POST CHERNOBYL – Fiat lux! Да будет свет! Хай буде світло!

Газета Всеукраїнської Спілки ліквідаторів-інвалідів "Чорнобиль-86". Всеукраїнський часопис для інвалідів Чорнобиля, ліквідаторів, чорнобилян.
12.01.2015, рубрика "Проза"

В созвездии рака 16
Художественно-публицистическая повесть
Продолжение
Глава   шестнадцатая

Последние несколько лет приблизительно в начале осени меня одолевала печаль. А когда птицы собирались в стаи, чтобы улететь туда, куда их каждый раз гонит внутреннее чувство, что пора уже, я и вовсе раскисала. Всегда казалось, что и мне надо немедленно куда- то ехать, что-то срочно делать или менять. Бывало, в дни, когда утки или гуси, выстроившись в клин, пролетали высоко надо мной, я бросала свои цветочные заботы и долго смотрела им вслед. Их курлыканье лилось с небес, как прощание навсегда. Потом приходили холода, дни уменьшались, теряя свои краски, и в какое-то утро я с неизменным изумлением видела, что синева, поблескивая инеем, заливает сад, а вода в ведре покрылась тонким, пока что, льдом.

Вообще то я осень люблю. За яркость и плодовитость. Она бывает многоликой: теплой, ранней, прохладной, дождливой, сухой, длинной… Счастливой и несчастной. Раньше она несла мне, в основном, что-то новое и хорошее. А в тот год мне осенью пришлось несладко. Мне удалили опухоль, и я, как все онкобольные, мучилась вопросом: удастся выжить ли нет. Кроме того, у меня случились послеоперационные хирургические осложнения, и я целый месяц провела в больнице, стараясь не хандрить.

Помню, стою в холле и держу пакет: сын привез обед. А у меня ноги подкашиваются, такая слабость одолела. Все перед глазами плывет, холодный пот охлаждает тело. Дышу глубоко и потихоньку бреду в палату. Скорее бы добраться до кровати… Немного отлежавшись, пью воду, потом заставляю себя поесть. В голове немного проясняется, я приободряюсь и ловлю себя на мысли, что вот было бы хорошо дотянуть до своего любимого праздника, Нового года!

Сколько себя помню, с трепетом ждала его приближения. Мне нравилась предпраздничная суета, когда каждое действие, каждая покупка и приготовления становились особенными, значительными и знаменовали что-то новое. В младших классах тридцать первого декабря к нам всегда приходило много детей. Мама и бабушка специально готовились к этому: непросто угостить ораву детей. Бабушка обязательно пекла свои знаменитые пирожки с творогом и маком. В некоторых были бумажки с пожеланиями счастья. И вся наша компания в те незабываемые минуты была счастлива. Мы с упоением пели и плясали, с восторгом зажигали свечи и с еще большим восторгом перечитывали послания от Деда Мороза, если кто-то, разломив пирожок, ко всеобщей радости находил там записочку. Спустя годы одна моя одноклассница рассказала, что такое вот послание она хранила между листов альбома, как волшебное напоминание о детстве.

Тамаре, еще одной моей однокласснице, Дед Мороз пожелал крепкого здоровья и удачного замужества. Нам тогда было всего по двенадцать лет, и когда она, покраснев, прочитала послание вслух, все, помню, хлопали в ладоши и одобрительно смеялись. Тамара была красивой девочкой и все мы поверили, что так и будет. Мне тогда казалось невероятной сама мысль, что мы – мы! – когда–то станем взрослыми и действительно выйдем замуж. Это казалось таким далеким, что даже невероятным. Но годы пролетели быстро, и вот мы уже в выпускном классе. И вот мы опять решили встретить Новый год вместе. И опять у меня. Я должна сказать, что на все такие вечеринки приходило чуть больше половины класса. Остальные нам противостояли, ведь еще в пятом классе нас разделило многое: понятие, что такое хорошо и что такое плохо, обида на непутевых родителей, на обделенность в их любви, и в том, что уровень жизни разный, и, я считаю, самое главное – бескультурье, признаки невозвратимой деградации, что ли… Только нескольким из них удалось, как говорят, выбиться в люди.

Помню, наряжаю с мамой и бабушкой елку. Какие игрушки! Снегурочки и крохотные румяные Деды Морозы, золотые шишечки и такие же золотые белочки, домики, укрытые блестящим снегом. Особенно мне нравились нити стеклянных бус. Сейчас у меня в коробке для елочных украшений лежит одна бусинка с такой нити. Запах хвои смешивается с ароматом пирожков. Как все прекрасно. И стол удался, тем более, что теперь и другие родители парят-варят и пекут своим чадам, иногда почти что на уровне искусства моей бабушки. Опять все сходятся.   Нет, не все, к сожалению. Уже тогда мы столкнулись с роковым в нашем понимании невезением некоторым из нас. Нет Вали, ее родители с религиозных соображений не дали согласия на операцию.  Она умерла перед своим семнадцатилетием. Все были опечалены. Помянули, а спустя некоторое время думали об этом, как о событии, случившемся давно.

И кто же мог представить, что каждых несколько лет нас будет все меньше!

Незадолго до выпускных экзаменов заболела и Тамара. Мы приходили к ней уже после того, как в области ее прооперировали. От красивой спортивной девочки остались только глаза. У нее была последняя стадия рака матки! У нас это в голове не помещалось. За напряженными днями занятий и экзаменов как-то притуплялся весь ужас происходящего. Мы по очереди приходили к ней, но все с большей неохотой. Потому что это становилось все тяжелее. Видеть ее страдания, ее безысходную тоску… Она умерла сразу после выпускного вечера. Таня, наша одноклассница и соседка больной девушки, как раз пришла к ней, чтобы рассказать о выпускном, кто куда хочет пойти учиться, и просто ее приободрить. Вот на ее руках и умерла Тамара. В один длинный выдох.

