?> Радиационный ГУЛАГ в центре Европы, или Чернобыльская одиссея профессора Бандажевского | «ПостЧорнобиль»
 
 

«ПостЧорнобиль»

Газета Всеукраїнської Спілки ліквідаторів-інвалідів "Чорнобиль-86". Всеукраїнський часопис для інвалідів Чорнобиля, ліквідаторів, чорнобилян.

Радиационный ГУЛАГ в центре Европы, или Чернобыльская одиссея профессора Бандажевского

Лидия Суржик

«Зеркало недели. Украина» №44, 02 декабря 2011, 20:00

Бандажевский Юрий Иванович

Парадоксы нашего бытия: человек, который является почетным гражданином 17 городов и регионов Франции, в том числе Парижа, в Киеве оказался в положении изгоя. Два месяца назад возглавляемый им Координационный аналитический центр «Экология и здоровье» выселили из помещения Центра реабилитации лиц, пострадавших вследствие Чернобыльской катастрофы, что в Пуще-Водице под Киевом.

А теперь цитата из письма за подписью и.о. министра здравоохранения Украины Р.Моисеенко на имя председателя правления Координационного аналитического центра «Экология и здоровье», профессора Ю.Бандажевского, полученное им за месяц до выселения: «Уважаемый Юрий Иванович! Министерство здравоохранения выражает благодарность Координационному аналитическому центру „Экология и здоровье“ за разработку проектов в области улучшения состояния здоровья населения в регионах, пострадавших от аварии на Чернобыльской атомной станции.

Сотрудниками министерства проработаны предложения по внедрению проекта «Модель системы комплексного жизнеобеспечения населения в зоне радиационного влияния», в особенности в части «Здоровое, профилактическое и сбалансированное питание для населения пилотного региона» в Иванковском районе Киевской области, и реставрации Центра реабилитации лиц, пострадавших вследствие Чернобыльской катастрофы, на базе Научного центра радиационной медицины Академии медицинских наук Украины.

…Еще раз выражаем готовность поддержать обозначенный проект и будем искренне благодарны Европейской комиссии за его финансовую поддержку».

Кто-то сможет вспомнить по-настоящему общественно значимый «чернобыльский» проект, достойный памятной даты — 25-летия катастрофы на ЧАЭС? Организовываемые под печальные звоны Чернобыля громкие шоу со сбором денег на второй «саркофаг» не в счет — разговоры и дискуссии о нем ведутся годами и, как считают многие специалисты, сооружение еще одного укрытия над разрушенным реактором — это просто неэффективная трата средств. Недавний разгром палаточного городка «чернобыльцев» в Донецке — яркое отражение отношения власти к проблеме последствий катастрофы на ЧАЭС.

В этой связи инициативы общественного Координационного аналитического центра «Экология и здоровье» и, в частности, проект, получивший поддержку Европарламента, переоценить трудно. На сегодня пристанищем этой общественной организации, в составе которой работают авторитетные ученые и эксперты разных стран, является пгт Иванков. Несмотря на организационно-бытовые трудности, работа центра продолжается, хотя воплощение в жизнь уникального проекта (о нем — дальше) застопорилось. Почему? С этого и началась беседа журналиста ZN.UA с Юрием БАНДАЖЕВСКИМ — врачом и ученым, который ни при каких обстоятельствах, даже оказавшись за решеткой, не изменил научной истине в угоду политической конъюнктуре и официальной (читай — нужной) точке зрения на медицинские проблемы Чернобыля.

— Начну с того, что идея создания центра «Экология и здоровье» у меня родилась несколько лет назад, прежде всего как реакция на дезинформацию мирового сообщества о ситуации, которая складывается вокруг чернобыльских программ. Я читал отчеты ряда экспертов, в том числе и украинских, и они меня, мягко говоря, удивили. С помощью своих зарубежных коллег я подготовил доклад — он в корне отличался от официальных отчетов, — который представил в Европейский парламент. В то время я жил во Франции — после тюремного заключения государственная власть не захотела, чтобы я оставался на территории Беларуси.

