«ПостЧорнобиль»

Газета Всеукраїнської Спілки ліквідаторів-інвалідів "Чорнобиль-86". Всеукраїнський часопис для інвалідів Чорнобиля, ліквідаторів, чорнобилян.
08.01.2015, рубрика "Проза"

В созвездии рака

Художественно –публицистическая повесть

Продолжение

Глава пятнадцатая

Я всегда пыталась найти закономерности в судьбе счастливых и несчастливых людей. Пробовала установить причинно-следственные связи тех или иных вех их жизней. Другими словами, мне жгуче интересно, а почему одни здоровы, счастливы и удачливые, а другие, кажется, с такими же предпосылками – нет. В пору юности и зрелости я была фаталисткой. Я чувствовала, или мне казалось, что чувствовала, что есть некая сила, которая руководит нами, и постичь законы, под которые мы, простые смертные, подпадаем, нам не дано. По скудости ума.

В пору молодости времени на обдумывание таких вещей у меня просто не было. Я непроизвольно собирала факты и не переставала изумляться хитросплетениям обстоятельств в жизни некоторых людей. А потом, когда жизненный опыт и умение анализировать стали частью меня, я пришла к выводу, что да, действительно есть законы, по которым раскручивается спираль нашей жизни, и – что - да, наши несчастья от скудости ума, бессилия воли и неумения предвидеть. Все и просто, и сложно одновременно.

Я отчетливо помню некоторые моменты своей жизни. Например, один прохладный ветреный день. Весна, апрель. Я уже пятиклассница и очень серьезный человек.

Как раз суббота. Никогда не строила планов на выходные: в эти дни моим временем распоряжались мама и бабушка. Я знала, что они обязательно учтут мои пожелания встретиться с подружками, но вот когда? Видно будет. А пока что меня отправили пасти корову Зорьку. Совсем не удивляюсь, что индусы так почитают это животное. Я в те годы тоже очень уважала свою корову. Умница была. И хитрюга. Кто-то там говорит, что животные мол, тем и отличаются от людей, что не умеют мыслить наперед. А вот Зорька умела. Она тщательно сгрызала траву в первой половине дня. Я уже изучила ее повадки, а потому никогда себя не обременяла тем, чтобы с утра пораньше быть настороже и сильно уж так опекать Зорьку. Я иногда даже ложилась поспать возле нее. Это, правда, было летом, в жару, когда я поднималась в пять утра и брела вслед за коровой на луга, она же где-то в восемь утра ложилась пережевывать съеденное, а я устраивалась неподалеку в стогу, но чаще возле самой коровы, прислонившись головой к ее животу. Мерное ее дыхание как бальзам, успокаивало меня, и я сладко дремала, вдыхая ее молочный дух. Зорька была чистой, лоснящейся, ухоженной. Моя бабушка каждый день ее вычесывала, мыла вымя, я уж не говорю о том, что она не допускала беспорядка в ее стойле. Наша корова пахла молоком и сеном, скошенной травой, бывало, а иногда, когда я ее выпасала в лесу или на лугу, даже цветами. С годами я, понаблюдав за жизнью, решила еще, что молодые существа почти всегда имеют свежий запах. Понимаете, ОНИ ЧИСТЫЕ! Они здоровые. И чистота эта идет изнутри. Сейчас я иногда представляю живые клетки организма, чистые, незашлакованные, неиспорченные ядами времени и окружающей среды.

Тот весенний день мне почему-то запомнился, словно кусочек фильма. Но в отличие от фильма я его вспоминала как бы разглядывая с разных точек, поворачивая и так, и этак. Салатовый цвет. Все цвета молодой весенней травы. Бежевый, увядший – то прошлогодняя, неприкрытая еще буйством красок увядшая листва. Труха. На молодых деревцах посадки - зеленые клейкие почки. Издали – как дымка. Высокое уже, чисто голубое небо. И ветер. Пронизывающий, с резкими порывами. Зорьке, видно, все равно, что ветер. Она проголодалась и с рвением пасет молодую сочную траву. Странно, но больше всего ее на холме, куда и движется корова, монотонно сгрызая зелень, похожую на щетку. Я, помню, похлопывая себя по сапогу веткой, иду за ней. Мне тяжело. Кажется, что этот легкий прозрачный день просто сковывает меня, не давая свободно вздохнуть. Не хочу, но вспоминаю вчерашний день. Прям кожей чувствую неприязнь некоторых детей, своих одноклассников. Да, у нас проблемный класс, как говорят учителя, класс тяжелых детей, но неужели надо быть такими злобными и жестокими? Перемигивание при гадких шуточках… Обзывания всякие там… Правда, рукоприкладство закончилось. А было. Просто мне пришлось время от времени яростно драться. За годы жизни в этой части поселка, где мама и бабушка умудрились купить дом, всего было. Приобрели они, как сами говорили, из-за места. «Мы покупали не дом, а место», - говорили они. И это было так. Очень живописное место. И люди тут проживали, как бы я сейчас пошутила, тоже оригинальные: дремучие какие-то, агрессивные и некультурные. Среди дальних соседей некоторые - с судимостями. Не подарок были и соседи слева: многодетная пьющая семья. Зато повезло с соседями с другой стороны – там жила и моя ближайшая подруга. Детей была полная улица. И большая часть, как ни странно, мои одногодки и дети из неблагополучных семей. Они-то и делали мою жизнь сложной, а иногда, по моему мнению, просто невыносимой. Мне было так тяжело, потому что накануне в классе опять произошло неприятное столкновение с одним из ребят. Я как раз отвечала у карты географию. Я любила учиться и поэтому у меня все получалось. Я отвечаю, а боковым взглядом вижу, как один из моих далеких соседей кривляется и показывает неприличные жесты. Мне хватило выдержки и виду не показать, как я шокирована. Потом вроде бы спокойно досидела уроки, ответив еще по украинскому языку. А в голове вертелось, как бы мне дойти до дома, ведь после каждой пятерки меня били, встретив в глухом переулке, которым я возвращалась домой. И вспомнилась аналогичная ситуация в прошлом году, когда второгодник Миша организовал нескольких ребят, дабы меня, как он выразился, проучить. И тоже после географии. Для меня было непостижим, зачем это делать, и почему они ведут себя так страшно. Я пугливая от природы и мне приходилось докладывать немало усилий, чтобы преодолеть свой страх. Мы учились во вторую смену, и в прошлый раз, чтобы избежать столкновения и унижения, пришлось добираться домой окольными путями, в том числе и через кладбище. Приходилось выбирать: или тумаки, издевательства своих недоброжелателей, или долгая дорога домой в темноте по пересеченной местности: мост, ручей, раскисшие наделы, дорога через кладбище, а потом – вверх к дому в сопровождении стаи собак. Их как раз я боялась меньше всего. Они уже знали меня, я их подкармливала днем, и мне даже приходило в голову научить самых умных из них меня охранять. Только вот я еще не узнала, как это делать.

