POST CHERNOBYL – Fiat lux! Да будет свет! Хай буде світло!

Газета Всеукраїнської Спілки ліквідаторів-інвалідів "Чорнобиль-86". Всеукраїнський часопис для інвалідів Чорнобиля, ліквідаторів, чорнобилян.
07.12.2013, рубрика "Проза"

В созвездии рака

Художественно- публицистическая повесть

Глава 10

Детство у меня было прекрасным. Вот уж на что не могу пожаловаться, так это на отсутствие внимания и любви.

Сказки на ночь, разнообразные игрушки, которые меня развивали…

Я помню себя совсем маленькой. Бабушка держит меня на руках, а у ее ног суетятся гуси. Много белых больших птиц. Я, как зачарованная, смотрю и еле перевожу дыхание, так они меня поразили. Это первое мое воспоминание о себе, довольно осознанное. Потом я уточнила у бабушки, а сколько же мне было лет и был ли такой эпизод, не плод ли он моей фантазии. Она подтвердила, что было такое, как мне нравились гуси, а исполнилось мне тогда три года.

В сентябре, когда соседские дети постарше пошли в школу, бабушка решила, что пора и меня приобщать к грамоте. Как то утром я проснулась от непривычного запаха. Рука бабушки легонько касалась моей щеки. Мама стояла рядом, улыбаясь. Она была одета, видимо, готовилась уходить на работу. А запах исходил от таинственной большой коробки. Я, предвкушая очередной приятный сюрприз, подхватилась. Коробка была увесистой. Заметив мое удивление, мама сказала:

- Они деревянные.

Я запомнила, что сверху на крышке было нарисовано большое дерево в окружение зверушек. Открыли коробку. А там – кубики! Большие, они источали запах дерева и полиграфической краски. Я эти запахи до сих пор люблю. Они будоражат мое воображение и поднимают настроение. Каждый кубик – просто кладезь информации. На всех его гранях что-то изображено. Празднично, весело, маняще. И буквы, разумеется. Странно, но они интересовали меня меньше всего. А вот рисунки! Я могла их рассматривать часами и надоедала маме и бабушке расспросами. Ведь многого там нарисованного я не видела и не могла видеть. Я, например, не могла представить себе бегемота, носорога, обезьяну. Может, если бы я жила в большом городе, все было бы проще – съездили бы в зоопарк, посмотрели. А может, тогда бы мое воображение так не разыгрывалось бы, и я не наделяла бы животных чисто человеческими чертами. Бабушка с удовольствием рассказывала мне и о животных и о растениях. Поясняла простые человеческие ситуации, заодно ненавязчиво прививая мне культуру поведения и нравственные критерии. Это я оценила позже.

Мама, чтобы прокормить нас с бабушкой, много работала. Дом у нас был старый и было решено построить новый. Конечно, маминой зарплаты для этого было мало. Поэтому у нас появилось хозяйство. Большая, сементальской породы, корова, свиньи, птица, огород. Напряженная работа с утра до потемок. Скорее всего это и стало причиной неприятного происшествия со мной. Оно очень плохо отразилось на всей моей дальнейшей жизни.

Была уже поздняя осень. Мрачно и холодно, вот что я запомнила. Ночью уже хорошо подмораживало. Ночные заморозки ложились седым покрывалом на землю, которое исчезало под лучами солнца. Бабушка рассказывала потом, что после завтрака отправила меня во двор на прогулку. Сама же замесила тесто и затопила печь. А когда вышла из дому, чтобы поднести дров, увидела ужасную картину: я сидела в корыте с водой. Яркие лучи солнца отражались от ледяной корки, и я, жмурясь, била по льду руками. Ледяная вода меня словно обожгла, мне перехватило дыхание, бабушка увидела меня в тот момент, когда я пыталась выбраться с корыта . Дно было скользким, а я, в зимних одежках, неуклюжей, поэтому мне это никак не удавалось.

И хоть бабушка меня растерла водкой и напоила чаем с медом, я заболела. У меня начался пиелонефрит. С высокой температурой, ознобами и вялостью, с болями, довольно сильными, и с плохими анализами. Проболела я всю зиму. Мне то становилось лучше, то опять знобило и поднималась температура. Я потеряла аппетит и к весне напоминала желтый тоненький стебелек. Как то ночью мне вообще стало худо. В больнице после обследований врачи сообщили, что в одной из почек нагноение…. Надо было делать операцию, но я была такой слабой, что ее отложили и начали усиленно пичкать меня антибиотиками.

Бабушка почернела за это время, так как считала себя виноватой в том, что случилось. Она с надеждой ждала теплых дней, надеясь, что именно это при даст мне сил. А врачи после очередных анализов намекнули матери, что мол все может быть. Я с этого периода своей жизни помню только противный рыбий жир, который меня заставляли пить.

