?> Новочеркасск 1962 года | «ПостЧорнобиль»
 
 

«ПостЧорнобиль»

Газета Всеукраїнської Спілки ліквідаторів-інвалідів "Чорнобиль-86". Всеукраїнський часопис для інвалідів Чорнобиля, ліквідаторів, чорнобилян.
12.07.2007, рубрика "Архіви історії"

Новочеркасск 1962 года: время и место для  подвига и трагедии

Новочеркасск через 45 лет

О трагических событиях в Новочеркасске автору этих строк известно было еще с конца шестидесятых – начала семидесятых. Знал о расстреле мирной демонстрации рабочих, об убитых мальчишках сидевших на заборах и деревьях, знал, что это тайна.  Товарищи, которые об этом рассказали, просили, чтобы я, для своей же пользы, широко не распространялся. На этом знания о новочеркасских событиях 1962 года ограничивались. Лишь только после развала Советского Союза информация пришла к людям. Да и этот процесс был не прост. Нужны были подвиг и жертвы подвижников, чтобы люди узнали об очередных преступлениях советской власти. Лишь сорок пять лет спустя телезрители смогли увидеть кадры хроники, фотографии расстрелянных рабочих, были озвучено количество репрессированных участников восстания. Даже спустя многие годы эта информация преподносится скромно: забастовка в связи с подоражаинем цен на мясо и масло.

Да нет! Это было восстание рабочих против тоталитарной системы. И, слава Богу,  сохранилась память о людях, выступивших против хамского отношения к ним, выступивших за свои права, выступивших против повышения цен на мясо и масло, которое и было той последней каплей, которая переполнило чашу терпения. Тогда, в 1962,  страна ничего не узнала о случившемся:  убитых тайно захоронили, смыли кровь с площади, с людей взяли подписки о неразглашении…

Новочеркасск стал не только символом массового ненасильственного протеста и его жестокого подавления тоталитарным режимом, но и символом памяти о терроре и сопротивлении. Но почему Новочеркасск? Массовые волнения и народные восстания продолжались практически на  протяжении всей истории советской власти.

И вот здесь необходимо подчеркнуть особенности новочеркасских событий:

1. Это была реакция на социально-экономическую политику советской власти, а не, скажем,  этнический конфликт (как в 1958 году в Грозном или в 1981 году в Орджоникидзе), и не ответ на милицейский произвол, как в Краснодаре в 1961 году. В Новочеркасске против власти протестовали рабочие, - тот самый класс, на который власть опиралась;

2. Протест в Новочеркасске был мирным и, за редким исключением, не принял насильственной формы.  Да и те исключения были организованы службами КГБ;

3. Новочеркасск показал пример мужества, когда честный офицер отказался выполнять преступный приказ.   Генерал Шапошников, получив приказ использовать против жителей Новочеркасска бронетехнику, ответил: «Я не вижу перед собой противника, по которому можно стрелять».

4. Это был закат эпохи Хрущева. Не все еще понимали, что с осуждением культа Сталина, суть советской тоталитарной системы не изменилась. Для многих прозрение наступило уже в эпоху Брежнева после расстрела народного восстания в Праге в 1968 году. Потом будет Афганистан. Но уже произошли события в Венгрии 1956 года, а ведь еще были в конце  50-х годов тысячи осужденных по известной всем статье 58-10. И все-таки Новочеркасск стал для очень многих моментом истины в осознании того, в какой стране мы жили и живем. Для кого-то этот момент истины наступил 45 лет спустя. Вот об этом и расскажем…

День первый: «Пирожки с ливером»

 

Новочеркасская трагедия Foto 1

31 мая 1962 года было опубликовано Постановление ЦК и Совмина о повышении цен на мясомолочные продукты. Это было первое после войны официально объявленное государством повышение цен. Уже на следующий день, 1 июня, руководство КГБ докладывало членам Президиума, что решение о повышении цен вызвало среди населения явный протест. В городах Московской области, Ленинграде, Донецке, Днепропетровске, даже в сравнительно обеспеченной столице появились листовки «с клеветническими измышлениями в адрес советского правительства и требованием снизить цены на продукты». Даже на Дальнем Востоке появились листовки, «содержащие выпад против одного из руководителей партии и правительства» (т.е. Хрущева). Осведомители КГБ сообщали, что «в городе Тбилиси ряд  лиц высказывались в том духе, что принятое решение якобы свидетельствует о крахе экономической политики СССР».