А вчера! Опять после географии это противное сосущее чувство под ложечкой. Кровь стучит в висках, когда я представляю, что меня ждет! Не выйдет тихонько сбежать, ведь весна, дни светлые! И я, домучившись до конца уроков и ловя злорадные взгляды своих недругов, вдруг ощутила, что дальше так продолжаться не может! Гнев и отчаяние охватили меня. Умру, но не сдамся, решила я.

Но что может девочка? Ведь их пять, а я одна. Даже против одного сильного мальчика я бы не выстояла. Прозвенел звонок и мой решительный поединок начался. Я, взяв портфель, еле потащила его. Меня от страха или скорее, уже от волнения, колотил озноб. Кроме того, там был камень. Я его на перемене долго и тщательно выбирала. И как только в проулке они начали ко мне приближаться, тут я себя разгорячила самыми ужасными обзывательствами, какие знала, и вытащила камень из сумки. Как они смеялись! Второгодник Миша вырвал его у меня из рук сразу. С громким гоготом. Но тут, неожиданно для себя, я его укусила. За руку выше мизинца. И чем больше он бил меня и ногами, и другой рукой, тем сильнее я смыкала челюсти, стараясь не замечать соленый вкус крови. Другие молотили меня до звона в ушах. Но я не упала. Не выдержав боли, Миша меня отпустил, но его товарищ схватил меня за грудки, а кто-то сзади подбил ноги, и мы покатились клубком. Я следовала только одному – не сдаваться! Пусть там что! Изловчившись, я очень удобно схватила мальчика за ухо, и тянула, и тянула! Со всех сил. С ругательствами и он меня отпустил, но тут все вместе стали избивать меня ногами. У меня потемнело в глазах и от побоев, и от безысходного отчаяния: я уже ничего не могла сделать. Но тут произошло чудо: с криками мальчишки бросились врассыпную, а я услышала злобное рычание. Сердце мое возликовало: мои друзья собаки меня защитили! Правда, самым жестоким образом они искусали моих врагов. И я впервые почувствовала гордость за себя!

Я вся была в синяках и решила поменьше попадаться на глаза маме и бабушке. С утра пораньше, стараясь не прихрамывать, погнала Зорьку на луг, а потом мы переместились в эту вот посадку. Молоденькие деревца уже готовы были распустить свои нежные клейкие почки, выкатилось ласковое солнце, осветив мир вокруг, как праздничную сцену. А горестные мысли меня не покидали. Я поднималась на холм, когда вдруг грудь мне пронзила жгучая боль. Словно кинжал меня проткнул. Мне перехватила дыхание эта боль, а потом нечто начало сжимать грудь, выталкивая последний воздух, не давая ухватить хоть глоточек воздуха. Глаза застлала красная пелена. Я безвольно осела на кочку. Все вокруг медленно кружилось, сливаясь в темные полосы. Я начала кашлять и это сняло спазмы, я начала дышать. Ужас охватил меня. Я даже не могла понять, отчего это мне так жутко. Я начала различать окружающее. Зорька рьяно щипала траву. Светило солнце. Я начала различать звуки. Через некоторое время смогла подняться. Ноги дрожали и не слушались. Сил совсем не было. Но тут моя корова улеглась, и я, вздохнув с облегчением, улеглась возле нее. Благодатное ее тепло переливалось в меня. До обеда я с великим облегчением поняла, что могу идти.

С возрастом я на это происшествие смотрела по-другому. Я поняла, что перегрузки вредны, если запас сил невелик. А тогда… Я только ощутила, что все мы смертны, что жизнь штука хрупкая. И никогда меня уже не покидало ощущение временности себя в этом мире.

Хорошо это или плохо? Ведь все мы рано или поздно осознаем это. Когда я ходила из кабинета в кабинет, проходя врачей перед операцией, временами такое же чувство наплывало на меня, охватывая волнами холода и паники. А потом я приняла все, как есть. И сказала сама себе: как Богу угодно!

И успокоилась на том.

Продолжение следует…

Запись была опубликована: glavred(ом) Четверг, 8 января 2015 г. в 10:43
и размещена в разделе Проза.
Вы можете следить за ответами к этой публикации через ленту RSS 2.0.
Вы можете оставить ответ или trackback с вашего сайта.

Оставить комментарий

 

Полный анализ сайта