?> Правда дорогу найдет! | «ПостЧорнобиль»
 
 

«ПостЧорнобиль»

Газета Всеукраїнської Спілки ліквідаторів-інвалідів "Чорнобиль-86". Всеукраїнський часопис для інвалідів Чорнобиля, ліквідаторів, чорнобилян.
10.07.2009, рубрика "Чорнобиль-86"

Материалы «Чернобыльского расследования»

были предоставлены редакции Вовченко Виктором Васильевичем.
Продолжение

Виктор Васильевич возглавлял группу юристов, которая проводила независимое общественное расследование обстоятельств глобальной аварии на Чернобыльской атомной электростанции и ее катастрофических последствий.

Вовченко_thumb[4]

Виктор Васильевич – интереснейшая личность. Юрист по образованию, он активно помогает Украинской экологической ассоциации «ЗЕЛЕНИЙ СВІТ». Имеет большой опыт и знания в экологическом законодательстве. Но больше всего меня поразили его достижения в области медицины. Они признаны даже Национальной Академией наук Украины. Его работа была опубликована в Вестнике НАНУ. Редакция готовит эти материалы для публикации в газете «Пост Чернобыль». Но это уже будет после «Чернобыльского расследования». Материалы «Чернобыльского расследования» появились на свет в 1991 году. Прошло почти 17 лет, но они актуальны еще и сегодня. Хотя за эти годы по Чернобылю появилось много новых материалов, многие факты получили другую оценку. Уходят на второй план эмоции, на первый план выходят логика и аналитика. Даже одни и те же высказывания, по каким либо событиям, мы сегодня понимаем по-другому. Но неизменным остается ложь руководящей коммунистической власти, ее советских органов, которая в случае Чернобыльской катастрофы является преступлением. Правда дорогу найдет! Когда-нибудь будет «Нюрнбергский суд» над Коммунистической партией, ее организаторами и ее активными деятелями. И тема Чернобыля займет много томов в расследовании их преступлений.

