POST CHERNOBYL – Fiat lux! Да будет свет! Хай буде світло!

Газета Всеукраїнської Спілки ліквідаторів-інвалідів "Чорнобиль-86". Всеукраїнський часопис для інвалідів Чорнобиля, ліквідаторів, чорнобилян.
16.01.2014, рубрика "Проза"


В созвездии рака


Художественно-публицистическая повесть

Продолжение

Глава одиннадцатая

Людям страсть как хочется знать будущее. Каждый надеется увидеть в нем что-то прекрасное, отличное от прошлого, ну, во всяком случае, чтобы не хуже. Я считаю великим благом тот таинственный покров, который скрывает от нас то, что будет.

В связи с этим и с темой нашего повествования скажу, что подход к тому, лучше знать или не знать свое будущее, очень индивидуальный.

Например, как, каким образом среагировала бы я, узнав заранее, что вот в таком то году я заболею на рак. Если бы я узнала это, например, лет пять до того, как заболею, унынию моему не было бы предела. Но буквально через года три я как то сильно изменилась. Не в один день, но очень быстро. Я стала гораздо сильнее и мудрее, что ли. А вот в этот период я даже желала бы услышать какие -то пророчества для себя, и у меня обязательно появилась бы мысль, как можно все изменить и не допустить рокового события.

Но многие люди очень слабы. Может, это странно звучит, но в этом их сила. Этим они защищаются. Я, например, ненавижу неведение. Мне хоть горькая, но нужна правда. Есть немало тех, кто, как говорится, жаждет видеть своего врага в лицо. Обычно это сдержанные, несколько суховатые люди. Они – как кремень. Их прочный стержень помогает выстоять во всех бедах. Или чувствительные, горячие романтики, готовые на битвы за то, что они считают важным, и за здоровье тоже.

Есть много противоположных примеров. Можно долго рассуждать о причинах, но надо твердо сказать, что к их остальным моральным качествам это никак не относится.

Когда я залечивала свой огромный шов и некроз тканей рядом с ним в хирургии, то подружилась с интересной женщиной. В девяностые годы ее муж занялся каким-то бизнесом, и, видимо, как у многих тогда, это было почти криминалом. И, то ли он влез в большие долги, то ли кому-то помешал, но как–то вечером, когда напротив своего дома они вместе с пятилетним сыном переходили дорогу, их сбила машина. Бандиты поджидали невдалеке, пропустили мужа, который шел впереди, а ее и мальчика просто с ходу раздавили.

Странно, но она осталась жива. Пролежала месяц в коме. За это время муж, похоронив сына, сам попал под следствие. Он уже не надеялся, что жена придет в сознание.

Женщина мне рассказывала, как ей в беспамятстве казалось, что она бродит по странным незнакомым местам, встречаясь там с умершими родственниками и пугающими ее существами. Увидела она и своего ребенка, но посчитала это сном. У нее ничего не болело и ее ничего не тревожило. Ад начался, когда она пришла в сознание.

Кости таза и ног пришлось ломать, чтобы срастить правильно. Она прошла через несколько тяжелых операций. Вытерпела болезненные процедуры при восстановлении костей и суставов. Через год появились первые положительные результаты лечения. Она потихоньку начала передвигаться на костылях, потому что одна нога все еще была в плохом состоянии. Раздробленные кости не желали срастаться, приходилось время от времени вскрывать раны, чтобы их почисть. Еще через год она начала ходить, но долго находиться на ногах не могла – болели тазобедренные кости и суставы.

И за все три года лечения и реабилитации ей и в голову не пришло сдаться, она боролась – терпеливо, упрямо – за свою жизнь.

За все три года ее мать пришла в больницу только дважды. В основном за ней ухаживал ее муж.

У нее был дядя по материнской линии. Незадолго до момента нашей встречи в хирургии, он приболел и обследовался, поскольку установить причину его недомоганий не удавалось. И поставили ему страшный диагноз – рак поджелудочной. Через неделю пошла моя знакомая его проведать. Зашла в палату, осмотрелась. Своего родственника она не увидела и, убедившись, что все кровати заняты, решила, что что-то перепутала. Она уже выходила, когда ее окликнули слабым дребезжащим голосом. Присмотревшись, она увидела своего дядю. За неделю он превратился в старого изможденного человека. Она с ужасом смотрела на эти перемены, и только одна мысль кружилась в ее голове: Во что превратила нестарого еще мужчину эта ужасная болезнь!

А через неделю он позвонил и бодрым голосом сообщил, что с диагнозом напутали, и у него что-то самое обыкновенное, и не могла бы она подъехать и отвезти его домой, поскольку все остальные родственники по работам, а он не в силах ждать до вечера. Конечно, она приехала. И каково же было ее удивление, когда ее встретил тот же дядя, что и раньше!

