?> Лара Росса | «ПостЧорнобиль»
 
 

«ПостЧорнобиль»

Газета Всеукраїнської Спілки ліквідаторів-інвалідів "Чорнобиль-86". Всеукраїнський часопис для інвалідів Чорнобиля, ліквідаторів, чорнобилян.
26.08.2014, рубрика "Проза"

В созвездии  рака

Художественно- публицистическая повесть

Продолжение

Глава тринадцатая

Я встретила  эту эженщину на вокзале в Симферополе несколько лет назад. Она оказалась в зале ожидания рядом. Мы возвращались с отдыха, а она ехала  в Киев от своих роственников. Сами знаете, как быстро люди   находят общий  язык в дороге! Вот и мы быстро разговорились. Шутили, смеялись даже, но я обратила внимание на то, что как бы весело она не говорила, как бы ни старалась казаться беззаботной, от нее прямо сочился признак беды, иссушающего душу горя и безысходности. Я непроизвольно отметила плохой цвет ее лица, какую-то пергаментную даже, кожу, тусклый взгляд и бессилие в движениях. Я поняла, что корень зла не в каких-то там личных проблемах и не в материальных затруднениях.  Она или сильно больна или потеряла дорогого человека. Заметив, как я смотрю, она, улыбнувшись как-то даже залихватски, произнесла:

- Болею. Поэтому такое лицо.

И потерянно добавила:

- Вряд ли протяну долго.

Мне было страшно услышать такое. Я еще пребывала в мире праздника, название которому – отдых на море. На мне было красное нарядное платье, которое так отражало мое настроение и состояние души. Двое моих младших детей носились рядом, словно и не устали.

Времени до отправления поезда было достаточно, и мне пришлось выслушать ее горький рассказ. Оказывается, не так давно у нее обнаружили  рак молочной железы. Благополучно прооперировали и у нее появился реальный шанс на полное выздоровление. Но через полгода злокачественное новообразование появилось еще в одном месте. И это не был метастаз. По гистологии – совершенно другой вид клеток. А еще через три месяца  -  две  опухоли  разного вида в разных местах. Она понимала, что вряд ли справится с таким поражением тела. Последовали курсы химии и облучений. Они дали неплохой результат. Но всем было понятно, что это временно. Природа словно специально хотела уничтожить свое же творение.

Честно – сначала я даже и не поверила во все это, ведь мне пришлось первый раз услышать  о множественных опухолях в одном теле.  Женщина, словно прочитав мои мысли, достала из сумки объемистую папку. Но я не стала рассматривать непонятные мне термины.  Мне было не по себе. Мне было страшно. В то время во мне еще жила идея о том, что все в руках самого человека. Это было и просто, и удобно для восприятия жизни: живи, как положено, и все будет отлично. И я начала расспрашивать мою случайную знакомую о ее жизни. Ничего такого! Все, как у всех. Не пьет и не курит. Но нервничает. А кто не нервничает! Устает, так работа не из легких и одна воспитывает сына. Так и все устают. Правда, отсутствие мужа может плохо сказываться на здоровье. Но… иногда его присутствие еще более пагубно! Короче, ничего странного, а тем более страшного в ее существовании я не нашла. Контактов с химикалиями, канцерогенами – нет, облучений раньше тоже не было, травм не было… Ну и так далее. Поскольку тема эта меня интересовала давно, то уж расспросила я ее основательно. Она хорошо поняла ход моих мыслей и в разговоре  сама пыталась найти хоть какое то объяснение своему страшному заболеванию. Или заболеваниям?

Подошел поезд, мы разместились в купе, напоследок я пожелала ей полного исцеления, а там общение с родными отвлекли меня от печальных мыслей и частично как бы стерли тяжелое впечатление от разговора.

Я так хорошо помню тот уютный вечер в купе мягко колыхающегося вагона! Я конечно же не думала и не гадала, что именно он, этот вечер в кругу родных людей, будет почему-то вспоминаться и вспоминаться мне, как символ счастливой защищенности от всех бед и несчастий.

Как-то легко и быстро мы уложили вещи, уселись друг против друга, начали непроизвольно обсуждать свой отдых у моря, самые яркие его моменты. Непринужденный разговор всех радовал, воспоминания о комичных случаях веселили. Подошло время ужинать. Какой богатый и красивый стол мы накрыли! Овощи и фрукты разных цветов красочно расположились на столике. На ближайшей остановке  прикупили мороженого и начали экспериментировать по составлению ароматных и вкусных соединений его с фруктами. Потом вручили дочери журнал для девочек, который приобрели специально для путешествия, сыну – небольшой трансформер – подарок наших друзей, а сами тихо обсуждали все, что было и, возможно, что еще хорошего будет. Садилось уже солнце, оно, казалось, бежало за поездом, словно не желая расставаться с людьми.  Синеватые сумерки окутали убегающие картины окружающего мира. Было так спокойно! Умиротворение мы ощущали тогда все.  Уложили детей, а там и сами заняли свои места. Но спать не хотелось. Жалко было засыпать, когда так хорошо. Мы смотрели в окно из наших верхних полок до тех пор, пока было хоть что-то видно. Мягкое укачивание  и сумерки сделали свое дело: незаметно для себя я уснула.