Анатолий КОЛЯДИН

— V —

Независимым расследованием установлено, что Министерство Здравоохранения УССР по указанию Минздрава СССР засекретило все данные, которые характеризовали реальную ситуацию на Украине, возникшую вследствие аварии на ЧАЭС. По словам Министра Здравоохранения УССР Ю. Спиженко в Киеве, согласно рассекреченным данным, осложнение радиационной обстановки началось около 11 часов 30 апреля 1986 г. Эти изменения были зарегистрированы отдельными медицинскими учреждениями города Киева. Сведения о них сразу же поступили в Минздрав УССР. Затем, по словам Спиженко, в установленном порядке была направлена информация Правительству республики с предложениями о срочном оповещении населения, различными рекомендациями (и первая – ограниченное пребывание населения на свежем воздухе). Как видно из приведенных данных, Правительство республики располагало информацией для принятия необходимых мер по предупреждению и защите населения от радиации. Однако, никакого реагирования со стороны Правительства не последовало, о чем утверждает Ю. Спиженко (газета "Вечерний Киев", 22.02.91,"Покарання невинуватих, нагородження непричетних"). Утверждения Ю. Спиженко в части того, что Минздрав в указанной выше информации Правительству входил с предложением о срочном оповещении населения и предлагал различные рекомендации, не согласуется с другими данными, собранными в ходе независимого расследования. В частности, согласно объяснению Ключникова А.А., работавшего в 1986 г заместителем директора Института Ядерных Исследований АН УССР и являвшегося членом республиканской правительственной комиссии, ими были разработаны и 30 апреля переданы правительству рекомендации, в которых была выражена забота о Киеве, о детях младшего и старшего возраста. "Мы, как пояснил Ключников, настаивали на том, чтобы провести укороченную первомайскую демонстрацию без участия детей, рекомендовали сразу же закрыть школы. Аттестаты выдать 10-классникам без экзаменов. Старшеклассников направить в лагеря труда и отдыха. К сожалению, представители Министерства Здравоохранения УССР были категорически против этого - это я заявляю как член республиканской правительственной комиссии по ликвидации последствий аварии. Мы разработали план первоочередных работ по защите населения Киева." (Фонограмма магнитофонной записи объяснения Ключникова А.А.). Как установлено, в период, о котором идет речь, исполнял обязанности Министра Здравоохранения в связи с временным отсутствием Романенко его заместитель Касьяненко A.M. К нему тогда же обратились Ю.Щербак вместе с Г.Сергеевым с предложением информировать население о положении. Но он грубо отказал им (стр. 234 рукописи книги Ю.Щербака "Чернобыль. Документальная повесть", 1991). В ходе независимого расследования был получен официальный ответ от 14.02.91 генерального директора ПГО "Кировгеология" А.Х. Бакаржиева и главного геолога экспедиции ПГО доктора геолого-минералогических наук В.А. Крюченко о том, что появление радиационного облака как такового над Киевом было зафиксировано около 10.00 – 10.30 утра 30 апреля 1986 г. Интенсивность гамма-излучения в это время составила 100-150 мкр/ч, быстро повышаясь и к середине этого же дня достигла примерно 300-500 мкр/ч (в разных местах по разным приборам). Об этом немедленно был поставлен в известность бывший первый секретарь Печерского РК КПУ А.Г. Пилипенко, на территории которого размещается ПГО. Его посетили примерно в 12 часов этого дня главный геофизик объединения Б.В. Половинкин и начальник одной из партий Н.И. Цикаленко и подробно проинформировали о складывающейся в городе ситуации, и от имени объединения изложили ему ряд предложений, которые рекомендовались к срочной реализации в качестве неотложных мер: немедленно прекратить торговлю всеми продуктами на открытом воздухе; оповестить население города об основных правилах, поведения и гигиены: больше находиться в эти дни в закрытых помещениях (особенно детям). Позакрывать окна и форточки, чаще делать влажную уборку в квартире, тщательно очищать обувь после нахождения на улице и др.; запретить участие детей в первомайской демонстрации. Как видно из указанного ответа руководящих работников ПГО, Пилипенко пообещал им сообщить в Горком КПУ о полученной информации и рекомендациях. Однако, проведенный анализ официальной информации за 1986 год показывает, что эти важные данные, необходимые для принятия мер по защите населения Киева от воздействия радиации, которые поступили в аппарат КПСС, не были использованы по своему назначению. Общественным расследованием установлено также, что Президиум АН УССР 30 