Вот что такое психика и сила мысли! Так что не всем онкобольным стоит знать свой диагноз.

В Припяти у меня была подруга Люда. Отличалась от других людей своим поэтическим отношением к жизни, умела будни превращать если не всегда в праздники, то в приятные счастливые дни. В восемьдесят шестом мы после эвакуации долго не могли найти друг друга. Так вышло, что лет двенадцать не общались. И впоследствии нашлись случайно. Ну, если верить, что в жизни бывает что-то случайное. И я Люду не узнала. Два события, совпадая по времени, подточили ее силы и жизнерадостность: ее семья попала в большие долги и ее предал муж. С долгами они с о временем рассчитались, мужа она простила, а вот душевное равновесие вернуть не смогла. Точно не знаю, как это произошло, но они с мужем, наверное, с отчаяния, пошли в какую-то секту. Их наставник, пастырь, уговорил их продать квартиру и большую часть денег отдать на так называемые благие дела. С большого города им пришлось переехать на его окраину, в какой-то поселок, где не было даже поликлиники. А у мужа начались проблемы со здоровьем. Но поскольку ехать было и далеко и суетно, он с обращением к врачам тянул и тянул. Его все сильнее болели кости. Наконец Люда уговорила таки его обратиться к врачу, и после недолгих обследований был поставлен какой- то диагноз и назначено лечение. Эффект его был небольшой. Пришлось все же ехать в областную поликлинику, стоять в очередях, платить деньги за какие-то редкостные анализы и обследования, и то, что им, в конце концов, сказали, прозвучало, как приговор: рак костей. И врач посоветовал Люде не оглашать его мужу. Почему он выбрал такое решение? Был талантливым и наблюдательным. Есть такие специалисты в любых отраслях – они без напряга, непроизвольно знают, что и как делать. В данном случае не на пользу больному пошло бы такое знание, ведь у него была подорвана нервная система всяческими жизненными передрягами, он всего опасался и был крайне впечатлительным.

С того момента прошло почти четыре года. Он прожил их с болями и с регулярной химиотерапией. С четвертой стадией он все еще видит белый свет и свих родных. И в его душе живет надежда выздороветь. Она то его поддерживает.

Для меня, как оказалось, важным было общение в детстве с хорошими людьми. Одним из них был дед Назарий. Седой высокий старик, он уже был в солидном возрасте. Несколько лет назад схоронил жену. Детей у него то ли не было, то ли жили они далеко, никто их не видел. На нашей большой улице детей было много. Вечерами, особенно летом, мы сбивались в кучку и проводили время вместе. Очень часто мы шли к деду Назарию. Он всегда нам был рад. Отрывался от дел и начинал угощать нас. Обычно это были фрукты. Особенно нам нравились груши. Большие, желтые, с румяными боками. Они так и брызгали соком. Иногда он выносил буханку свежеиспеченного хлеба. Мы молча поглощали его, наслаждаясь хрустящей корочкой и божественным запахом. Дед пек его сам. Нам это казалось вполне естественным, ведь он жил один. Как должное мы воспринимали и то, как он одевался. Летом всегда натуральная светлая одежда. Я не помню, чтобы дед был когда-нибудь грязным. Глиняный пол в его доме был застлан пахучими травами. Он еще и работал. Выращивал у себя на участке рожь и овощи. Не раз мы заставали его с рубанком в руках. Он много успевал и при этом никогда не торопился! Всегда уравновешенный и доброжелательный, для многих ребят он был единственным примером, каким должен быть человек. Он не жалел для нас времени и энергии и часто что-нибудь рассказывал. Только с возрастом я поняла и осознала, какими важными и наставительными были его небольшие рассказы.

Лично мне он как то посоветовал налегать на тыквенную кашу. И добавил, что не надо брать все слишком близко к сердцу. Как- то в конце лета мы застали его за строганием досок. Он уже заканчивал гроб. Мы напугались. А он засмеялся и сказал:

- Пора мне, пора! Не пугайтесь. Дай Боже всем прожить столько, сколько я пожил….

Вот и мне в начале года всем хочется пожелать жить как можно дольше и радоваться белому свету.

Продолжение следует…


Запись была опубликована: glavred(ом) Четверг, 16 января 2014 г. в 14:53
и размещена в разделе Проза.
Вы можете следить за ответами к этой публикации через ленту RSS 2.0.
Вы можете оставить ответ или trackback с вашего сайта.

Оставить комментарий

 

Полный анализ сайта