?> Лара РОССА | «ПостЧорнобиль»
 
 

«ПостЧорнобиль»

Газета Всеукраїнської Спілки ліквідаторів-інвалідів "Чорнобиль-86". Всеукраїнський часопис для інвалідів Чорнобиля, ліквідаторів, чорнобилян.
11.05.2012, рубрика "Проза"

Полынь–трава в меню украинки

Публицистическая повесть (Продолжение)

Глава девятнадцатая

Зимой заболел сын. И если дочь болела тяжело, но симптомы развивались медленно, то у сына на второй день поднялась температура до критических границ, он выкрикивал что-то бессвязное, я в ужасе обертывала его тряпками, смоченными в воде с уксусом, пока ожидали «Скорую помощь». Ребенка накололи, чем положено и увезли в больницу. Пришлось принимать сложное лечение с антибиотиками. Дней десять он даже не поднимался.

Через некоторое время ему стало легче и только спустя месяц сыночка выписали домой. Ему нужна была реабилитация. Ежедневный квалифицированный  уход. Я выкручивалась, как могла. Утром отводила дочь в сад, пока он, измученный больницей, спал. Потом вела мальчика на массаж, прогревания и ингаляции.  Затем оставляла дома и мчалась на работу. В обед  я почти бежала домой, кормила сына, переодевала и укладывала в постель, соблюдая наставления врачей. При этом я вбивала ему в голову, как он должен себя вести, ожидая отца. Мой рабочий день согласились сдвинуть на два часа, что дало возможность заниматься лечением ребенка. А там и папа освобождался, ведь его рабочий день начинался в семь утра.  По дороге домой он забирал дочь из сада и готовил ужин на всех.

Очень скоро заведующую перестал устраивать такой график моей работы, и она поставила мне ультиматум: или работай «как положено», или увольняйся. И тогда муж начал все время проситься в ночную смену.

Измученные, издерганные, мы как то незаметно прожили  осень. Жизнь тем временем шла своим чередом и по своим законам. На первом энергоблоке вовсю кипела работа. Я все так же продолжала интересоваться строительством, и вообще всем, что касалось станции. Я уже знала, насколько все сложно. Я знала, что до сих пор среди многих кипели страсти, безопасна ли атомная энергетика. Я же относилась к мнению, что это опасно, скептически, потому, как считала наше государство безгрешным. До сих пор у меня не было поводов сомневаться в каких-то вещах, связанных с жизнью людей. Я многого, естественно, не знала, да и жизнь в Припяти, еще раз подчеркну, была особенной, не сравнимой с жизнью где-то еще.

У меня появились друзья, и они думали также. Еще когда была жива бабушка, она высказывала резко негативные суждения по поводу многого, что происходило. А мать была  занята просто выживанием, ей приходилось без мужа не только меня растить, но и поддерживать бабушку. Ей было не до оценок тогдашних реалий.

Когда страсти из-за болячек улеглись, и у меня, и у мужа оказались испорченными отношения на работе. И если он, вернувшись к прежнему графику, быстро все уладил, благо в мужском коллективе все оказалось проще и его окружали  в основном  доброжелательные ребята, то у меня дела шли все хуже. И не потому, что я плохо работала, а потому, что была «ненадежной».  Я с ужасом думала о зимних холодах, о том, что, не дай Бог, дети разболеются опять.  На работе о больничном и слышать не хотели, а дома муж и слышать не хотел, чтобы я немного побыла дома с малышами, пока они не окрепнут.

Меня все это угнетало очень сильно. Я никак не хотела принять действительное положение вещей: вроде бы все есть  в жизни, положенное молодой женщине, а счастья не ощущается.

В таком напряженном состоянии духа я вдруг обнаружила, что на носу Новый год.

Глава  двадцатая

К Новому, 1977 году, коллективу, в котором работал муж, выдали премию. И немаленькую, я сейчас, конечно,  не помню, какая именно была сумма. Помню, я размышляла, как так ухитриться распорядиться деньгами, чтобы купить себе новое зимнее пальто. Но… увы! Дети, особенно сын, так быстро росли, что одежки им приходилось покупать часто. Вот и вышло так, что ходила я в своем старом пальто еще пару лет. Но вот на то, чтобы хорошо провести  рождественские праздники денег хватило.

Предновогодняя суета не может не захватить. Празднично убранные магазины настраивают на транжирство. Люди отбрасывают проблемы и с головой уходят в приятные заботы.

В последние дни декабря елками обзаводились или самые нерадивые, или очень прагматичные. Муж  тянул до последнего, объясняя, что зато елка свежее будет, дольше сохранится. Приподнятое настроение у меня появилось, когда мы обновляли запас елочных  игрушек на наше душистое сокровище. С трепетом, словно  вернувшись в детство, я разглядывала хрупкие шары и стеклянные домики с вечным снегом на крыше, Снегурочек и Дедов  Морозов,  шишки и даже мерцающие зеленью огурцы!

Вплоть до 31 декабря муж продолжал  трудиться и сильно уставал.  Ему приходилось  работать на высоте, на ветре и морозе. Бригада монтировала металлоконструкции  будущих  вспомогательных сооружений на блоке.

Перед Новым годом он преподнес нам подарки.  Трогательно было смотреть, как он вручает детям  упаковки с конфетами – стандартный набор тех лет.  Традиция их дарить сохранилась и до сегодняшнего дня, но упаковки стали ярче, да и ассортимент разнообразнее.