Только в Новочеркасске события приняли особенный характер. Весной 1962 года, жизнь в городе Новочеркасске, как и по всей стране нельзя было назвать благополучной. Катастрофически не хватало продовольствия. Рабочие не могли прокормить свои семьи. В магазинах не было мяса, не хватало молочных продуктов. За картошкой на рынке занимали очереди с часу ночи. Тяжелый физический труд на Новочеркасском электровозостроительном заводе, сочетался с низкой зарплатой и отсутствием нормальных условий труда. В цехах не было питьевой воды, не выдавалось молоко. Все эти условия, а точнее их отсутствие довели рабочих до крайних мер…

Сейчас трудно сказать, что было определяющим фактором — особая социально-экономическая ситуация или же традиционная горячность донских казаков. Ранним утром 1 июня, перед началом рабочего дня небольшая группа рабочих-формовщиков сталелитейного цеха НЭВЗ стала обсуждать повышение цен. Под горячую руку попался заведующий промышленным отделом Ростовского обкома КПСС, решивший, как сказано в оперативной сводке, «разъяснять рабочим Обращение ЦК КПСС и Совета Министров СССР». Стихийно начался митинг, в котором приняли участие рабочие и других цехов. Едва ли не решающим моментом в обострении конфликта стало грубое поведение директора завода В.Курочкина. Рабочие обвиняли его в отвратительных условиях труда, постоянных нарушениях техники безопасности, низких заработках. К слову,  годом ранее на заводе уже была забастовка, вызванная протестом против грубого нарушения дирекцией техники безопасности, в результате чего имели место случаи массовых токсических отравлений. Рабочие были возмущены снижением расценок, в результате чего их заработок упал более чем на треть: их зарплата составляла 90—100 рублей в месяц. Директор предложил вернуться всем на свои места и работать дальше, а потом прибавил: «Если не хватает денег на мясо и колбасу, ешьте пирожки с ливером». Перепалка между рабочими и директором завершилась бегством последнего в заводоуправление. Около 11 часов дня в руках у рабочих уже появились первые самодельные плакаты с требованиями мяса, молока и повышения зарплаты. Еще через час был остановлен пассажирский поезд Саратов—Ростов, из кабины машиниста рабочие стали подавать гудки, призывая горожан выйти на площадь.

Восставшим удалось прорваться в здание заводоуправления, где они потребовали от руководства выступить перед людьми. Но когда начал выступать первый секретарь Ростовского обкома, толпа взорвалась криками: «Обращение мы читали, сами грамотные, а ты нам скажи, как дальше будем жить, нормы снизили, а цены повысили». Ни председателю облисполкома, ни первому секретарю горкома говорить уже не дали. К микрофону прорывались участники волнений, но вовремя удалось перерезать провода…

Вечером 1 июня была предпринята попытка подавить волнения. Сначала появился милицейский отряд численностью в 200 человек. Но рабочие разогнали милицию. Затем были введены войска, командиры угрожали применить силу…

День второй: «Демонстрация под красными флагами и портретами Ленина»

Новочеркасская трагедия Foto 2

Субботний день 2 июня начинался также как и обыкновенный рабочий день. Люди как обычно ехали на работу в трамвае, который как всегда был полон. В трамвае люди обменивались своими мнениями о вчерашних событиях, тогда никто не думал, что это всё зайдёт слишком далеко. Когда рабочие приблизились к заводу, они увидели множество солдат вооруженных до зубов. Увидев всё это, люди были в шоке и не хотели приниматься за работу. На обращение офицеров с требованием работать, они ответили: «работайте сами, раз оккупировали завод!». Люди направились к зданию горкома партии.