апреля 1986 г получил информацию из института ядерных исследований о резком повышении в Киеве уровня радиации и, придя к выводу о необходимости принятия экстренных мер, доложил об этом руководству республики. Однако и на эту информацию никаких мер реагирования, направленных на защиту населения от воздействия радиации, не последовало. (Газета "МОЛОДЬ УКРА1НИ", 3.04.90, "Гірка формула "Мирного атома"). Кроме того, установлено, что данные об уровнях радиации в Киеве за конец апреля – начало мая 1986 г. были оперативно направлены заместителем начальника Укргидромета Челюкановым следующим руководящим работникам: в ЦК КП Украины – Щербицкому и Качуре; в Верховный Совет УССР – Шевченко, Бахтину; в Совет Министров Украины – Ляшко, Бойко, Качаловскому, Коломийцу. Названным высшим должностным лицам республики сообщалось, что уровни радиации стали подниматься и в ряде районов Киева в 100 раз превышали значения естественного фона. Однако и на это сообщение никакого реагирования с их стороны не последовало, на что указывает тот факт, что население и в этом случае не было предупреждено о радиационной опасности и не принято никаких мер по его защите. (Газета "МОСКОВСКИЕ НОВОСТИ", 15.10.89). Хотя на необходимость принятия таких мер указывают следующие данные, установленные в ходе независимого расследования. 21-23 мая 1986 г работниками ПГО "Кировгеология" были выполнены измерения (прибором "Прогноз") гамма- и бета- излучения в детских дошкольных учреждениях Печерского района г. Киева. Суммарные результаты указанных измерений были наиболее высокими в следующих дошкольных учреждениях (замеры производились снаружи детских площадок): № 81 по ул. Кловский спуск,4 – 3.5 мр/час; № 152 по ул. Киквидзе.За, – 2.0 мр/час; № 209 пер. Кутузовский, 5, – 2.5 мр/час; № 140 ул. Парижской коммуны,24/6, – 3.0-3.7 мр/час; № 241 Печерский спуск,18, – 3.0-3.7 мр/час № 254 ул. Бастионная, 14а, – 2.5 мр/час; № 279 ул. И. Кудри, 20, – 3.0 мр/час; № 737 ул. Л. Украинки, 6, – 5.0 мр/час; № 1/185 ул. Богомольца, 7/14, – 3.5 мр/час; № 457 ул. Чигорина, 61, – 3.0 мр/час; № 44/720 ул. Дружбы народов, 20 – 3.5 мр/час. Приведенные уровни радиации в 150—200 раз превышали уровень естественного фона. Несмотря на все это, население было оповещено о повышении радиации только на девятый день после аварии. Это сделал бывший министр здравоохранения УССР Романенко 6 мая 1986 г. Выступая по республиканскому телевидению, он сказал: "Метеорологические условия, складывавшиеся первоначально, вообще исключали распространение радиоактивных веществ в сторону города... Однако, в последнее время изменились направление и сила ветра, что привело к некоторому повышению уровня радиоактивного фона в городе и области. Такой уровень радиации не опасен для здоровья и не является препятствием для обычной трудовой деятельности. Тем не менее, Минздрав республики считает целесообразным довести до сведения жителей Киева и области рекомендации, соблюдение которых позволит существенно снизить степень возможного воздействия радиоактивных веществ на организм. Необходимо ограничить по возможности время пребывания на открытой местности детей и беременных женщин. Прежде всего, необходимо принять во внимание, что радиоактивные вещества преимущественно распространяются в виде аэрозолей, поэтому в помещениях целесообразно закрывать окна, форточки, исключить сквозняки". Установлено также, что согласно докладу Советского Союза, представленному во Всемирную Метеорологическую организацию, в Киеве время наступления максимума повышения радиации припадает на 30 апреля – 2 мая (начало 29.04.86), спад активности начался на 10-е сутки – до 1 % первоначального уровня. (Заключительный отчет о заседании группы экспертов МАГАТЭ, Серия 75, МАГАТЭ, Вена). Что касается отмеченного в докладе начала спада активности на 10-е сутки до 1% первоначального уровня, то эти сведения противоречат данным Министерства здравоохранения УССР, согласно которым зарегистрированные наиболее высокие уровни гамма-фона 1 мая 1986 года удерживались на протяжении всего мая-июня 1986 года (Ю. Спіженко, "Покарання невинуватих, нагородження непричетних", "Вечірній Київ", 22.02.91). Расследованием установлено, что население республики не только не было оповещено своевременно о надвигавшемся радиоактивном облаке на Киев и другие населенные пункты, но напротив, были приняты меры по сокрытию от населения достоверных данных об аварии и радиационной обстановке. С этой целью была сразу же прервана связь с населением, проживавшим в районе аварии. Прекращен был и неорганизованный самоинициативный выезд из г. Припяти.

