«ПостЧорнобиль»

Газета Всеукраїнської Спілки ліквідаторів-інвалідів "Чорнобиль-86". Всеукраїнський часопис для інвалідів Чорнобиля, ліквідаторів, чорнобилян.
14.10.2015, рубрика "Проза"

В созвездии рака
Художественно- публицистическая повесть
Продолжение
Глава двадцать вторая

Побеждает тот, у кого присутствует неиссякаемая жажда жизни. Это один из выводов, которые я сделала впоследствии.  Спустя пару лет после операции.  Вот об этом я  хочу напомнить тем, кто сегодня нуждается в поддержке.  Себе самой. Потому как мы все, как говорится, под Богом. Сегодня ты здоров, или тебе так кажется. Ты не замечаешь  своего физического благополучия и еще ничего не грозит тебе. Работаешь, любишь свою семью, встречаешься с друзьями и занимаешься своими делами. И кажется, что так будет вечно. Но в одно, далеко не прекрасное, время, жизнь вдруг поворачивается к тебе совсем другим своим обличьем. И ты страдаешь, ибо как еще назвать все те чувства, которые вдруг обрушиваются на тебя, ломая и испепеляя. Мне кажется, что именно в этом заболевании так много душевных страданий и мучений. Большинство болеют долго. Годами выдерживать неизвестность вообще сложно, а качание на весах судьбы – быть или умереть – часто невыносимо. Но куда денешься? Справляются люди кто как может.

Очень важно знать про свой диагноз как можно больше. Почему? Кажется, зачем заглядывать туда, в ту ледяную неизвестность? Кто знает, есть ли у тебя будущее вообще? Но это касается вполне адекватных, нормальных людей. А  есть и такие, реакцию которых трудно предугадать. Значит, говорим про нормальных.

Если человек  после первого шока в состоянии хоть приблизительно оценить свое состояние, это уже первый шаг к победе. Тогда стоит сделать и второй – уточнить все то, что необходимо знать всякому больному, не только онкологическому. Но – парадокс! Большинству пациентов не говорится ничего, как вроде бы сам врач ставит на нем крест, как было, например, с моей свекровью, которая выгревала рак конца третьей стадии. Сколько рекомендаций тем, у кого просто простуда или, к примеру, кости болят. И так мало нужных советов – раковому. За этим стоит и боязнь навредить, и желание не ранить душевно, не иметь неожиданных последствий, нет времени, нет желания  и Бог весть что еще.  А вот когда пациент знает, что происходит в его организме, он начинает и сам что-то предпринимать, чтобы выздороветь. Напрасно мне как-то сказала хирург, что пусть я хоть как стараюсь, это на результат не повлияет. По молодости она не осознавала, что в процесс лечения входит и боевой дух пациента,  его горячее желание выздороветь, а не только лекарства и процедуры. «Просто вам деться некуда, вот и лечитесь». А участковый вообще «воодушевил» меня, сказав, что рак всеравно ко мне вернется! Честно! Хорошо, что я все-таки сильный человек, а то с такой поддержкой не долго и  духом пасть.

Первое время после постановки диагноза я пыталась просто не думать ни о чем. Надо было все это обследование , которое само по себе может у слабого человека выбить  почву из-под ног, пройти. Надо было все осмыслить, хоть я прекрасно догадалась обо всем  еще месяца два назад. А звоночки были год тому! Я не прислушалась к ним, потому как  рассуждала, что уж со мной такое произойти никак не может. Не верите - я уехала к морю!

Я надеялась там набраться духовных сил, окрепнуть физически. На задворках сознания тлела надежда, что, может, я все же ошибаюсь, что  «обойдет меня чаша сия»… Я чуть ли не от самой себя хотела убежать.  Море убаюкивало мою обычную дотошность и цепкость журналиста. Приятное время провождение  затмевало тревогу. Но… Организм кричал, что с ним что-то не так, что срочно надо что-то делать.  Мало того! Мне на глаза стали попадаться странные вещи: когда мы поселялись в доме отдыха, нам выдали белье  разрисованное  принтами разных созвездий. И мне все время попадался на глаза рисунок  созвездия рака! Вечером возле моря мы все время натыкались на крабов. На пляже рано утром встречали людей красноречиво лысых и бледных до желтизны. В конце концов, когда у меня без видимых причин  поднялась температура и держалась дня три- четыре , да еще и слабость стала одолевать, мои нервы не выдержали, и мы поехали домой. По дороге обратно заезжали к знакомым, и тут всякие мысли обсели меня, поскольку у них умирала от рака свекровь… Вечером на трассе было очень красиво. Жара спала, но темнота еще не наступила. В  небе уже красовалась огромная оранжевая луна. Мы остановились выпить кофе, сидели на свежем воздухе, было так чудесно! Муж оказывал мне всяческие знаки внимания, и я чувствовала себя молодой и красивой. Но стоило  мне глянуть в небеса, как строй мыслей менялся на панические, и я думала, не последний ли раз я была на море, не окажется ли так, что такой прекрасный  вечер больше не повторится и тому подобное. Я говорю об этом, потому что знаю – такое состояние – традиционное для тяжело больных. Позже, когда я попала в отделение гнойной хирургии, один хирург мне сказал, что очень важно настроиться на выздоровление. Улыбаться даже тогда, когда не хочется, и тогда организм как бы «подумает», что все хорошо, что болеть нельзя, и сделает все, чтобы выкарабкаться. Он добавил, что его тетя свято верила  и  соблюдала это правило, и живет после операции уже двадцать шестой год. Меня  тогда это очень вдохновило. Но – все по порядку.