Еще мне запомнился интересный момент, когда я в одно действительно прекрасное утро смотрела в окно. Все сияло молодой зеленью, этот цвет прямо окутывал мое сознание. Может, и цветы уже были в больничном палисаднике, но я их не помню. Я увидела, что по дорожке в этом зеленом великолепии идет женщина и ведет девочку, чуть постарше меня. Девочка была необыкновенно красива. Или мне так показалось? На ее ножках красовалось что-то белое, доселе невиданное мной. Ветер шевелил пышными русыми волосами. Они были распущенными. Я, как прикованная к месту, стояла у окна и смотрела, пока они не исчезли за углом. Потом подошла к умывальнику, над которым было небольшое зеркало. Посмотрела.

Вы не обращали внимания, что люди себя не помнят? Их образ в каком- то определенном возрасте заменяет изображение на фотографии. У меня воспоминаний о себе конкретной, какой я была в жизни, несколько . Благодаря зеркалу. Я так хорошо помню, что тогда, в больничном зеркале увидела бледную худющую и измученную девочку. Слишком большие, тревожные глаза. Две тоненькие косички. Мне так не понравилось увиденное!

Когда бабушка зашла в палату с очередной порцией таблеток, как она потом рассказывала, я уже расплела косы, и старалась их как то красиво уложить. Я без препирательств выпила лекарства и попросила кушать. Бабушка была потрясена.

А через недели две я так изменилась в лучшую сторону, что просто удивительно! Меня благополучно выписали, и жизнь моя вернулась в привычное русло.

Как то мы с бабушкой были на рынке, и я упросила ее купить мне красивые туфельки. Косички заплетать я не давала, а распускала волосы, а чтобы они лежали аккуратно, мне пришлось купить заколки. А еще бабушка сшила мне пару платьев. Шила она отлично. И вещи эти вполне отвечали высоким требованиям. Особенно мне нравилась ткань, которую бабушка подобрала для этого. Одно было приятного прохладного цвета ванили. По-моему, то был сатин. А второе для особых случаев, видимо, потому что из дорогого крепдешина. Оно приятно освежало в жару, нежно касалось кожи и было изысканного сиреневого оттенка в белые хризантемы. Это платьице долго хранилось в семье, вроде бы как символ моего чудесного выздоровления.

Но вот лето красное улетело, наступила следующая осень и болезнь опять вернулась ко мне. Она перешла в хроническую форму. Опять недомогания, боли, температура и лекарства. Опять больница. Правда, так тяжело, как в прошлый раз уже не было. Я не валялась днями в кровати, обессиленная температурой и болями. Я ходила по палатам, общалась со всеми, кто там лечился. У меня даже друзья появились, с которыми я вне больницы встречалась, играла, а потом с некоторыми поддерживала отношения все эти годы. К сожалению, так и повелось по жизни: многие мои хорошие знакомые – это люди, которых я встретила в больнице. Нас, наверное, объединяют общие беды.

К сожалению, эта моя первая болезнь, как сильная поломка, оставила в организме неисправимый след. Именно с ней началась цепочка и других неприятностей, а когда их, условно говоря, звеньев, стало слишком много, организм сдался, и появился рак. Он как зловещий пик этой пирамиды, состоящей из всяких отклонений в моем состоянии. Частые болячки не прошли так себе. Я не успевала восстанавливаться. Вот и результат. Заболевание почек в раннем возрасте – словно первая ступенька в этой пирамиде. Может, я слишком все упростила, но не специалисту как раз и понятен ход событий, который привел к такому результату.

Хочется напомнить об исключительно важной роли почек в нашем организме. Если заболевают почки, страдает, конечно, весь организм, так как понижается их способность к выделению вредных шлаков. Вдуматься только – шлаки тогда накапливаются в теле, разносятся кровью и оседают в различных органах, вызывая и их заболевание. Напомню, что такое шлаки.

Вот, например человек съел мясное блюдо. После его переработки в организме появляются продукты распада: аммиак, мочевая кислота, мочевина, креатинин, фенол, скатол и другие конечные метаболиты. Еще останки микробов и отмершие клетки организма. Если год за годом почки со своей работой справляются плохо, и особенно если к этому еще и печень по каким то причинам работает не на полную силу, эти шлаки скапливаются, бьют, так сказать по сосудам, загрязняют кровь, ведут к заболеваниям других органов. Например, у большинства людей, имеющих больные почки, страдают также кости и суставы. Может, читать про это и неинтересно, но с годами отравление организма приводит к серьезным болезням и трагедиям.

Кстати, «отравление» негативными эмоциями дает тот же эффект. Попросту- нервничать надо поменьше. Негативные чувства, мысли, эмоции вызывают в нашем организме образование биохимических субстанций, которые разрушают ткани и клетки и приводят к конкретным материальным заболеваниям. Недаром среди онкобольных много просто неблагополучных людей.

Вот так мне не повезло. Случайность, которая повела за собой целый ряд неприятных и опасных последствий. Болезнь, которая привела к тому, что многое в своей жизни я не сумела сделать, не хватило сил.

Продолжение следует…


Запись была опубликована: glavred(ом) Суббота, 7 декабря 2013 г. в 8:37
и размещена в разделе Проза.
Вы можете следить за ответами к этой публикации через ленту RSS 2.0.
Вы можете оставить ответ или trackback с вашего сайта.

Оставить комментарий

 

Полный анализ сайта