— VI —

Тот факт, что с самого начала аварии началось заведомое и целенаправленное искажение информации об аварии на ЧАЭС и ее последствиях, сокрытие и засекречивание связанных с ней достоверных данных, подтверждается следующими доказательствами. 1. Письмо начальника 3-го Главного управления Минздрава СССР Шульженко за № У-2617 от 27.06.86 "Об усилении режима секретности при выполнении работ по ликвидации последствий аварии на ЧАЭС", которым предписывалось: 4 пункт - засекретить сведения об аварии; 8 пункт - засекретить сведения о результатах лечения; 9 пункт - засекретить сведения о степени радиоактивного поражения персонала, участвующего в ликвидации последствий аварии на ЧАЭС. (Копия письма в Приложении.) 2. Разъяснение центральной военно-врачебной комиссии МО СССР от 08.07.87 № 205 за подписью начальника 10 ВВК полковника медслужбы Бакшутова В., адресованное военным комиссариатам, следующего содержания: " /. К числу отдаленных последствий, обусловленных воздействием ионизирующего облучения и находящихся в причинно-следственной связи с ним, следует считать: - лейкемию или лейкоз через 5—10 лет после облучения в дозах, превышающих 50 рад; - рак кожи на месте бывшего лучевого поражения 2 и 3-й степени тяжести; - аденома щитовидной железы, развившаяся в поздние, более 10 лет, сроки при дозах облучения на железу, превышающие 1000 рад; - гипотиреоз, развившийся в первые 5 лет от момента поступления радиойода с формированием доз, превышающих 2000 рад. 2. Наличие острых соматических расстройств, а также признаков обострения хронических заболеваний у лиц, привлекавшихся к ликвидации последствий аварии и не имевших признаков ОЛБ, не должно ставиться в причинную связь с воздействием ионизирующего излучения. 3. При составлении свидетельств о болезни лиц, ранее привлекаемых к работе на ЧАЭС и не перенесших ОЛБ, в пункте 10 не отражать факт привлечения к указанным работам и суммарную дозу облучения, не достигшую степени лучевой болезни. Учет и организация диспансерного динамического наблюдения за этой категорией лиц определена директивой начальника ЦВМУ Министерства обороны от 15 декабря 1986 г № 1611Д И-21". В конце разъяснения предлагалось военным комиссарам довести его до всех подчиненных им районных (городских) военных комиссаров. (Копия разъяснения в Приложении, см. также газету "МОСКОВСКИЕ НОВОСТИ" № 42 от 15.10.89). Такое разъяснение не содержит указаний на определение болезни на основании данных исследования больного, а предписывает заведомое искажение этиологии заболевания, фальсификацию диагностики, а, следовательно, и неправильное лечение. 3. Копия экспертного Заключения на сценарий художественно-публицистического кинофильма "Порог" Киевской киностудии им. А. П. Довженко (режиссер-постановщик Р.П.Сергиенко). Эксперты, ссылаясь на решение правительственной комиссии за № 514 от 29 февраля 1988 г, утвердившей "Перечень сведений по вопросам аварии на Чернобыльской АЭС, не подлежащих опубликованию в открытой печати, передачах по радио и телевидению", в своем заключении на кинофильм отметили, что указанные в сценарии дозы облучения лиц во время аварии на Чернобыльской АЭС и в процессе ликвидации ее последствий и сведения о состоянии их здоровья не подлежат разглашению. Согласно указанному Перечню под ограничение подпадают следующие сведения: Пункт 1. "Сведения об уровне радиационного загрязнения по отдельным населенным пунктам, превышающие предельно допустимый уровень (ПДУ)"; Пункт 2. "Сведения о показателях ухудшения физической работоспособности, потере профессиональных навыков эксплуатационного персонала, работающего в особых условиях на Чернобыльской АЭС, или лиц, привлеченных к работам по ликвидации последствий аварии". В соответствии с этим запретом из текста сценария, по мнению экспертов, должны быть изъяты все величины доз облучения и сведения, раскрывающие работоспособность и состояние лиц, подвергшихся во время и после аварии облучению, а также количество военнослужащих, участвовавших в ликвидации аварии. (Копия Заключения в Приложении; по вопросу "Перечня" см. "МОСКОВСКИЕ НОВОСТИ" № 42 от 15.10.89). 4. Факт засекречивания сведений об уровнях загрязненности по отдельным населенным пунктам подтверждается документом от 12.06.89 с грифом "секретно" следующего содержания: "В соответствии с указанием Госкомгидромета СССР направляется информация о состоянии радиационной обстановки в Лугинском районе Житомирской области по результатам'' дополнительных обследований. Приложение: сведения о радиоактивном заражении Лугинского района. Секретно." (Цитируется по публикации в газете "МОСКОВСКИЕ НОВОСТИ", № 42 от 15.10.89). 5. Директивное письмо Первого заместителя Министра Здравоохранения СССР Щепина О.П. от 21.05.86 за № 02-6/83-6 на имя бывшего Министра Здравоохранения Украинской ССР Романенко А.