Как и положено, 31-го пошел снег. Все сразу стало необыкновенным, таинственным, сказочным. Я на пару минут оторвалась от плиты, и как завороженная смотрела на завесу снега. Я ощущала себя защищенной, счастливой, душа словно пела. Я огляделась, прерывисто вздыхая от наплыва чувств: за последние пару лет мы сильно продвинулись  в делах обустройства быта. Наша кухня сияла белизной и чистотой. На фоне снежной завесы за окном  веселили глаз яркие  занавески: по светлому полю яркие яблоки и груши. Тепло, приятно. Я очень все это ценила. Во время моего детства зимы были суровыми для меня, потому что мы никогда не могли себе позволить топить так, чтобы в комнате можно было быть без свитера, тем более без теплых носков. А тут!

В квартире бродили самые разные запахи: от овощных и мясных до освежающего – апельсинов, как и положено на новогоднем празднике. Мы не ждали гостей, мы рады были друг другу.

А под большой, блистающей и блистательной елкой для всех нас были подарки от Деда Мороза: детям – теплые костюмчики с обязательным разделением цветов: сыну синий, дочке – бордовый.  Мужу – рубашка, а мне – винного цвета трикотажный сарафан и кружевная белая блузка, к которой была приложена брошь с камушками, похожими на настоящие  гранаты, то есть, в цвет сарафана. Что же. Честно скажу, не ожидала, а потому и обрадовалась  вдвойне. Надо отдать должное, у мужа прирожденный вкус.

– Потерпи с пальто, ладно? Соберем и на это, - утешал он меня, хотя я была переполнена радостью.

Под бой курантов подняли мы фужеры с шампанским. Нарядные, счастливые, мы смотрели в будущее со светлыми надеждами.

Дети уже уснули, и мы некоторое время постояли рядом, как бы оберегая их сон.

Глава  двадцать первая

Зиму 1977 года я запомнила как время мечтаний. Природа располагала к этому: снежные покровы укутали город, который мы все полюбили и который стал нам родным. Над сонными домами – серое небо, но не угрюмое, а уютное, обещающее вот-вот осыпаться хлопьями снега.  Тихо, спокойно. Морозец слабенький только веселит. И ветра нет. Красота!

Я вошла в ритм жизни занятой женщины и уже не так остро ощущала ее гнет, наоборот, жизнь радовала, много чудесного, как мне тогда казалось , только впереди, ну, а заботы, работа…  На том, как говорится и стоим.

Запомнился один снежный день. Дети были в саду, муж на работе, а у меня – выходной, в понедельник библиотека не работала.

Я, уставшая после домашних трудов, устроилась в детской у окна. В комнате было тепло и довольно светло, как бывает светло, когда выпадает свежий снег. А он падал и падал. За окном все казалось сказочным.  Я наблюдала за жизнью в этой красоте, за редкими прохожими,  за бесконечным хороводом белых хлопьев.  И вдруг осознала, что бытие мое очень размеренное и очень предсказуемое. И, точно помню, мне тогда очень захотелось перемен, событий, приключений.

Почему я была уверена, что они могут быть только хорошими?

Правильно говорят, что со своими желаниями надо быть осторожным, потому что желания имеют свойство сбываться. Вся моя последующая жизнь это подтвердила. Вот только события и приключения далеко не всегда меня радовали.

Череда дней, словно те снежинки, прошла и растаяла. Столько дней, а я их и не припомню. Не потому ли наша жизнь кажется нам короткой, что мы ее просто не помним? Уже в те годы  свойство памяти забывать все монотонное меня расстраивало. Действительно, чем плохи были  те спокойные красивые дни зимы? Вечерами мы читали книжки детям, вместе рисовали или просто сидели перед  телеком. Но помню я все это как что-то общее, сплошной поток реальности, а не каждый конкретный день.  Утром – подъем, все обычное, что делается перед выходом на работу, садик, служебные обязанности, домашние хлопоты. Муж, бывало, рассказывал о станции, и это тоже было неотделимым от нас. Он продолжал работать монтажником, хоть подумывал про учебу. Я же – постоянно среди книг. И, возможно, так и осталась бы библиотекарем, если бы не моя начальница. Дня не было, чтобы она не поинтересовалась здоровьем детей, и спрашивала она об этом не с благих побуждений. Забыть не хотела, как морочливо было со мной работать. Когда дети болели.

Как – то раз я вывела своих малышей  во двор подышать свежим воздухом. Уже был вечер, ярко светили  огни фонарей, что-то романтическое лилось в душу. Видать, не только меня посетил такой настрой, потому что взрослые и дети чуть ли не гулянье устроили возле дома.

– Как дела? – традиционно спросила меня приятельница и соседка. Она работала медсестрой в школе напротив. Я, повинуясь неизвестно какому побуждению, рассказала о положении вещей на работе.

- Иди в школу, там как раз нужен лаборант физики. Во-первых, рядом, во-вторых, и дети туда вот-вот пойдут. И выходные, как у людей

– в субботу и в воскресенье.

– А что? И пойду, если возьмут.

– Я отведу тебя к директору, он бывший фронтовик и детей не боится, - подбадривала она меня.

Так я и перешла работать в школу.  Начала прямо со второго полугодия. Все мне казалось знакомым и привычным. А что? Воспоминания о школе еще не выветрились из моей головы, а время показало, что школьные годы помнят все всю жизнь.

Продолжение следует…

Запись была опубликована: glavred(ом) Пятница, 11 мая 2012 г. в 16:06
и размещена в разделе Проза.
Вы можете следить за ответами к этой публикации через ленту RSS 2.0.
Вы можете оставить ответ или trackback с вашего сайта.

Оставить комментарий

 

Полный анализ сайта