Очевидцы рассказывают: «Мы шли так, как не ходили даже на демонстрацию. Четкие ряды шеренг. Знамена. Единый порыв, сплотивший нас. Мы совсем не напоминали группу хулиганов, какими были впоследствии представлены. Мы шли не захватывать власть, а выразить свой протест против невыносимых условий жизни».

Правительством (руководство города уже не контролировало ситуацию) было принято решение о том, чтобы заблокировать мост военной техникой и не допустить демонстрантов в город. Но и это не помогло. Люди стали преодолевать препятствия, запрыгивая на танки. Преодолев заграждения из танков, бронетранспортеров и автомобилей, митингующие дошли до горкома и прорвались внутрь здания. Но руководства там не было. Само руководство города, области и чуть ли не весь Президиум ЦК КПСС (члены Президиума ЦК Фрол Козлов, Анастас Микоян, Андрей Кириленко, Дмитрий Полянский и секретари ЦК КПСС Леонид Ильичев и Александр Шелепин) узнав о том, что танки не смогли остановить колонну, быстро перебралось в 1-й военный городок, который и стал штабом правительства на то время. Через некоторое время, от Хрущёва было получено разрешение на применение оружия.

Спустя 45 лет трудно точно хронологически восстановить те события. Но фактом есть то, что ни танкисты, ни солдаты и офицеры элитной Таманской дивизии не стреляли в забастовщиков.

В ход были пущены спецчасти внутренних войск и КГБ, открывшие огонь на поражение. Хочу подчеркнуть, что  таманцы — бойцы традиционно славянской национальности, а сменившие их «чоновцы» из внутренних войск (ЧОН — Части особого назначения) с 20-х годов традиционно набирались из «инородцев», представителей среднеазиатских и кавказских народов. Вспомним из истории Гражданской войны китайские карательные бригады, латышских стрелков…

Первая очередь пронеслась над головами — пострадали сидевшие на деревьях мальчишки. 20 человек были убиты на месте, трое скончались в реанимации (половина из них подростки). Около 40 человек получили огнестрельные ранения весьма специфического характера. Предположительно, в автоматных магазинах спецподразделений ВВ были пули со смещенным центром тяжести, запрещенные еще Гаагской конвенцией 1904 года. В СССР этот вид оружия и разрывные пули активно применялись при подавлении восстаний в лагерях и тюрьмах. Имеются утверждения, что с крыш домов стреляли снайперы подразделений КГБ.

До вечера того же дня были проведены массовые аресты среди участников выступлений. Тут следует отметить оперативность сотрудников КГБ.

Однако, несмотря на появление первой крови, волнения продолжились. В тот же день состоялись переговоры властей с делегацией восставших. Сам факт ведения переговоров со стороны восставших был впоследствии оценен судом как тяжкое государственное преступление — всех парламентеров приговорили к высшей мере наказания…

День третий: «За работу, товарищи!..»

3 июня толпы горожан,  беспокоясь за судьбу арестованных, стали собираться у городских отделений милиции и КГБ.  В ответ на это в городе был объявлен комендантский час. В областной вечерней прессе появилась официальная информация касательно «беспорядков, учиненных в Новочеркасске хулиганствующими элементами…». Участие тружеников образцового электровозостроительного завода им. Буденного в сих беспорядках объяснялось исключительно недостатками в нормировании труда, работе торговой сети, а также повышением розничных цен на мясо и мясопродукты. Партийное руководство обещало разобраться на месте с недостатками в установлении расценок на этих предприятиях и принять «меры к улучшению торговли продуктами питания и широкого потребления». Заканчивалось это сообщение от партийного руководства области в лучших традициях партийной демагогии: «За работу, товарищи, долой расхлябанность и попустительство!»