Е., в котором указывается, что "в соответствии с ранее данными указаниями, лицам, подвергшимся воздействию ионизирующего излучения, находящимся в стационаре и не имеющим признаков острой лучевой болезни, при выписке устанавливается диагноз "вегето-сосудистая дистония". В этом же письме предписывалось "работникам, привлекаемым к аварийным работам, при получении предельно допустимой лучевой нагрузки и в случаях их поступления в стационар для обследования выставлять также диагноз "вегето-сосудистая дистония", так как они практически здоровы и не подлежат привлечению к дальнейшим аварийным работам на установленный срок". (Выделено нами.) Из приведенных указаний следует, что Министерство Здравоохранения СССР заочно, без обследования больных и наличия клинических данных, без учета состояния здоровья и индивидуальных особенностей каждого из пострадавших или больных в результате воздействия на них ионизирующего излучения, при отсутствии сведений о конкретной дозе их облучения и стадии развития болезни, в нарушение медицинской этики и Конституционного права на охрану здоровья, требовало от всех подведомственных ему медицинских учреждений и работников признавать всех их здоровыми и выставлять заранее установленный министерством общий для всех, т.е. коллективный, диагноз "вегето-сосудистая дистония". При этом Минздрав СССР грубо нарушал ст. 13 Основ законодательства Союза ССР и союзных республик о здравоохранении, согласно которой "Граждане СССР, окончившие высшие медицинские учебные заведения СССР и получившие звание врача, приносят присягу врача Советского Союза", и обязывал своими, директивными указаниями всех медицинских работников подведомственных ему учреждений, нарушать Присягу врача и конституционные права граждан на охрану здоровья. Выполняя приведенные выше циркуляры Минздрава СССР, медицинские службы и само Министерство Здравоохранения УССР, в свою очередь, доводило эти требования в подведомственные ему органы здравоохранения и лечебные учреждениям, и осуществляло контроль за их выполнением. Установлено, что в 1990 году был тиражирован "Перечень заболеваний, возникших или обострившихся в связи с работами по ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС", в котором было выделено пять видов заболеваний, имеющих связь с непосредственным воздействием ионизирующего излучения: 1. Острая лучевая болезнь - ОЛБ; 2. Лучевая катаракта; 3. Лучевые ожоги; 4. Радиационный гипотиреоз; 5. Онкологические заболевания, в том числе гемобластозы. Что касается вопроса о связи других заболеваний, не вошедших в эту группу, то в этом случае предлагалось рассматривать "в комплексе со всеми остальными нелучевыми факторами: экстремальная ситуация, физическое и психическое перенапряжение, нерациональное питание, длительное ношение респираторов и противогазов, пылевой фактор и др." Там же приведен перечень из 15 заболеваний, не связанных, якобы, с непосредственным воздействием ионизирующего излучения и вопрос их радиационной этиологии предлагалось рассматривать только "в комплексе" с перечисленными нелучевыми факторами. Сделанный акцент на нелучевые факторы и затушевывание связи с ионизирующим излучением в известной степени может ориентировать врачей на нерадиационную этиологию перечисленных заболеваний и предопределять необъективную диагностику. Приведенные выше документы Минздрава СССР и подведомственных ему медицинских учреждений хотя формально снимают ответственность с рядовых медработников, выполнявших эти указания, но фактически они становятся соучастниками указанных нарушений закона. В настоящее время трудно найти рациональное объяснение введению указанных ограничений на медицинскую информацию, как и невозможно понять мотивы сокрытия от персонала станции и лиц, участвовавших в ликвидации аварии и ее последствий, и от всего населения в целом объективных данных, характеризовавших обстановку и состояние здоровья людей. Эти действия заведомо создавали реальную угрозу здоровью и жизни людей, способствовали увеличению масштабов радиационного облучения населения в мирное время. Такие действия, с объективной стороны были направлены на то, чтобы скрыть от народа своей страны и мирового сообщества действительные масштабы глобальной аварии на Чернобыльской АЭС и ее катастрофических последствий. Это давало возможность уйти от ответственности у высшему государственному и партийному руководству, на которое она могла быть возложена. Значительная степень общественной опасности деяния, связанного с сокрытием объективной информации, непринятием мер по радиационной защите населения, повлекшее тяжкие последствия для жизни и здоровья людей, совершенного уже после аварии, дает основание для признания его противоправным. Приведенные доказательства и факты указывают на то, что медицинские учреждения и органы здравоохранения в целом использовались руководством страны для достижения несвойственных здравоохранению политических целей.

