?> Невыдуманные истории | «ПостЧорнобиль»
 
 

«ПостЧорнобиль»

Газета Всеукраїнської Спілки ліквідаторів-інвалідів "Чорнобиль-86". Всеукраїнський часопис для інвалідів Чорнобиля, ліквідаторів, чорнобилян.
30.11.2004, рубрика "Проза"

Невыдуманные истории

(Продолжение. Начало в «ПЧ» №9, 10).

1

Юлия Друнина и А.Я. Каплер

В период своей жизни с 1944 по 1954 года Юлия Друнина много работает, успешно учится в Литинституте, выходит замуж за Н. Старшинова, рождается дочь Лена, вынуждена прервать на время занятия (3 года). Брак не сложился – распался. Печатаются ее первые книги, ее принимают в Союз писателей СССР и, занимаясь на сценарных курсах кинематографистов, знакомится с кинодраматургом А.Я. Каплером и продолжает писать стихи.

… А все равно, меня счастливей нету,
Хотя, быть может, завтра удавлюсь…
… До сих пор не совсем понимаю,
Как же я и худа, и мала,
Сквозь пожары к победному Маю
В кирзачах стопудовых дошла…
… Мы любовь свою схоронили
Крест поставили на могиле.
«Слава Богу!» - сказали оба.
Только встала любовь из гроба
Укоризненно нам кивая:
Что ж вы сделали?
Я – живая!
Справка №4.
Алексей Яковлевич Каплер (1904-1979) родился в интеллигентной киевской еврейской семье. Сценарист, прозаик, журналист, одаренный писатель, был красивым обаятельным человеком, хорошо знал несколько иностранных языков. Его фильмы «Ленин в октябре», «Ленин в 1918 году» принесли ему мировую славу, «Она защищает Родину», «Три товарища», «Шахтеры», «Котовский» и другие принесли ему любовь народа.
Из воспоминаний Светланы Сталиной:
«… зимой в 1942 -43 гг. я познакомилась с А.Я. Каплером, из-за которого навсегда испортились отношения с отцом. Всего лишь какие-то считанные часы провели мы вместе, да и потом, такие же считанные часы в 1955 году – вот и все. Василий Сталин привез к нам Люсю Каплера в 1942, был задуман фильм о летчиках; вскоре были ноябрьские праздники, приехало много народу: К. Симонов был с Валей Серовой, В. Войтеховский с Л. Целиковской, Р. Кармен – с женой Ниной, известной московской красавицей, летчики и другие.
Люся Каплер подарил мне «Антологию русской поэзии» с его пометками любимых стихов: Ахматовой, Гумилева, Ходасевича; многие из них с тех пор знаю наизусть, он был для меня самым умным, добрым и прекрасным человеком. В день моего рождения, мне исполнилось 17 лет, мы с ним пошли на пустую квартиру около Курского вокзала, где собирались иногда летчики Василия. Нас сопровождал «дядька» - охранник Климов, он сидел в смежной комнате, а дверь была открыта. Мы не могли беседовать, мы молча целовались, стоя рядом, мы знали, что видимся в последний раз. Потом я пошла домой, усталая, разбитая, предчувствуя беду, а Люся поехал домой собирать вещи, чтобы ехать в командировку в Ташкент, где должны были снимать его фильм «Она защищает Родину».
Третьего марта 1943 года утром, когда я собиралась в школу, неожиданно приехал отец, очень возбужденный. Я никогда не видела его таким: «Мне все известно! Все твои телефонные разговоры, - вот они. Твой Каплер – английский шпион, он арестован».
«А я его люблю!» – сказала я. – «Любишь!» - выкрикнул отец с невыразимой злостью, и я получила две пощечины, впервые в моей жизни. «Ты бы посмотрела на себя, - кому ты нужна?! У него кругом бабы, дура! Идет такая война, а она занимается б-м!» - и ушел к себе, произнеся мужицкие слова.
Когда я вернулась из школы, зашла в столовую к отцу, он рвал и бросал в корзину мои письма и фотографии: «Писатель! – бормотал он. – Не умеет толком писать по-русски! Уже не могла себе русского найти!» То, что Каплер – еврей, раздражало его больше всего…
Люсю выслали на Север на 5 лет. Он жил в Воркуте, работал в театре, а затем за нарушение режима, он был переведен в страшные лагеря под Интой – работал в шахте еще 5 лет.
В 1953 году кончился его срок и неожиданно перевели снова на Лубянку в Москву; а в июле 1953 года его освободили (после смерти Сталина).
Все эти 10 лет я почти ничего не знала о Люсе, знала, что выслан на Север «за связи с иностранцами».
А через год в марте 1954 года на II съезде советских писателей в Кремле, в залитом огнями Георгиевском зале я встретила Люсю – через 11 лет после того, как мы виделись последний раз…»
А Юлия Друнина в это время писала:
…Я желаю Вам счастья, но если…
Оставайтесь везде и всегда
Вы солдатами армии Чести,
Что берет Добротой города…

2

Юлию Друнину и Алексея Каплера свела сама судьба («не бывает любви не счастливой»), он был на 20 лет ее старше, к моменту их знакомства. Он был популярным кинематографистом, отсидевши 10 лет воркутинских лагерей за девичью любовь дочери «отца всех народов» Светланы Сталиной, снова стал популярным тележурналистом.
… Считается – счастье лечит,
Считается – горе сушит…
Но только вот не припомню
Такого, простите, чуда,
Что было бы все равно мне,
Когда моим близким худо…
В этот период Юлия Друнина печатается в журнале «Знамя», «Юность», в Литгазете, защищает «детей сорок первого года» от лица всех живых и мертвых.
… Да сердце часто ошибалось.
Но все ж не поселилось в нем
Та осторожность, та усталость,
Что равнодушьем мы зовем…
… А любовь – испокон веков,
Добывали как видно вместе,
Силой воли и кулаков,
Силой слова и силой песни.

3

Я помню, как я был влюблен в ее поэзию, в ее стихи в начале 60 годов, ее стих «Девченка, что надо!» - прозвучал на всю страну:
По улице Горького
Что за походка!
Красотка плывет,
Как под парусом лодка.
Прическа – что надо!
И свитер – что надо!
С лиловым оттенком
Губная помада!
………………………
Мы сами пижонами
Слыли когда-то
А время пришло –
Уходили в солдаты!

Анатолий ОКСЕНЮК,
ликвидатор, инвалид ЧАЭС, пенсионер

(Продолжение следует)

Опубликовано «ПЧ» № 11/ 2004

Запись была опубликована: (ом) Вторник, 30 ноября 2004 г. в 11:09
и размещена в разделе Проза.
Вы можете следить за ответами к этой публикации через ленту RSS 2.0.
Вы можете оставить ответ или trackback с вашего сайта.

Оставить комментарий

 

Полный анализ сайта