?> Лара Росса | «ПостЧорнобиль»
 
 

«ПостЧорнобиль»

Газета Всеукраїнської Спілки ліквідаторів-інвалідів "Чорнобиль-86". Всеукраїнський часопис для інвалідів Чорнобиля, ліквідаторів, чорнобилян.
21.12.2011, рубрика "Проза"

Полынь-трава в меню украинки

Публицистическая повесть

Глава 1.

Говорить и писать о Чернобыльской трагедии больно. Я и не хотела. И не бралась. И только теперь осознала, что нужно. Ведь это – память и предупреждение. Люди такие беспечные! И каждое следующее поколение верит, что уж оно-то достанет звезду с неба.


И еще: у каждого из нас – свой Чернобыль, своя история и своя драма.

Начиналось у меня все романтично.

Мы с мужем ждали второго ребенка. Заработки, которые были, нас уже не устраивали. Семья требовала больших затрат. Мы пересматривалиобъявления в газетах, мечтая наткнуться на что-то стоящее.

И наткнулись.

А поскольку у мужа был высокий разряд по монтажным работам, он без проблем устроился в одну из строительных организаций, которая возводила Чернобыльскую АЭС.

«Южтеплоэнергомонтаж» - Эта организация, по-моему, есть и сейчас. И еще мы узнали, что квартиры своим работникам тут дают без проблем. У нас появились небезосновательные надежды на получение жилья. Квартирный вопрос и раньше всех мучил.

Сколько воды утекло рекой Припять с того дня, как мы ступили на Чернобыльскую землю!

Память рисует мне хмурый весенний день. Песчаные улицы с домиками по обе стороны, словно стражниками. Склоны ведут к реке, к местному порту. Курчавая зелень. На холме – церковь. Действующая. Мы с мужем идем от дома к дому – ищем, где бы снять жилье. Посмотрев на мой живот хозяева досадливо отводят глаза: и взяли бы на квартиру, но сколько хлопот потом может быть!

Наконец-то нам повезло: Смуглая немолодая женщина, согласно кивнув, повела нас смотреть жилье.

Ее дом прятался в глубине запущенного, а поэтому густого сада. Он был сложенный из дерева. Мы прошли главный, парадный, так сказать, вход, и, обогнув угол, оказались с другой стороны. Деревянные ступени вели на второй этаж. Дом оказался недостроенным, поэтому в помещение, куда мы шли, был сооружен настил, как в голубятне, обшитый досками и покрытый шифером. Зато комната была добротной, на три окна, с настоящей печкой. В груди у меня приятно защемило. Такое чувство всегда подсказывало мне, что данные обстоятельства мне подходят. Значит, можно и надо соглашаться. Интуиция. Она просто шептала, что и мне и семье тут понравится. Мы договорились о плате и облегченно вздохнули: одной проблемой меньше!

Но впереди были и другие, которые надо было решать немедленно.

Что было тогда у нас? Немного одежды. Главное – сын. Он мирно спал в коляске.

А в комнате было пусто. Предыдущее наше жилье было худо-бедно обставлено. А тут… Три окна отсвечивали зеленью. Свет проникал сквозь деревья, которые окружали дом, словно сторожа.

Муж сходил в местный магазин и принес матрас. Толстый, в голубую полоску. Мы положили его на пол в самом дальнем углу комнаты. Рядом – коляска для сыночка.

В «навесном» коридоре, похожем на голубятню, нашлась посуда. Специально для квартирантов. В самом светлом месте – плита с газовым баллоном. Я приготовила нехитрый ужин – картошку.

Так под картошку и началась наша новая жизнь в Чернобыле.

Лара Росса

Продолжение следует

Запись была опубликована: glavred(ом) Среда, 21 декабря 2011 г. в 18:05
и размещена в разделе Проза.
Вы можете следить за ответами к этой публикации через ленту RSS 2.0.
Вы можете оставить ответ или trackback с вашего сайта.

На сообщение "Лара Росса" 2 комментария

  1. Надежда сказал(а):

    С нетерпением жду продолжения! В моей жизни Чернобыль тоже оставил свой след..

  2. Елена сказал(а):

    Очень захватывающий рассказ. Хочется читать дальше!

Оставить комментарий

 

Полный анализ сайта