— VII —

По "Заключению" экспертной подкомиссии ГЭК Госплана СССР на сегодня не известны масштабы загрязнения территории стронцием, плутонием, горячими частицами. Не достаточна и более детальная информация по цезию. Используемые в официальных данных средние величины загрязнения территории по цезию, во-первых, вуалируют огромные различия, имеющиеся внутри изолиний. Например, в поселке Полесском на Украине по данным Госкомгидромёта СССР в среднем плотность загрязнения 24.7 Ки/кв.км. А значения этого показателя, по сведениям ПО "Комбинат", колеблются от 15 до 112 Ки/кв.км. Во-вторых, официальные данные и на сегодняшний день касаются только цезия, иногда стронция, ничего не говорят о других радионуклидах. Между тем в том же Полесском зарегистрирован плутоний, плотность загрязнения которым практически равна ВДУ (верхний допустимый уровень). В том же "Заключении" отмечается, что помимо уровня излучения и плотности загрязнения территории, важнейшим критерием является полученная человеком и населением в целом суммарная доза внешнего и внутреннего облучения, которая, по имеющимся данным, зачастую принимается заниженной. Особое беспокойство органов здравоохранения на местах вызывает состояние щитовидной железы у детей, пострадавших от воздействия радиоактивного йода. По данным, приведенным в "Заключении", повсеместно распространена гиперплазия щитовидной железы у детей, а также усугубились нарушения течения беременности, родов, развития плода. По данным Минздрава УССР, на которые сделана ссылка в "Заключении", в загрязненных радионуклидами районах Киевской и Житомирской областей у жительниц в 1.5—2 раза возросли поздние токсикозы – наиболее тяжкие осложнения беременности, в 2.5—3 раза – анемии. В Народичском и Лугинском районах в 2 раза возросли маточные кровотечения, в Народичском районе в 2 раза увеличилось рождение недоношенных детей. Такая же ситуация сложилась в Новозыбковском районе Брянской области. В Полесском районе в 3 раза, а в Новозыбковском районе в 2 раза возросло число самопроизвольного прерывания беременности. В 1989 году увеличилась мертворождаемость в Народичском и Овручском районах, соответственно в 2 и в 3 раза по сравнению с 1985 годом. В Лугинском районе зарегистрировано 5 случаев врожденных тяжелых уродств, частота таких аномалий возросла также в Полесском и Новозыбковском районах. В Полесском районе в несколько раз увеличилась частота гинекологических заболеваний. В "Заключении" экспертизы, кроме того, отмечается, что одной из причин целого ряда наблюдаемых отклонений (врожденные аномалии, мертворождения, спонтанные аборты) являются генетические изменения, вклад которых в эти заболевания может достичь, согласно данным научного комитета ООН по действию атомной радиации, 50—100%. На основании представленных материалов медицинскими службами указанных районов по состоянию здоровья населения экспертами сделаны следующие выводы: в целом в пострадавших районах за последние годы наблюдаются более высокие уровни болезней верхних дыхательных путей, желудочно-кишечного тракта, эндокринной системы, нарушений иммунитета, психических расстройств, болезней системы кровообращения, различных нарушений; повсеместно в пострадавших от аварии районах отмечается более тяжелое протекание обычных заболеваний, например, заболеваний верхних дыхательных путей; выявляется ряд неспецифических нарушений – цитологических, биохимических, иммунных, которые могут быть связаны как с воздействием радиации, так и с ухудшением экологической обстановки и стрессовыми ситуациями. По сообщению Кагарлыкского райисполкома, за период с 1986 по 1990 год в районе наблюдается постоянный рост заболевания населения. Так, общее количество заболеваний увеличилось с 48468 человек в 1986 г до 61798 человек в 1990 г.. В частности, пороки развития (уродства) возросли более чем в 4 раза (с 28 случаев в 1986 г. до 117 в 1990 г.). Злокачественные опухоли с 990 случаев в 1986 г. до 1318 – в 1990 г.. Более чем в два раза увеличилось количество инвалидов по онкозаболеваниям. Значительно возросла заболеваемость и по другим видам болезней. В Рокитнянском районе более чем в 5 раз увеличилось количество анемий, с 26.5 в 1985 г до 140.1 случая в 1990 г. на 10 тысяч человек населения. Приведенные факты ухудшения здоровья населения, проживающего на загрязненных территориях, свидетельствовуют о том, что действующее законодательство о здравоохранении нарушалось. Поэтому не обеспечивалось реализация права каждого человека не только на наивысший достижимый уровень физического и психического здоровья, как это закреплено в ст. 40 Конституции УССР и ст. 12 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах, но и просто безопасные условия для жизни и здоровья. По мнению профессора В.А. Барабоя, "неизбежен подъем заболеваемости лейкозами, лимфомами (через 6-12 лет), раком щитовидной железы (15-25 лет). Наиболее угрожающими контингентами по этим отдаленным последствиям являются жители "режимных" районов, "ликвидаторы", но и киевляне также, хотя для киевлян этот риск существенно ниже." (Письмо В.А. Барабоя от 03.04.91 в Приложении).

