?> ПОЖИРАТЕЛИ УКРАИНСКОГО АТОМА | «ПостЧорнобиль»
 
 

«ПостЧорнобиль»

Газета Всеукраїнської Спілки ліквідаторів-інвалідів "Чорнобиль-86". Всеукраїнський часопис для інвалідів Чорнобиля, ліквідаторів, чорнобилян.
24.02.2011, рубрика "Дайджест, Статті"

ПОЖИРАТЕЛИ УКРАИНСКОГО АТОМА

Игорь Лесев

Сайт «Обозреватель», 24 февраля, четверг, 2011

Пожиратели украинского атома

Подписав в уже далеком мае 1992 года Лиссабонский протокол, Украина добровольно (наряду с Белоруссией и Казахстаном) отказалась от ядерного вооружения, тем самым, перечеркнув в своей только-только начавшейся истории шанс быть государством с совершенно иным, нежели сейчас, статусом. Размышлять сейчас, спустя 19 лет, какой была бы Украина с наличием у себя межконтинентальных ракет стратегического назначения, думаю, интересно только футуристам, увлекающимся альтернативными историями. Быть может к этому времени нас уже взяли б в ЕС, но не из жалости, а из страха. И Россия нам за газ еще деньги доплачивала. А китайцы бы покупали у нас товары легкой промышленности для своего внутреннего рынка… В общем, кто его знает, была ли хоть минимальная возможность у Анатолия Зленко не подписывать этот протокол, но история повернулась именно так, а потому вместо ядерного оружия у нас остался исключительно мирный атом.

Вообще, атомная энергетика – это гигантский мировой рынок, в котором крутятся сотни миллиардов долларов, рождаются новые революционные технологии и происходит мощное геополитическое влияние. Казалось бы, что это настолько очевидно, что не требует даже общих пояснений, но давайте перенесемся на каких-то 20-25 лет назад. Откладываем за ненадобностью анализ классического периода «холодной войны», когда паранойя ядерного конфликта между СССР и США породила целую субкультуру в кинематографе, литературе и музыке.

Особенностью всего этого периода было то, что атомная энергетика при всей своей очевидной перспективности и важности всегда рассматривалась (и у нас, и на Западе) как произвольное от военного предназначения. Это было то время, когда Харьковский тракторный завод ориентировался в первую очередь на выпуск танков, а корпорация «Боинг» хоть и клепала лучшие пассажирские самолеты в мире, но основные заказы выполняла на оборонное ведомство Пентагона. И даже такие эксцессы, как, например, авария на пенсильванской атомной станции Три-Майл-Айленд рассматривались в виде неприятных «недоразумений».

По большому счету, мир кардинально пересмотрел свое отношение к «мирному атому» после Чернобыля. Эта катастрофа не просто принесла чудовищный экологический, материальный и демографический урон. Чернобыль фактически поставил под сомнение целесообразность вообще использование атомной энергетики в хозяйственных целях. Судите сами, в Союзе уже в следующем году были заморожено десять проектов по строительству новых АЭС. Но еще дальше пошли страны Западной Европы и США – там вообще прекратили строительство новых атомных электростанций (до начала 21 века!), а в таких странах, как Испания, Швеция, Германия и Италия на правительственном уровне появились программы направленные на отказ от использования АЭС.

Дальше была авария на АПЛ «Комсомолец», затем развал Союза, подписание уже упомянутого Лиссабонского протокола… Все это я веду к тому, что Украина в 1992 году со своим «атомным наследством» даже самой себе казалась проблемной, а что уж говорить о Западе, для которого наша страна виделась бездонной дырой, в которой непонятно абсолютно все – от все еще работающей ЧАЭС до количества хранящихся здесь ядерных боеголовок и степени их защиты.

К слову, о наследстве. Нам досталось пять атомных электростанций (сейчас уже четыре), среди которых – Запорожская – является самой мощной в Европе. Мы получили одно из крупнейших в мире турбостроительное предприятие (13% производства всех турбин для АЭС в мире!) харьковский «Турбоатом». Наконец, именно на территории Украины находятся одни из крупнейших в мире разведанных запасов урана. Казалось бы, что еще нужно для энергетического счастья? Но нет же, в 90-е годы Украина усиленно делила ЧФ (пока он не проржавел до размеров подводной лодки «Запорожье»), а в самом Запорожье в это же самое время (рядом с которым, еще раз напоминаю, находится самая мощная АЭС в Европе) включали свет на несколько часов в день.

В нулевые Украина (вернее, ряд ее ярких «газовых» представителей из принцесс и королей) носилась со своей газотранспортной системой, пока вокруг страны не стали появляться всевозможные альтернативные газопроводы. И даже в сугубо атомной энергетике Украину, как правило, ожидали жесточайшие обломы, как, например, это произошло со строительством Буширской АЭС (взялись строить наши, их спугнули американцы и тут же на «святое место» пришел русский «Атомстройэкспорт»).

