне и в голову не приходило, что атомная станция может быть опасной. И не потому, что я по глупости считала, что ничего плохого не может быть просто потому, что не может. Я науке верила. Читала разные научно-популярные журналы, старалась брать интервью у настоящих профессионалов. Я же не энергетик и не специалист по атомным станциям.

В конце марта 1984 года 4-й энергоблок станции был выведен на проектную мощность 1.000 МВт. И вот в августе на Чернобыльской АЭС выработано первые 100 миллиардов кВт. Ч. Электроэнергии.

Помню, я стояла с детьми у подъезда дома, и мы наслаждались приятным летним вечером. Ко мне подошла знакомая, соседка. Умница, красавица и очень доброжелательная. Она работала в управлении строительством станции, а муж ее был физиком-атомщиком. Уж и не помню, какую именно должность он занимал. Она весело сообщила, что, скорее всего мой муж придет домой с премией. И у нас завязалась беседа, не очень свойственная молодым женщинам, которые интересуются просто приземленными вещами. Мы говорили о станции. О ее будущем, о том, что вся наша жизнь связана именно с ней.

- А тебе не страшно? – вдруг спросила она.

Это было так неожиданно и так меня удивило, что я запомнила этот разговор.

- Мне бывает страшно. Я как представлю эту мощь… Мне муж подробно рассказал, как это действует. Мне кажется, что она опасна. Я вот прошу мужа рассчитаться и поменять город.

Я смотрела на соседку в полном изумлении.

Гораздо позже я сумела оценить независимость ее мышления, умение анализировать и не бояться, что собственные умозаключения расходятся с общепринятыми. Ко мне такое полезное умение пришло только с возрастом. Но я задумалась.

И при первом же удобном случае постаралась расспросить о безопасности специалистов.

Ответы были самыми разными. Одни даже говорить на эту тему не стали. Другие пустились в научные размышления, третьи рассердились и предложили заниматься серьезными делами, а не фантазиями. Да, да! Интересно, вспомнили они об этом разговоре после аварии или нет?

Я не любила долго думать о чем-то неприятном. Обладала завидным жизнелюбием. Радовалась всему позитивному, что случалось в моей жизни. А потому и выкинула все это с головы. Горько сознавать, что со временем пришлось вспомнить.

А пока… Жизнь преподнесла мне сюрприз и поставила перед выбором. Короче, в сентябре мне пришлось решать: то ли и дальше делать упор на карьеру, то ли родить еще одного ребенка. Мне и с тремя было тяжело. Честно, то я вертелась, как белка в колесе. Работа требовала полной отдачи, напряжения и просто выносливости. Куда я только не ездила по заданию редакции! И что только не пришлось пережить! Семья… Женщины знают, что это непрекращающиеся заботы, да еще и напряжение душевных сил. Но постепенно мои мысли потекли в определенное русло. Я представляла, что решается судьба человека, моего ребенка, и разве Бог, посылая его мне, не предопределил, что ему надо жить?! Возможно, мое предназначение совсем не в том, чтобы на страницах газеты о чем-то рассказывать людям. И, в конце концов, разве по-человечески достигать чего-то ценой жизни собственного ребенка!

Так и вышло, что следующие несколько лет были в моей жизни не только очень счастливыми, но и очень тяжелыми. Работа. Несколько месяцев на фоне постоянной тошноты. Домашние обязанности, ведь никто их не отменил. Учеба. Глаза вечером слипаются, а я пишу, например, курсовую, или учу иностранный язык… Но самым непростым оказалось вырваться в Киев на сессию. У меня было уже заказано жилье, но с кем оставить детей? Ведь надо же такому случиться: бригада мужа начала работать посменно. Пришлось ему походить по начальству, чтобы все утрясти.

На работе коллектив не пришел в восторг, когда все увидели, что из меня не получился надежный работник. Мало того, что им пришлось отпускать меня на учебу, так и в отпуск по уходу за ребенком уйду непонятно, насколько.

Все печали я выбросила из головы, как только оказалась в университете. Интересно мне было. Я с азартом училась, активно общалась с такими же студентами-заочниками, среди которых были люди и старше меня, а я переживала и по этому поводу, и, конечно же, знакомилась с городом.