— VIII —

Об ухудшении условий для проживания населения на загрязненных территориях и повышении заболеваемости свидетельствуют и другие данные. Так, по решению конференции трудового коллектива института Ядерных Исследований АН УССР от 03.02.89, специалистами с участием общественности института была проведена оценка радиационной обстановки ряда населенных пунктов Житомирской области. В результате выборочной проверки в селах В.Клещи, Христиновка, Ноздрище обнаружены участки, на которых, согласно существующим нормам радиационной безопасности, проживание населения противопоказано для здоровья. Полные данные результатов этой выборочной проверки в установленном порядке были направлены в соответствующие инстанции органов Государственной власти и управления. Наличие отдельных участков с повышенной радиоактивностью указывает, как отмечалось в решении конференции, на необходимость детального подворного обследования сел Народичского и других районов, в которых наблюдается аналогичная экологическая ситуация, и принятия соответствующих мер по конкретным усадьбам и реальной защите прав граждан на охрану здоровья. (Выписка из протокола общего собрания ИЯИ от 22.02.89 в Приложении.) В официальном обращении Коростенского городского комитета Компартии Украины Житомирской области к народным депутатам Украинской ССР (копия в в Приложении) указано: "Майже п'ять років минуло від зловісного вибуху Чорнобиля. Аварія, що сталася на ЧАЕС, все більше усвідомлюється як трагедія загальнолюдська, стає предметом занепокоєння світової громадськості Надзвичайно боляче визнавати, але фактично: - зону, що забруднена радіонуклідами, інакше як джерелом екологгчно! біди назвати не можна; - люди, що живуть в ній, зневірені у своєму майбутньому і майбутньому своїх дітей; - продовжується виробництво продукції, забрудненої радіонуклідами, руками людей, що живуть в зоні; - зростає, кількість захворювань. особливо серед дітей. Медицина безсила і не дає ніяких гарантії безпечного проживання"'. (Выделено нами). Согласно утверждению авторов обращения, ведомственные постановления лишь материально облегчили состояние людей, но не защитили их. Указывается также и на то, что ответственность за нарушения, за нечеловеческое отношение к людям, проживающим на загрязненных территориях, практически не существует, что может свидетельствовать о заведомом оставлении людей без оказания помощи в условиях, которые могут привести к геноциду. Поскольку право на защиту здоровья закреплено не только в Конституции СССР (ст.34) и в Конституции УССР (ст.32), но и международными правовыми актами (ст.26 Международного пакта о гражданских и политических правах, ст.7 Всеобщей декларации прав человека), то непринятие эффективных мер к охране здоровья этой части населения, является к тому же и нарушением его права на защиту Закона. В связи с этим первичная организация "Союз Чернобыль" через газету "Трибуна энергетика" от 18 апреля 1990 г в статье "Взываем к милосердию" обращается к читателям со следующими словами: "Прошло 4 года, но мы, жертвы аварии, эвакуированные из г. Припяти, находившиеся в 3-х километрах от ядерного костра, отселенные из 30-километровой зоны, участники ликвидации последствий аварии не чувствуем должного внимания нашего правительства, министерства, медицины к нам и нашим детям. Сотни наших работников, члены их семей, дети не прошли обследования и не получили квалифицированной медицинской помощи. Сотни больных, нуждающихся в помощи, потерявшие свое здоровье и квалификацию, без средств к существованию безнадежно пытаются пробить секретные заслоны медицины, в надежде получить связь своих болезней с ионизирующим излучением. (Выделено нами). И это несмотря на то, что издан приказ № 32-024/212 от 21.08 1989 года, отменяющий все секретные распоряжения Минздрава СССР по Чернобылю." Обращаясь в ту же газету, Зинченко Нина Ивановна и ее сын Виктор Александрович из г. Череповца, письмо которых опубликовано в этой же газете под общим заглавием "C горечью и болью", пишут: "Первую помощь 200 руб. мы получили только в августе, сын и я до этого времени ходили в одежде, в которой выехали из Припяти. На радиацию никто не проверял ... У врачей все замаскировано, жалобы на боли в суставах даже не вписываются в историю болезни, утверждают, что головные боли и боли в костях не от радиации, а от плохой экологической среды в городе... Мы потеряли всякую надежду на лучшую жизнь". На всесоюзной конференции союза "Чернобыль" в декабре 1989 г была принята следующая резолюция по вопросу "О позиции подразделений Минздрава СССР в вопросах Чернобыля": "Конференция призывает общественное движение и организации страны провести тщательное расследование деятельности Минздравов СССР, УССР, БССР, РСФСР, АМН СССР, НКРЗ СССР (национальный комитет радиационной защиты) и их подразделений – Института Биофизики с его клинической больницей № 6 (г. Москва), Всесоюзного Научного Центра Радиационной Медицины (г. Киев) на соответствие их деятельности гуманистическим принципам медицины; милосердию в отношении людей, опаленных радиоактивным пламенем Чернобыля; верности духу и букве клятвы Гиппократа; соблюдению прав человека, его чести и достоинства. Материалы расследования передать в Прокуратуру СССР, Съезду народных депутатов, общественному трибуналу "Нюрнберг Чернобыля". Конференция констатирует атмосферу бездушия и бестактности, царящую в учреждениях Минздрава, факты заведомо ложных диагнозов, подтасовки и засекречивания доз облучения, уровней радиации, в населенных пунктах. Потрясает безразличие и медицинский догматизм в отношении лиц, обратившихся за помощью". Конференция потребовала немедленной отставки руководства перечисленных ведомств и учреждений. Однако до настоящего времени этот вопрос не решен. Группа юристов, проводящих независимое расследование, считает правомерной такую постановку вопроса и полностью поддерживает их требование. 16.02.90. Народный Депутат СССР Ю.Н.Щербак от имени Украинского республиканского Комитета Защиты Мира и его председателя О.Т. Гончара и Украинской экологической ассоциации "ЗЕЛЕНИЙ CBIT" обратился к Верховному Совету УССР со следующим предложением: "Требуем образовать специальную парламентскую комиссию для полного и объективного расследования всего комплекса событий связанных с аварией на Чернобыльской АЭС, а также действий должностных лиц по преступному сокрытию информации от народа Украины, Белоруссии и России, всего мирового сообщества. Речь идет, – как пояснил Щербак, – о выяснении действий центра, включая решения Политбюро ЦК КПСС и лично товарищей М.С. Горбачева, Н.И. Рыжкова, Е.К. Лигачева и других, а также действий высшего партийно-государственного руководства Украины – товарищей В.В. Щербицкого, А.П. Ляшко, B.C. Шевченко и других в условиях аварии, особенно в связи с дезинформацией относительно последствий аварии и проведением первомайской демонстрации в Киеве и других городах, пораженных радиацией. Необходимо внимательно присмотреться к роли бывшего заместителя Председателя Совета Министров СССР Б.Е. Щербины, Председателя Госкомгидромета Ю.А. Израэля и вице-президента Академии Медицинских Наук Л.А. Ильина. Есть основания считать, что это по их рекомендациям была сорвана эвакуация детей Киева в первые дни мая" (XX сессия Верховного Совета УССР, стенографический отчет, 1990, стр.89). Несмотря на то, что со времени внесения этого предложения прошло уже более года, никаких свидетельств рассмотрения и решения поставленных выше вопросов не имеется. Поскольку актуальность и необходимость решения этого вопроса возрастает по мере увеличения жертв Чернобыля, то проведение независимого общественного расследования может способствовать его решению.