Советский суд самый гуманный…

Но реальные последствия были далеки от партийной демагогии. Лишь по официальным данным в эти июньские дни было убито 23 человека, арестовано 49, привлечено к уголовной ответственности 116.

14 августа 1962 года в Новочеркасске начался «открытый» судебный процесс. Уже 20 августа 14 человек, признанных организаторами беспорядков (среди которых, разумеется, не было ни представителей дирекции завода, ни городского партактива), приговорили к смертной казни, остальных — к заключению от 10 до 15 лет строгого режима. Это не был скорый суд времен Ягоды. Обвинительное заключение предварительно отправляли в Президиум ЦК КПСС, где оно и было утверждено еще до суда. Судебным взысканиям участники волнений подвергались вплоть до начала ноября 1992 года.

По инициативе КГБ в течение недели в Новочеркасске прошел "открытый судебный процесс", на котором поочередно присутствовало около пяти тысяч представителей разных заводов. Семеро "преступников" были приговорены к расстрелу, остальные получили по 10-15 лет лишения свободы".

А вот какое наказание понесли подлинные виновники Новочеркасской трагедии: директор электровозостроительного завода имени Будённого Курочкин был «исключён из партии и снят с должности», секретарь парткома завода Перерушев был «освобождён от своих обязанностей» и получил «строгий выговор с занесением в учётную карточку». Такое же «наказание» получили: делегат ХХII съезда партии, первый секретарь горкома Логинов и председатель горисполкома Замула, хотя на суде в показаниях свидетелей приводились многочисленные факты, свидетельствовавшие о прямой вине провокатора Курочкина, о бездушном отношении городских властей к нуждам и запросам рабочих (отвратительное снабжение продовольственными и промышленными товарами, запущенность жилищного строительства, серьёзные недостатки в культурно-бытовом обслуживании рабочих завода и жителей посёлка «Октябрьский».)

Хрущев продемонстрировал, как он понимает демократию, свободу, чего стоят его заверения в преданности народу.

И никто не узнает, где могила моя…

Погибших тщательно скрывали. И, прежде всего от родственников. А они всё ходили и ходили вокруг морга, отделённого от них высоким забором и охраной — вооружёнными солдатами. Для скрытности происшествия ни одного погибшего не отдали родственникам.

Многие годы по Новочеркасску ходили самые разнообразные слухи о том, где были похоронены убитые. Какие только места не назывались. Хутор Малый Мишкин. Заброшенный глиняный карьер в Грушевке. Полигон в казачьих лагерях. Но все предполагаемые места оказались ближе действительных. Тела вывезли ночью в лесополосу в сторону города Шахты.

4 июня скончались в больнице ещё двое раненых — мужчина и женщина. Какими только методами не пытались скрыть это происшествие местные власти, но из-за большого числа свидетелей им это не удалось. Спустя некоторое время все тела были перезахоронены на заброшенном цыганском кладбище.

В жизни всегда есть место подвигу

Шапошников

Выше сообщалось, что из Москвы прилетели члены ЦК: Кириленко, Козлов, Микоян, Ильичев, Полянский, Шелепин. Из Новочеркасска руководитель комиссии Ф.Р.Козлов доложил в Москву Н.С.Хрущеву об обстановке и попросил через министра обороны СССР дать указания командующему войсками Северо-Кавказского военного округа генералу армии И.А.Плиеву выделить войска, для усмирения митингующих.

Из воспоминаний первого заместителя командующего войсками Северо-Кавказского военного округа генерал-лейтенанта М.К.Шапошникова: «Генерал Плиев приказ выполнил. Руководство частями, которые сосредоточились к району завода, было возложено на меня. А командующий войсками округа Плиев взял на себя непосредственное руководство частями, находившимися в черте Новочеркасска. Я по радио доложил генералу Плиеву, что многотысячная колонна рабочих идет с красными знаменами к центру города.

– Задержать, не пропускать! – прокричал он в микрофон.