Но к началу 21 века «атомный ступор» в мире прошел и многие у нас и за рубежом осознали, какая жила досталась Украине, а потому вполне очевидно, что за мирный украинский атом разгорелась нешуточная международная борьба. Пик ее пришелся на период правления Виктора Ющенко, а плоды мы стали пожимать как раз только сейчас. Для несведущих сделаю очень короткий ликбез. До марта 2008 года все топливо для наших АЭС Украине поставляла российская госкорпорация ТВЭЛ. Не в даваясь в химические подробности, отмечу, что атомное топливо – это далеко не аналог дизельного или  какого-то другого привычного нам топлива. Для каждой серии АЭС разрабатывается по своим внутренним стандартам определенные тепловыделяющие элементы (отсюда и русское сокращение – ТВЭЛ), а из них уже собирают так званое ТВС (тепловыделяющая сборка), которое и является этим самым топливом для АЭС.

Я не хочу сказать, что ТВС разных компаний мира как-то принципиально отличается друг от друга (все же, речь в первую очередь идет о мировой конкуренции за рынки сбыта, и Украина в этом ключе является привлекательным клиентом), но, согласитесь, даже бензин одной и той же марки на разных АЗС может существенно отличаться друг от друга. А здесь речь идет об атомной энергетике. Тем не менее, Виктор Андреевич пролоббировал интересы американского поставщика атомного топлива известнейшей компанию «Вестингауз» и с текущего года ее ТВС будет поступать на Южно-Украинскую АЭС. И в целом, упуская традиционное русофобство господина Ющенко (а именно этим и ничем иным было обусловлено лоббирование интересов американцев), отмечу, что идея демонополизации такого стратегического сырья для Украины, как ядерного топлива, в своей перспективной идее имеет здравый смысл. По крайней мере, два альтернативных поставщика позволили бы более взвешенно подходить к закупочной цене на ядерное топливо.

Но, во-первых, ТВС у американцев на порядок дороже, чем у ТВЭЛ (следует еще учесть, что русские услышав об американском конкуренте тут же пошли на существенные уступки в цене, хотя все равно не помогло), а во-вторых, американское топливо на отечественных (читай, советских) АЭС может вызвать определенные сбои. Например, чешская АЭС Темилин, которую при помощи Союза возвели в следующем году после Чернобыля (на ней стоят те же ядерные реакторы ВВЭР-1000, что и на Южно-Украинской АЭС) под давлением США перешла на поставки топлива от «Вестингауз», но затем вновь вернулась к ТВС от русского ТВЭЛ. Уж чехов в русофильской политике точно обвинить нельзя. Да и авария на ЧАЭС, следует напомнить, произошла вследствие проводимых плановых экспериментальных опытов на станции, а не сама по себе.

При этом я ни в коем случае не утверждаю, что топливо от «Вестингауз» чем-то на порядок хуже ТВЭЛ. Но коль уж решили диверсифицировать потоки энергопоставок, то логичнее было бы начать строить новые энергоблоки по американским технологиям. Тем самым на отечественном рынке появилось бы два конкурирующих поставщика, а самое главное, началась бы технологическая гонка, от чего бы однозначно выиграла Украина. Но обо всем этом опять же, можно рассуждать исключительно в сослагательном наклонении, так как после победы Виктора Януковича на президентских выборах, между все тем же ТВЭЛ и нашим концерном «Ядерное топливо» подписано соглашение о строительстве на нашей территории (площадка еще не определена, одним из вариантов выступает Сумская область) совместного предприятия по производству ядерного топлива. Таким образом, РФ окончательно привязала нас к своему рынку и к своим технологиям развития атомной энергетики в целом. И это при том, что параллельно продолжает действовать контракт с «Вестингаузен».

Единственный плюс во всех этих новых соглашениях в том, что от кормушки отечественного НАЭК Энергоатом частично (увы, пока только частично) оторваны такие посредники, как Николай Мартыненко и Давид Жвания. Речь идет об известном скандале с некой львовской «Пирамидой», которая «выиграла» тендер на ремонт агрегатов Ровенской и Хмельницкой АЭС. «Ремонт» происходил в традиционных украинских условиях – тендер подписали на одну сумму (порядка 600 миллионов гривен), а ремонтом за куда меньшие деньги должна была заняться польская фирма. Таким образом, «Пирамида» выступила посредником, через которого и отмыли разницу. Ну а кредит Энергоатому выдал банк «Киев» (первый транш составил почти 210 миллионов гривен), который контролировал Александр Дубовой, доверенное некогда лицо… Александра Валентиновича Турчинова.

Вот так и развивается наша, пожалуй, самая успешная (по экономическим показателя) энергетика. Внешние рынки отдаем за спасибо («спасибо» чаще всего выступает политическим мерилом, но никак не рыночной целесообразностью) то русским, то американцам, а при первом же случае урывается что-то из бюджетного финансирования.

http://obozrevatel.com/politics/pozhirateli-ukrainskogo-atoma.htm

Запись была опубликована: glavred(ом) Четверг, 24 февраля 2011 г. в 9:09
и размещена в разделе Дайджест, Статті.
Вы можете следить за ответами к этой публикации через ленту RSS 2.0.
Вы можете оставить ответ или trackback с вашего сайта.

Оставить комментарий

 

Полный анализ сайта