Когда я в очередной раз приехала в отделение на проверку, то с ужасом увидела там девушку, тоже совсем молодую. Ее застывшее лицо выражало только страх. По кабинетах ее водил отец, понятно, что он чувствовал и в каком отчаянии был. Но девушка… Ужас, непонимание, неприятие и отчаяние… Не лицо, а маска трагедии. Почему дети болеют? Почему молодые уходят? А ведь в последние годы случаи заболевания онкологией участились.

Так что для меня встреча Нового года стала мерилом счастья просто жить, оставаться тут, в этом мире, видеть родных и близких, общаться с друзьями, на что-то еще надеяться и встречать с благословением каждый новый день.

Ну, и в канун этого Нового года я внутри возликовала, что дожила. Поблагодарила мысленно и врачей, и Бога. Мы нарядили елку, это давно уже стало ритуалом, и я присела на диван. Пахло хвоей. Пахло мандаринами и сладкой выпечкой. И это подтолкнуло меня вспомнить те несчастливые дни и часы, которые суждено было мне прожить и пережить несколько лет назад.

Ах, да, накануне операции моя вторая невестка пекла очень вкусный торт. Запах был божественным. Молодые гостили у нас, и, как могли, меня подбадривали. Я почему-то не переживала. Даже странно. Может, потому, что факт свершился, чего уж переживать. Мне в те часы больше портило настроение то, что приходилось пить гадкую жидкость для очищения организма. Ничего более гадкого я еще не принимала.

На следующее утро я была уже в отделении. Еще две женщины, которых я заметила под кабинетами, когда проходила обследование, тоже подъехали. Больше всего я боялась, что не попаду на операцию. Почки подводили, анализы были не ахти. Анестезиолог заставил меня подняться на третий этаж и потом только назначил препараты. Приехал муж и срочно прикупил, что нужно. Я поняла, что организм мой не то что совсем не готов к таким нагрузкам, но и риски есть. Но внутри меня дрожала теплым маленьким комочком слабенькая радость: меня везут на операцию! Я была уверена, что это самое главное. И то, что оперировать меня взялся один из лучших хирургов тоже внушало уверенность. Перед тем, как погрузиться в темноту наркоза, я приказала своему организму: хочешь жить -  собери силы, сконцентрируйся!

Потом в реанимации я пару раз приходила в себя, и рвота душила меня. Я помню отдаленный голос медсестры, которая просила подержать что-то холодное. Она поворачивала мою голову и просила: сюда, сюда. Потом я слышала истошные крики какого-то человека, но осознать, что же происходит, не могла. Смутно помню, как я снова очутилась в палате и сильно удивилась, увидев там и мужа, и детей. Еще больше я удивилась, когда узнала, что уже среда, а прооперировали меня в понедельник. Я находилась в реанимации дольше других. Свое отражение я увидела в каком- то стеклянном предмете. Лицо, как потом мне сказала дочь, как у Йоды из фильма «Звездные войны» -  пухлым блином, глаза смотрят из узеньких щелочек. Но подвели меня немного не почки, а сердце. Горячая благодарность к своему врачу заставила улыбнуться: ведь мог и не назначить операцию. Закончилось все хорошо! Я стану на ноги! Многие боятся операции, мол, опухоль нельзя трогать. Может, и есть такие случаи, но обычно операция - главная ступень если не к полному выздоровлению, то к продлению жизни.  Перед тем я вспоминала, как в одной из телепередач рассказывали про известного артиста, покойного уже. Когда у него обнаружили опухоль, он наотрез отказался оперироваться. Чувствовал себя нормально, боялся, ему все это казалось ненужным и далеким. А время шло, положение ухудшалось, почему-то начало пошаливать сердце… Когда он спохватился, было уже поздно для оперативного вмешательства. Химия – вот что осталось. И вот – печальный итог.

Соседка моей дочери заняла такую же позицию. Рак груди. Пока что операбельный. Но она и слышать не хочет об операции. Говорит, что не собирается быть инвалидом. Она не хочет понять, что, когда прикрутит, человек идет на все, чтобы сохранить жизнь, самое дорогое, что у нас есть. Всегда успеем уйти. А вот победить, когда действительно есть шанс, просто обязаны.

Кстати, за последние десятилетия количество больных, которым удалось выздороветь, увеличилось. Половина заболевших излечивается. Было бы значительно больше, если бы это грозное заболевание обнаруживалось на первой или второй стадии. Часто сами люди виноваты, что дело дошло до третьей и четвертой стадии, ведь все важно в нашем состоянии. Надо идти к докторам, после определенного возраста проходить обследования и без каких- то зримых причин.

У меня новогодняя елка стоит до астрологического Нового года. Просто я нашла причину, чтобы она побыла в жилье подольше. Ведь ее веселые игрушки, яркие огоньки и жизнерадостный вид комнаты с ней придают и мне жизненных сил, новых надежд и радостного мироощущения. Чего и всем желаю.

Продолжение следует…

Запись была опубликована: glavred(ом) Понедельник, 12 января 2015 г. в 16:35
и размещена в разделе Проза.
Вы можете следить за ответами к этой публикации через ленту RSS 2.0.
Вы можете оставить ответ или trackback с вашего сайта.

Оставить комментарий

 

Полный анализ сайта