– Голова колонны уже прошла мост через реку Тузлов, – говорю ему, – да и сил у меня не хватит, чтобы задержать столь многомощную колонну.

– Высылаю в ваше распоряжение танки.

– Я не вижу перед собой такого противника, которого следовало бы атаковать танками, - твердо ответил я.

– Выполняйте приказ правительства, – прокричал Плиев. На этом наш диалог прервался».

Можно догадаться чего это стоило Матвею Кузьмичу Шапошникову (1906-1994). Фронтовик-танкист, Герой Советского Союза. Генерал-лейтенант. Человек, отказавшийся выполнять преступный приказ, и заплативший за это сполна. В 1966 году генерал-лейтенант Шапошников уволен в отставку. Против него было возбуждено уголовное дело по обвинению в антисоветской пропаганде, в 1967 году был исключен из партии. И это после 37 лет партийного стажа!

Знал ли он на что идет? Знал, но он был человеком чести и был готов к этому подвигу. Он потом долго боролся за свою честь и правду. Реабилитирован 6 декабря 1988 года.

 События развивались быстро: из Ростова-на-Дону были подвезены и выданы всему личному составу внутренних войск оружие и боеприпасы, а к 10 часам все подразделения войск были приведены в боевую готовность.

Но непредсказуемые для властей инциденты не закончились. Командир полка полковник В. Наумов построил полк и зачитал приказ. Затем, обращаясь к личному составу, сказал, что приказ выполнять не будет. Стрелять в безоружных людей – преступление! К командиру полка приблизился офицер особого отдела дивизии с тремя автоматчиками. Понимая, чем все кончится, командир полка застрелился пред строем.

Такой же приказ получил начальник Новочеркасского военного училища. Курсанты училища выступили с резким заявлением, что стрелять в родителей, родственников и друзей, участвующих в забастовке и отстаивающих свои права по случаю снижения расценок за проделанную работу и повышение цен на продукты, они не будут. Вооружившись, курсанты забаррикадировались в своих казармах. К училищу были подтянуты войска МВД и танки…

За память приходиться платить жизнью

Siuda

Но для осознания событий 1962 года нужна память, которая не сохраняется сама по себе. Двадцатипятилетний Пётр Сиуда, в 1962-м участвовавший в массовом митинге в Новочеркасске, был приговорён к двенадцати годам лагерей. Освободившись через шесть лет, он всю жизнь собирал сведения о той трагедии, и был убит 5 мая 1990 года. Его гибель связывают с поиском тайных захоронений жертв Новочеркасского расстрела. Вот она длинная рука КГБ! За память порою приходится платить дорогую цену.

Но, возможно, именно память о Новочеркасске определила мирный исход событий конца девяностых. Свидетель расстрела, один из мальчишек с городской площади Новочеркасска, не исполнил преступный приказ у Белого Дома в августе 1991-го, - его звали Александр Лебедь.

Теперь, сорок пять лет после трагедии, память о Новочеркасске важна для всех последующих поколений. Память о народном выступлении и государственном терроре. Память о том, что это возможно, – отказаться исполнять преступный приказ.

История трагедии 2 Камень - памятник трагедии

В этом году, сорок пять лет спустя, в Новочеркасске установлен «Камень на крови» в память о той трагедии, когда 2 июня 1962 года на площади у горисполкома была расстреляна массовая манифестация жителей города.

Послесловие

И все-таки правое дело новочеркасских рабочих не пропало даром: до самого конца существования Советского Союза цены на продовольствие не поднимались. Не хватало продовольствия, но это уже другая тема...

Анатолий КОЛЯДИН

Опубликовано «ПЧ» № 11-12 (59-60) июнь 2007

Запись была опубликована: glavred(ом) Четверг, 12 июля 2007 г. в 12:25
и размещена в разделе Архіви історії.
Вы можете следить за ответами к этой публикации через ленту RSS 2.0.
Вы можете оставить ответ или trackback с вашего сайта.

Оставить комментарий

 

Полный анализ сайта