?> Минсредмаш в Чернобыле | «ПостЧорнобиль»
 
 

«ПостЧорнобиль»

Газета Всеукраїнської Спілки ліквідаторів-інвалідів "Чорнобиль-86". Всеукраїнський часопис для інвалідів Чорнобиля, ліквідаторів, чорнобилян.
03.02.2012, рубрика "Чорнобиль-86"

Минсредмаш в Чернобыле

«РЧ» № 42 (1002), 27 октября — 2 ноября 2011 г.

26 апреля 2011 года исполнилось 25 лет со дня крупнейшей в истории атомной энергетики техногенной катастрофы на 4-м энергоблоке Чернобыльской АЭС с полным разрушением реакторной установки и части строительных конструкций энергоблока.

Столб горящих материалов и газов поднялся на высоту более километра. Радиоактивные газы и летучие радионуклиды были унесены в атмосферу. Ядерное топливо при взрыве активной зоны было рассеяно по помещениям 4-го энергоблока, частично выброшено на кровлю машинного зала и в окружающую среду. Вся территория ЧАЭС была загрязнена разбросанными фрагментами активной зоны, обломками твэлов, кусками графитовой кладки, радиоактивными элементами. Аварию дополнил возникший пожар на крыше машзала, который был потушен пожарными. Они ценой своей жизни спасли станцию, а правильно сказать - человечество. Если бы огонь добрался до других реакторов, последствия были бы еще более катастрофическими. Мощность дозы вокруг разрушенного энергоблока достигала 2000 р/ч, и разрушенный блок представлял собой недоступный источник радиоактивного излучения и аэрозольного загрязнения, так как «дышал» тысячами рентген. С этого дня начался новый отсчет времени в нашей стране - время до аварии на Чернобыльской АЭС и после. Всю страну, весь Советский Союз, затронула эта глобальная катастрофа, и все старались помочь справиться с бедой.

Для изучения причин аварии и осуществления необходимых мероприятий, связанных с ликвидацией ее последствий, в тот же день, 26 апреля, была организована правительственная комиссия во главе с председателем Совмина СССР Н.И. Рыжковым. Побывав на ЧАЭС, члены правительственной комиссии убедились, что 4-й блок не подлежит восстановлению. Чтобы предотвратить выход радионуклидов в окружающую среду, уменьшить воздействие проникающей радиации, было принято решение о долговременной консервации разрушенного блока. К ликвидации последствий аварии был привлечен весь научный и технический потенциал страны. Предстояло решить огромное число вопросов: эвакуация населения, размещение ликвидаторов в безопасных зонах, пылеподавление на всей зараженной территории, дезактивация участков и помещений. и главное - закрыть 4-й энергоблок.

Конечно, Минэнерго, которое построило и эксплуатировало эту станцию, не могло одно справиться со всеми задачами. Поэтому 15 мая Правительство СССР поручило Минсредмашу (в настоящее время - Росатом) совместно с другими министерствами и ведомствами выполнение работ, связанных с консервацией 4-го энергоблока ЧАЭС и относящихся к нему сооружений, а также захоронение радиоактивных отходов. Постановлением ЦК КПСС и СМ СССР от 5 июня 1986 года Министерство среднего машиностроения было назначено генподрядчиком по осуществлению работ, связанных с захоронением 4-го энергоблока ЧАЭС. Генпроектировщиком был назначен Всесоюзный научно-исследовательский и проектный институт энергетической технологии (ВНИПИЭТ), входящий в состав Минсредмаша. Научное руководство по осуществлению консервации 4-го энергоблока ЧАЭС было возложено на институт атомной энергии им. И.В. Курчатова.

В первые дни после аварии сотни людей Минсредмаша обратились с просьбой направить их в Чернобыль. Среди подавших заявления были люди разных возрастов и профессий, но всех их объединяло одно - высокий патриотический почин и желание отдать свой опыт и знания выполнению задач по ликвидации последствий аварии. Все восхищались мужеством и героизмом пожарных, которые показали пример верности своему долгу. Прекрасно сознавая всю степень опасности и трудности работы, все, подавшие заявления, считали своим прямым долгом приложить профессиональные навыки и мастерство, отдать все силы, не жалея здоровья, для скорейшего выполнения порученного дела. Никто не считал этот труд героическим - обычная работа, только в необычных условиях.