Я совсем не удивилась, когда точно узнала свой диагноз. Приходили мысли о том, как такое могло случиться, и почему со мной. Но это мысли. А глубоко в подсознании я еще перед поездкой на море поняла, что со мной. Сны, смутные предчувствия перешли в реальность. Отдых тем летом был отравлен тревогой и чувством, что беда  - вот она, уже на пороге. Я не  впопад отвечала на вопросы, плохо спала, а когда засыпала, видела кошмары. Чтобы, наконец, прекратить это мучение, мы приехали домой раньше.

В Киеве была не лучшая пора: давно не было дождей, трава выгорела, редкие цветы увяли, и было так жарко, что отпадало всякое желание выходить на улицу. Но мне пришлось идти в поликлинику.  Я вышла, словно открыла  духовку. Да еще и ветер дул, горячий, иссушающий, такой, что я посочувствовала деревьям и вообще всем растениям.

Врач, расспросив обо всех симптомах, послала на УЗИ. На мои вопросы, все ли у меня в порядке, врач, и глазом не моргнув, дал утвердительный ответ, хотя, как я позже выяснила, что уже тогда  все было видно и понятно. Просто узист не хотел заморачиваться и боялся лишних проблем. Да и без специальных обследований разве имел он право что-то говорить?

Я брела домой , и короткий путь от поликлиники показался мне долгим и изнуряющим. Надежда слабо шевелилась где-то в груди, но я уже почувствовала  жуткую правду. Дальше мне пришлось лечь на очень неприятное обследование. Чтобы понять точнее, что со мной, понадобилось две недели. Я была уверена, что онкология присутствует, и это дало мне толчок для изучения литературы и разных форумов несчастных , часто обреченных людей. Я как-то не подумала, что пишут на эти форумы в основном отчаявшиеся люди. Подробности лечения и смерти близких меня так напугали, что я не смогла дотянуть до конца злосчастных двух недель и позвонила в лабораторию… Диагноз подтвердился, но вот со стадией они переборщили. А это можно точно сказать только после операции, исследовав, так сказать, уже саму опухоль. Семья впала в уныние. Как позже выяснилось, мужа еще и друзья накрутили, и воспоминания о матери еще были свежи. Он решил, что долго я не протяну. А во мне вдруг проснулась злость. Мне  так совсем не казалось! Ведь у меня ничего не болело. И трудно было поверить, что будет болеть, что, если ничего не делать, организм постепенно разрушится, и я умру. Мне было сложно сориентироваться и решить, что делать. Поэтому, пройдя все это, могу сказать: главное, найти хорошего специалиста и немедленно прооперироваться!  Не тянуть, пока это будет уже невозможно. Не надеяться на бабушкины рецепты! Промедление в таких случаях смерти подобно. Сестра моей подруги так погибла. Она начала пить водку с маслом.  А опухоль тем временем развивалась, росла и рассылала по телу метастазы. Когда пришла боль, все уже так  далеко  зашло, что оставалось только поддерживать организм и колоть наркотики. И в пятьдесят три она умерла. По моим понятиям, молодой еще возраст! Жить бы еще и жить. Это тот случай, когда за свою ошибку пришлось заплатить чрезмерно большую цену.

Когда до меня дошло, что может со мной произойти, я переживала за одно: возьмут ли меня на операцию! Были небольшие неполадки с почками, о которых красноречиво говорили анализы. Но оказалось все в пределах нормы. Я почувствовала большое облегчение, когда получила направление на операцию. Правда, стресс это не сняло.Я боялась, пока мне что-то не укололи. Уже на операционном столе я опять подумала, что, слава Богу, самое главное – вот оно, моя надежда на спасение! И, прежде, чем отключиться, успела приказать своему организму выстоять.