Глава 45

После разговора с соседкой я не только расспрашивала причастных к работе на станции людей о степени риска, но и читала специальную литературу. Но кроме дифирамбов насчет атомной энергетики, ничего нужного мне, не нашла. Это уже многими годами позже, благодаря всесильному в области информации интернету, я с изумление узнала, что опасность на атомных станциях существовала давно, наверное, с тех пор, как появился первый атомный реактор.

Еще в далеком 1951 году в Дейтройте в результате превышения допустимой температуры в окружающую среду был выброшен радиоактивный пар. Через несколько лет в США случилась похожая авария, а в январе 1961 – опять авария, при которой погибло несколько человек. Опять аварии на атомных объектах в 1969, и в 1971… В 1979 году более тысячи человек получили облучение, шестикратно превышающее допустимое, а также была загрязнена радиоактивными веществами окружающая среда. Этот список можно и продолжить, вплоть до рокового 1985, когда

на заводе обогащения урана в результате взрыва были человеческие жертвы.

Ну, а что в тогдашнем Советском Союзе?

Белоярская, Ленинградская, Армянская, Балаковская станции… Авария 1982 на Чернобыльской станции. Все это должно было бы предупредить человечество, чтобы одуматься, и обеспечить безопасность эксплуатации таких объектов, или, если это невозможно, выбрать другое, альтернативное направление для потребления человечеством энергии.

Ужасные трагедии в Чернобыле, а недавно и в Японии говорят сами за себя.

Но мало кому из рядовых людей пришли бы в голову такие мысли в те годы.

Припять в то время представляла собой молодой город. Сорок семь тысяч с небольшим ее жителей в основном молодые люди, поэтому стиль жизни был соответствующим. В семьях нередко было трое и больше детей. И этому нечего удивляться, ведь для их развития были созданы все условия. Садики, школы, кружки, группы, изостудии, занятия танцами, музыкой и спортом. Пожалуйста, выбирай.

Меня так и закружила эта лихорадка устройства детей с прицелом на их будущее. Сына я определила в спортивную школу по плаванью. Дочь посещала изостудию и достигла успеха: ее работы сначала были отобраны на международную выставку в Лейпциг, а потом признаны одними из лучших за живописность. Но она часто болела простудами и я приняла решение, что ей тоже нужно заняться плаваньем. И началось! Специальное меню, соревнования, изматывающие тренировки. Я ужасалась, но терпела. Потом - летний спортивный лагерь. Когда, в первые же выходные, поехала проведать своих детей, то ужаснулась: меня встретили два изможденных и угнетенных существа. Желание у сына и дочери было одно: как можно скорее попасть домой и отдохнуть и от заплывов и многокилометровых кроссов.

Второй дочери исполнилось только четыре, но и ее я приобщила: в изостудии для маленьких она занималась рисованием и лепкой.

Я и сама вечно чем-то была занята. При городском Доме культуры была литстудия, и там я нашла не только занятие, приближающее меня к заветной мечте, но и новых друзей. Мы, образно говоря, варились в собственном соку.

Читали свои опусы друг другу, и я не помню, чтобы кому-то повезло выйти на широкую аудиторию. Тем не мене, это было занятно, интересно и обнадеживало. Иногда мы собирали круг людей, интересных своими музыкальными увлечениями, готовили стол и устраивали что-то вроде культурной вечеринки. Очень приятно это вспоминать сейчас. Кроме этого я пыталась поддерживать физическую форму. Просто удивительно, сколько всего я успевала за день! Бадминтон, плаванье, а зимой лыжи. Утром – бег. Под вечер - еще бег, уже в лесу, недалеко от дома, вместе с детьми. Мне кажется, что эта закалка позже помогла мне не впасть в депрессию и апатию, когда у меня обнаружили онкологию.

А время шло. Зима все не приходила. Декабрь не порадовал снегом. Новый 1985 год наша семья встречала скромно, тихо, радостно ожидая будущее.

Продолжение следует...

Запись была опубликована: glavred(ом) Четверг, 25 апреля 2013 г. в 17:05
и размещена в разделе Проза.
Вы можете следить за ответами к этой публикации через ленту RSS 2.0.
Вы можете оставить ответ или trackback с вашего сайта.

Оставить комментарий

 

Полный анализ сайта