Кто же эти люди, которые считали своим правом и даже необходимостью быть в первых рядах при ликвидации последствий аварии в Чернобыле, даже еще не представляя ее масштабов? Почему посчитали своим долгом оставить все свои важные государственные дела, которыми занималось это ведущее министерство в нашей стране, и отправиться в Чернобыль? Потому что в Министерстве среднего машиностроения работали люди высокой профессиональной подготовленности, построившие первые атомные станции сначала в Обнинске в 1954 году, потом в Сосновом Бору в 1974 году. Атомные ледоколы, атомные подводные лодки - все это дело рук средмашевцев. Только их силами можно было справиться с такой сложной задачей, как проектирование и возведение «Укрытия» в высоких радиационных полях. Это могли сделать только люди Ефима Петровича Славского - трижды Героя Социалистического Труда, лауреата Ленинской и трех Государственных премий, кавалера 10 орденов Ленина, почетного жителя городов Красноярска-26 и Шевченко (ныне Актау). Поэтому и было принято решение проектирование «Укрытия» и захоронение 4-го энергоблока передать Минсредмашу. В Чернобыль немедленно вылетел министр Средмаша Е.П. Славский и другие руководители министерства. Ефим Павлович, приехав на ЧАЭС, прошел весь машзал до «развала» и, оценив обстановку, сказал коротко: «Будем работать».

В кратчайшие сроки в министерстве были разработаны и подписаны документы по созданию штаба, координирующего все работы на ЧАЭС, во главе с заместителем министра А.Н. Усановым. Его заместителем назначен И.А. Беляев, а в состав штаба вошли: Ю.П. Аверьянов, Л.В. Забияка, В.И. Рудаков, Л.И. Саруль, А.П. Игнашин, П.С. Сидоров, А.П. Гаврилов, Г.И. Дряпак - все руководители и заместители руководителей главных управлений министерства. В течение одних суток к 17 мая была разработана структура вновь созданного Управления строительства (УС-605) и подобран руководящий состав стройки. 21 мая, через неделю после постановления правительства, руководящий состав УС-605 выехал в Чернобыль и приступил к выполнению задания. Было решено работы проводить вахтовым способом. На каждую должность был установлен резерв не менее трех человек, которые могли заменить руководителя, если возникнет такая необходимость. Чтобы оценить уровень руководства УС-605, приведу состав руководителей трех вахтовых смен 1986 года.

Начальником УС-605 первой вахтовой смены с 20 мая по 15 июля был назначен генерал-майор Е.В. Рыгалов - начальник УС-604 в Красноярске, главным инженером - В.Т. Шеянов - главный инженер Северного УС с Ленинградской атомной станции. Начальником второй вахтовой смены с 16 июля по 15 сентября 1986 года был назначен Г.Д. Лыков - начальник УС «Сибакадемстрой», главным инженером - Ю.А. Ус - начальник Обнинского УС. Начальником третьей вахтовой смены с 16 сентября по 2 декабря 1986 года - И.А. Дудоров - главный инженер Димитровградского УС, главным инженером - Л.Л. Бочаров - заместитель главного инженера 9-го ГУ Минсредмаша. Это был особо важный объект! Только лучшие из лучших, самые высококвалифицированные специалисты Минсредмаша направлялись на работу в Чернобыль.

Задача быстрейшей ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС по своим масштабам, сложности, ответственности за судьбы огромного количества людей не имеет аналогов ни в отечественной, ни в мировой инженерной практике.

При разработке проекта по захоронению реактора возникали сложнейшие проблемы, к числу которых следует отнести такие: оценка степени повреждения строительных конструкций 4-го энергоблока с целью дальнейшего их использования при возведении «Укрытия», разработка предельно укрупненных конструкций, допускающих дистанционный монтаж, не требующий присутствия людей в зоне монтажа, выбор методов работы, позволяющих предельно сократить сроки строительства, обеспечить полную механизацию выполняемых работ с минимальным количеством присутствующих людей в зоне строительства. Особая сложность проектирования и строительства «Укрытия» заключалась в том, что каких-либо аналогов и технических решений по захоронению таких объектов в отечественной и мировой практике не было.