В реанимации я провела больше времени, чем планировалось. В какой- то момент пришла в себя и услышала жуткие крики. Это действительность, или мне только кажется? Так  до сих пор и не узнала. Зато спустя три года муж мне признался, что во время операции ему пришлось бегать за каким-то специальным препаратом для сердца.

Наконец меня привезли обратно в палату. Ко мне зашли дети. По выражению их лиц я поняла, что надо посмотреться в зеркало. Соседка, колеблясь, стоит ли, протянула довольно большое зеркало. Господи! Я вся опухла. Непонятно, почему, но опухла. Старшая дочь, улыбнувшись, пошутила, что я похожа на героиню из звездных войн.

Только когда я начала подниматься, опухоль спала. Я ходила коридором и старалась не смотреть на что-то движущееся. У меня сразу же кружилось в голове, перед глазами все плыло, до тошноты. Я понаблюдала – у других такого не наблюдалось. Сердце у меня слабое. Оказывается, вот причина. И сосуды. Позже я убедилась в этом. Сосуды приходили в норму  почти год. Если это можно назвать нормой. Я их и сейчас вынуждена пролечивать два раза в год – весной и осенью. Причем малыми дозами, дабы, как выразился невропатолог, не разнести мощным кровотоком возможные очаги раковых клеток по всему организму. Короче, я борюсь за выживание. И, в основном, пребываю в хорошем расположении духа.

У меня было хорошее настроение даже тогда, в больничной палате. Я ходила и ходила, так боялась спаек. Был теплый сентябрь, в скверике шелестели верхушками тополя. Под солнечными лучами они шевелились, словно отдельные существа. А я не могла на них нормально посмотреть.  Кружилась голова. Еще цвели розы. Я думала о том, что, слава Богу, первый шаг к жизни сделан. Я внимательно слушала, что же говорят больные о перспективах, и пришла к выводу, что года два у меня есть. А раз я вот сейчас не умираю, то нечего портить себе настроение! Как правильно я тогда поступила!  Нельзя пребывать в унынии, от этого напрямую зависит выживешь ты, или нет, а если выживешь, то сколько протянешь. Оказывается, есть внутри нас что-то, что оберегает. Не дает сорваться в пропасть отчаяния. Я, помню, себе говорила и о том, что, возможно, ТАМ лучше. Там нет бренного измученного тела. Нет проблем с хлебом насущным и с нашими другими приземленными проблемами. Одно смущало – вот бы точно знать! Ведь многие из нас как представляют смерть? Темнота . Небытие. Может, и так. Но мы ведь не переживаем, что не жили с первейших времен?  Что нас не было, когда люди проходили этапы своего пути, становления и развития цивилизации? Что с того, что и дальше нас не будет?  Зато будут наши дети, потом внуки, какие-то наши мысли, гены, надежды, таланты. Мудро провозгласил Сократ: Я не боюсь смерти, ведь когда я есть – ее нет, а когда она есть – меня нет. Когда я все это обдумала, внушила себе, а еще вспомнила, как славно меня подбодрили  во время обследования женщины одного из кабинетов, мне стало спокойнее. Я ощутила прилив сил и решимость перенести все, лишь побыть на этом свете подольше. Я знала уже этот необъяснимый прилив сил, энергии, когда, кажется,  внутри все хочет радоваться жизни. Просто быть! Просто дышать! Просто видеть, слышать и осязать!  Со временем я стараюсь хоть иногда в себе вызывать эти чувства. Этот дар любви к жизни, сильное желание охватить это бытие своими мыслями, нервами и всеми возможными чувствами. Это помогло мне тогда легче перенести все испытания, а сейчас помогает находить стимулы и радости, наполняет жизнь смыслом, желанием продвигаться вперед и не падать в уныние от следующих моих испытаний. Всем, кто нуждается в поддержке, кто устал от бед и невзгод хочу сказать: сумейте вызвать в себе такую мощную силу позитива! Посмотрите, что все сдвинется с мертвой точки в лучшую сторону.

Продолжение следует…

Запись была опубликована: glavred(ом) Среда, 14 октября 2015 г. в 9:35
и размещена в разделе Проза.
Вы можете следить за ответами к этой публикации через ленту RSS 2.0.
Вы можете оставить ответ или trackback с вашего сайта.

Оставить комментарий

 

Полный анализ сайта