И приснился мне ужасный сон. Знала бы, то и вовсе бы не спала.

Какой-то длинный коридор. Ржавые металлические стены и такой же пол. Отвратительное освещение тусклых ламп. Они в проволочном каркасе. Нигде нет дверей и поэтому я, гонимая тревогой, вынуждена идти вперед. Мне хочется пить. Я почти бегу, а пол подо мной грохочет, и эхо неприятно режет слух. Впереди маячат какие-то сооружения и я, окрыленная надеждой что-то изменить, бегу туда. Коридор заканчивается мостиком, который соединяет два комплекса из ржавого металла непонятного назначения. Я с замирающим сердцем ступаю на мостик, и он почти сразу же отсоединяется от коридора. Пути обратно нет, только вперед. И тут я вижу, что чуть ниже перпендикулярно этому мостику есть еще один. Он тоже соединен с коридором, но тот коридор не освещен и начало его теряется в каком-то зловещем мраке. Я вижу, как с противоположной стороны движется фигурка человека. В этом огромном пространстве ржавого металла и переходов в пустоте эта фигурка кажется маленькой и беззащитной. Она делает неуверенные несколько шагов, я тоже. Потом еще. И оказываемся на пересечении висячих мостиков, только она на уровень ниже. Я присматриваюсь. Это молодая женщина, полуодетая, она старается закрыть грудь скрещенными руками. Лицо знакомое, я до рези в глазах пытаюсь разглядеть, кто же это. И когда узнаю, она открывает руками остатки какой-то одежды и показывает мне грудь. Я в ужасе замираю, поскольку вижу на белой молодой коже ужасное создание: то ли шестилапая лягушка, то ли огромный склизкий паук, то ли еще что-то такое же мерзкое.  Оно прочно сидит на женщине и я пытаюсь крикнуть, чтобы она сбросила это и уходила отсюда, но тут ужас перехватывает мне горло: создание шевелится и втискивается, как бы въедается в тело несчастной. Она кричит, хватается за это существо, пытаясь извлечь из себя, льется бурая грязная кровь, и тут я слышу топот многих ног по металлическому полу, стенания и вопли, и вслед за моей знакомой на мостик вываливается целая толпа оборванных людей. Их тела просвечиваются сквозь рваные одежды и на них я вижу такие же мерзкие твари. Эти несчастные просто сметают женщину на своем пути и увлекают в темноту коридора. Я еще успеваю уловить ее отчаянный взгляд и выделить из общих ее резкий вскрик. С ужасом оглядываюсь по сторонам, не ожидает ли и меня такая же участь.

Тихо, мрачно. Потрескивают лампы. Я вдруг чувствую, куда мне идти. С надеждой и уверенностью, что все будет хорошо, я почти бегу к выходу. Где-то далеко брезжит свет. После мрака, где я увидела такой ужас, он такой яркий!  Я осматриваюсь, чтобы понять, где же я, и взгляд мой падает на руку. Мгновенный ужас сковывает меня всю. Рука покрыта язвами, противными, источающими гной синюшными язвами. Лихорадочно осматриваю всю себя, где могу. Везде бугры и опухоли! Я во сне вспоминаю ту женщину и понимаю, что, как и она, поражена ими. Даже хуже, они у меня везде.

Я просыпаюсь в холодном поту. С облегчением понимаю, что это всего лишь сон и стараюсь забыть его побыстрее.

Только через год этот кошмар всплыл в моей памяти. Летом мы поехали к моей материи как-то на прогулке я встретила женщину из моего сна. Это была моя знакомая, немного моложе меня. Мать двух деток, веселая хохотушка. Доброжелательная, работала на почте. Вот и все, что я о ней знала. Здоровались, иногда перекидывались парой фраз. И на этот раз было так же. Только я не сразу ее узнала. Изможденный вид. Потухшие глаза. Вялые, как бы через силу, движения. Это все – проявления сильного неблагополучия.

- Поздно уже что-то делать. Все запущено. Вот, отправили домой. Умирать.

Так она мне сказала.

- Ты, если что не так, прости.

Что же это такое! – с негодованием думала я по дороге домой. Что же это за болезнь, которую и выявить то непросто.

И встала, как громом пораженная – вспомнила свой сон. Ведь в нем и я была заболевшей!  И нехорошее предчувствие омрачило мою душу.

Продолжение следует



Запись была опубликована: glavred(ом) Вторник, 26 августа 2014 г. в 7:53
и размещена в разделе Проза.
Вы можете следить за ответами к этой публикации через ленту RSS 2.0.
Вы можете оставить ответ или trackback с вашего сайта.

Оставить комментарий

 

Полный анализ сайта