Проектировщики ВНИПИЭТа под руководством главного инженера института и автора проекта В.А. Курносова проработали 18 вариантов проекта, в частности, устройство единого засыпного холма из щебня, бетона, металлических полых шаров, устройство арочного покрытия пролетом 230 м, устройство накатных сводов и куполов над реакторным залом пролетом до 100 м, устройство консольной надвижной кровли над машинным залом пролетом до 60 м и т.п. Все перечисленные варианты в соответствии с технико-экономическими расчетами требовали значительного расхода строительных материалов, а главное - трудозатрат и длительного до 1,5 - 2 лет времени на их возведение, что не отвечало основным требованиям скорейшей ликвидации последствий аварии. Окончательный вариант, реализованный в дальнейшем, позволил предельно сократить сроки строительства и обеспечить необходимую надежность и безопасность вновь возведенного объекта «Укрытие». Основная идея этого варианта заключалась в том, что для возведения «Укрытия» в качестве опор под вновь возводимые несущие конструкции были использованы сохранившиеся и полуразрушенные конструкции энергоблока.

В целях снижения радиации и создания благоприятных условий для работы проектом предусмотрен принцип поэтапного наступления на аварийный энергоблок от его периферии к центру. Была разработана такая последовательность выполнения работ, которая позволила проводить последующие операции под радиационной защитой ранее возведенных конструкций. Последовательно бетонировали территорию промплощадки слоем до 500 мм, возводили защитные стены высотой 6 - 8 метров по всему наружному периметру аварийного энергоблока.

Защитные стены выполняли следующим образом. В стороне на специальные железнодорожные платформы монтировали металлические блоки с опалубкой, образующие несущий каркас защитных стен. Платформы толкали в зону установки, а затем дистанционно, с помощью заранее уложенных на платформу бетоноводов бетонировали. Таким образом, решалась проблема подхода к зданию людей и механизмов. И хотя общая радиационная обстановка за защитными стенами была сложной, отдельные операции вблизи завалов с учетом дозовых нагрузок выполняли люди и защищенная техника.

В результате проектных и технических проработок была принята объемно-пространственная структура объекта «Укрытие», образованная рядом каскадно поднимающихся блоков, размеры и очертания которых определялись конструктивными особенностями элементов ограждающих конструкций, предназначенных для герметизации 4-го энергоблока. Между 3-м и 4-м энергоблоками выполнена бетонная разделительная стена высотой до уровня кровли. Между 2-м и 3-м блоками сооружена металлическая герметичная разделительная стена, позволившая подготовить и вновь запустить в работу уже осенью 1986 года первые два блока.

Северная защитная стена со стороны основного завала выполнена из бетона в виде 4-х уступов высотой до 12 метров. Наружная опалубка уступов выполнена из металлических щитов длиной до 54 метров и высотой 12 метров и массой каждой монтажной единицы более 100 тонн.

Западная сторона энергоблока закрыта защитной бетонной стеной толщиной в один метр, высотой 45 метров. Металлический несущий каркас стены монтировали блоками размером 6 х 45 метров, а массой по 92 тонны.

Но это были еще не самые большие и тяжелые конструкции, которые устанавливали при монтаже «Укрытия» в условиях высоких радиационных полей.

Для создания покрытия над центральным залом и с южной стороны энергоблока (деаэраторной этажеркой) необходимо было найти опоры для новых несущих конструкций. Причем расстояние между опорами не должно превышать предельных размеров, обеспечивающих монтаж строительным краном. После тщательных исследований сохранившихся конструкций были найдены оптимальные решения. Но для этого приходилось проектировщикам, монтажникам и инженерам неоднократно подниматься в защищенной кабине, которую цепляли к стреле крана, что на стройках категорически запрещалось, и осматривать место опоры, несмотря на высокие радиационные поля в месте монтажа.

Монтажные работы велись с трех сторон немецкими кранами фирмы «Демаг» грузоподъемностью на основной стреле 600 тонн и вспомогательной при вылете 78 метров - 112 тонн. Как отмечал автор проекта В.А. Курносов: «Если бы не было этих кранов, я не знаю, как бы мы справились с задачей». Краны поступили на ЧАЭС в разобранном виде, и в отсутствие немецких специалистов монтажники из треста «Спецмонтажмеханизация» под руководством начальника треста К.Н. Кондырева

http://rch-dominfo.ru/index.php?id=12792

Запись была опубликована: glavred(ом) Пятница, 3 февраля 2012 г. в 20:00
и размещена в разделе Чорнобиль-86.
Вы можете следить за ответами к этой публикации через ленту RSS 2.0.
Вы можете оставить ответ или trackback с вашего сайта.

Оставить комментарий

 

Полный анализ сайта