— IX —

Независимым расследованием установлено, что, по неполным и разрозненным данным (официальные данные отсутствуют), количество жертв Чернобыльской катастрофы непрерывно растет. Если на момент окончания предварительного следствия по делу Брюханова и др. в 1987 г было зарегистрировано всего 30 человек, погибших в результате аварии, то по состоянию на 15.08.90 количество умерших участников ЛПА (ликвидации последствий аварии) насчитывалось несколько тысяч. В письме первого заместителя председателя правления центрального Совета "Союза Чернобыль" А.Красина от 15.08.90 за № 528-90, адресованного во все организации "Союза Чернобыль" сообщалось: "В настоящее время в "Чернобыль-помощь" поступило более 7000 сообщений о смерти участников ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС. В целях выдачи материальной помощи всем семьям умерших участников ЛПА, прошу провести поисковую работу". (Копия письма и список погибших в Приложении). По сообщению Министерства Внутренних Дел УССР от 15.03.91 за № 643/ВН, из числа сотрудников МВД, которые направлялись в 30-километровую зону, умерло 61 человек. В качестве причины смерти указаны: острая Лучевая болезнь – 9 человек; ишемическая болезнь сердца – 9; злокачественные образования и лейкозы – 8.; болезни центральной нервной системы – 4; другие причины – 31 человек. Установлена связь между выявленными заболеваниями и пребыванием в зоне повышенной радиации у 610 сотрудников, признано инвалидами 216 человек. О многочисленности жертв Чернобыля может свидетельствовать и тот факт, что Синод Украинской Православной Церкви утвердил проект и дал благословение на строительство в г. Киеве часовни в память жертв Чернобыля. В связи с этим предложено начать сбор имен погибших, умерших "чернобыльцев" (письмо Союза "Чернобыль" от 12.12.90). Установлено также, что в г. Киеве в настоящее время проживает 250 инвалидов –- ликвидаторов аварии на ЧАЭС, в Киевской области – 400. (А. Гулевский, "Вечерний Киев", 25.01.91, ст. "Мы в долгу перед ними"; копия и списки инвалидов в Приложении). По данным, опубликованным в периодической печати, количество участников ликвидации аварии на ЧАЭС составляет более 600 тысяч человек. В частности, в газете "Вечерний Киев" за 18.01.91 в статье "Выброшено из жизни" указано, что количество непосредственно потерпевших от аварии превысило 2 миллиона человек. Установлено также, что государственная статистика по этому вопросу в открытой печати не публикуется, что, по мнению независимых юристов, немедленно следовало бы сделать. По данным "Союза Чернобыль'' в настоящее время из числа участников ликвидации на ЧАЭС 50 тыс. человек стали инвалидами. Из них лишь у 1,5 тысячи больных установлена связь заболевания с радиоактивным воздействием. (Интервью заместителя председателя правления ВДО " Союз Чернобыль" И.Я. Лернера, "Вечерний Киев", 19.11.90). Установлено также, что многие граждане, являвшиеся военнообязанными в запасе, были призваны военкоматами на учебные сборы и без достаточных правовых оснований направлены принудительно, без их согласия и средств радиационной защиты, на работы по ликвидации последствий аварии на ЧАЭС. Многие из них подверглись радиационному облучению, в результате чего стали инвалидами. На основании заявлений свидетелей установлено, что индивидуальный контроль за радиационной нагрузкой каждого участника ЛПА не велся, в регистрах доза не писалась, средства противорадиационной защиты не выдавались, кроме респираторов. Все это свидетельствует о преднамеренном сокрытии данных о радиационном поражении людей, которые теперь признаются основанием для установления связи заболевания с облучением. Такие данные, как правило, отсутствуют или явно уменьшены, поскольку они проставлялись произвольно, умышленно заниженными. В результате этого каждому участнику ЛПА приходилось наталкиваться на искусственно созданные препятствия, на преодоление которых уходили годы. Именно этими обстоятельствами объясняется тот факт, что в большинстве случаев инвалидность устанавливалась по общему заболеванию, в том числе и психическому. (Объяснения Зинченко Г.В., Лещука Владимира Васильевича и Лещук Веры Валентиновны, Гулевского А.Н., Шибанова В.В., Орленко В.И., Лагайды В.М., Тылко B.C. в Приложении). Приведенные выше факты указывают на искусственное занижение медицинскими работниками статистики с целью сокрытия действительного количества жертв Чернобыля. Факт засекречивания медицинской статистики по Чернобылю подтверждается и другими данными. Так, согласно объяснению свидетеля Денисенко Г.Т., доцента Киевского мединститута, все медицинские документы – истории болезни, журналы учета, даже алфавитные справочники фамилий на лиц, пораженных радиацией и проходивших курс лечения, были изъяты в нарушение установленного порядка. Дети из Припяти до одного года и беременные женщины, по словам Денисенко, подлежали реестру в НИИПАГ (НИИ педиатрии, акушерства, гинекологии), где была сразу введена должность инспектора по охране государственной тайны. Независимым расследованием установлено также, что среди эвакуированных детей из 30-километровой зоны, проживающих в Киеве, обнаружено массовое заболевание. Характерным признаком заболевания является наличие у детей одного и того же перечня болезней, а именно: холецистит, гастрит, вегето-сосудистая дистония, астенический синдром, анемия, имуннодефицит, гиперплазия щитовидной железы 2-й - 3-й степени и заболевания верхних дыхательных путей. (Объяснение свидетеля Казачковой Т.В. в Приложении). Установлено, что почти до 1987 г. наблюдалось полное замалчивание того факта, что большинство эвакуированных детей страдают указанными заболеваниями, что они нуждаются в обследовании и лечении. До настоящего времени из указанных выше 4 тыс. эвакуированных детей еще остаются необследованными 1500 детей. (Объяснение Казачковой Т.В.). Массовое обследование эвакуированных детей началось только в 1988 году. В настоящее время из указанного числа обследованных детей у 85 обнаружена катаракта глаз. В том числе и у ребенка свидетеля Казачковой Т.В. Из двух ее детей оба ребенка имеют приведенный перечень болезней. Согласно объяснению Казачковой, в 1982 г. на ЧАЭС была серьезная авария, в результате которой произошел выброс значительного количества радиоактивных веществ в окружающую среду. Все это было засекречено, что по ее мнению, способствовало возникновению аварии 1986 г. Подтверждая факт аварии 1982 г., свидетель Андреев Ю.Б. пояснил, что в г. Припяти от этой аварии зараженность по стронцию и цезию была в 2—3 раза выше, чем в г. Славутиче в 1987 году. На эти данные ссылались официальные представители ЧАЭС, когда весной 1988 г. велась агитация среди персонала станции о переезде на постоянное жительство в г. Славутич. Указанное сравнение использовалось в качестве основного аргумента для переезда. По заявлению свидетеля Андреева, последствия аварии на ЧАЭС 1982 года были скрыты, они оказали отрицательное влияние на здоровье детей и населения г. Припяти. О факте аварии на ЧАЭС в сентябре 1982 г. указано в книге Г.Медведева "Чернобыльская тетрадь", ее автор по этому поводу пишет: "Сентябрь 1982 г: разрушение контурной топливной сборки на первом блоке Чернобыльской АЭС из-за ошибочных действий эксплуатационного персонала. Произошел выброс радиоактивности на промзону и г.Припять, а также переоблучение ремонтного персонала во время ликвидации " малого козла"." (Журнал "НОВЫЙ МИР", № 6, 1989 г., стр.4). Факт высокой заболеваемости эвакуированных из 30-километровой зоны детей, подтверждают также свидетели Боханченко Т.Л., Денисенко Г.Т., Дорошкевич Н.В., Рыбкина Л.А. и др. Определяя основные направления деятельности Правительственной комиссии, перед ней в числе других были поставлены следующие задачи: "защита персонала станции и населения от возможных радиационных поражений; локализация аварии и уменьшение радиационного воздействия на население и окружающую среду" (Книга "Чернобыль. События и уроки", под общей редакцией Е.И.Игнатенко, М., 1989, стр.124-125). Приведенные выше данные о многих тысячах умерших граждан, принимавших участие в ликвидации аварии, о десятках тысячах, ставших инвалидами в результате радиационного поражения, и о сотнях тысячах пострадавших служат прямым и неоспоримым, доказательством, что Правительственная комиссия не справилась с поставленной перед ней задачей и несет, как и те, кто осуществлял контроль за ее деятельностью, прямую ответственность за указанные жертвы.

Продолжение следует

Запись была опубликована: (ом) Пятница, 10 июля 2009 г. в 13:41
и размещена в разделе Чорнобиль-86.
Вы можете следить за ответами к этой публикации через ленту RSS 2.0.
Вы можете оставить ответ или trackback с вашего сайта.

Оставить комментарий

 

Полный анализ сайта