— Вас выдворили из страны?

— Можно даже сказать, с почетом. В апреле 2006 г. при посредничестве посла Франции в Республике Беларусь господина Шмелевского я покинул родину и поселился во Франции. Мне нелегко далось такое решение, но я понимал, что оставаться в Беларуси, тем более продолжать работать, совершенно невозможно.

— И какой была реакция Европарламента на ваш отчет?

— Европарламент поддержал мою инициативу о создании центра «Экология и здоровье». Осенью 2008 г. мы провели большую международную научную конференцию, на которой было сообщено о поддержке Европарламентом моих проектов. После этого последовал звонок из Украины. Руководитель общественной организации «Союз Чернобыль-Украина» Ю.Андреев сказал, что вместе с г-ном Бебешко (на то время руководителем Национального центра радиационной медицины) меня приглашают реализовывать этот проект в Украине.

В конце января 2009 г. я приехал в Киев в надежде на то, что здесь мы будем реализовывать серьезный проект. Для этого, естественно, нужно было согласие государственной власти, тем более что речь шла о серьезной финансовой помощи ЕС, и мне такое согласие было обещано. Но после приезда в Украину, обещанной помощи я не получил. Мне не удалось попасть на прием ни к депутатам, ни к руководству Верховной Рады.

Координационный аналитический центр «Экология и здоровье» удалось зарегистрировать в 2009 году на базе Центра реабилитации лиц, пострадавших вследствие Чернобыльской катастрофы АМН Украины. Наш центр является некоммерческой организацией, в его составе очень авторитетные личности — ученые, врачи, депутаты Европарламента, представители общественных организаций. Председатель наблюдательного совета — выдающийся ученый-эколог, член Российской академии наук Алексей Яблоков.

Центр «Экология и здоровье» разместился в Пуще-Водице на базе Центра реабилитации лиц, пострадавших вследствие Чернобыльской катастрофы (после того, как оттуда ушел Центр радиационной медицины). Это место совершенно запущено в материальном плане, разбазарено, разрушено. Кстати, одним из направлений нашего проекта предусматривалось восстановление центра реабилитации.

Через несколько месяцев после регистрации наш центр представил в Европейский Союз проект под названием «Модель системы комплексного жизнеобеспечения населения в зоне радиоактивного загрязнения». Этот проект глубоко и всесторонне проработан экспертами на разных уровнях и получил одобрение Европарламента и Еврокомиссии. В настоящее время ряд его положений представлены официально в виде проекта DEVKO.

— В чем он заключается?

— Этот проект призван объединить и скоординировать усилия международного сообщества по разработке мер безопасного проживания в условиях постоянного воздействия радиации в одном из наиболее пострадавших районов Украины с последующим распространением полученного опыта на другие радиоактивно загрязненные территории. В качестве основного экспериментального (модельного) района определили Иванковский район Киевской области — в настоящее время один из наиболее загрязненных радионуклидами цезия-137 и стронция-90. Этот район граничит с 30-километровой зоной отчуждения, состояние здоровья его жителей вызывает крайнюю обеспокоенность. За период с 1986 по 2009 гг. показатель распространенности рака щитовидной железы среди населения района увеличился в 40 раз, в то время как до аварии на ЧАЭС это заболевание не регистрировалось. Смертность в Иванковском районе сегодня в два раза превышает рождаемость. Картина выглядит крайне мрачной, учитывая, что в загрязненных местностях нет предприятий, люди сидят без работы, потребляют продукцию, которую выращивают на загрязненных радионуклидами землях, едят собранные в лесу грибы и ягоды. И при этом никакого контроля по определению содержания радионуклидов на территории не существует! Информационного обеспечения на уровне, как обезопасить свою жизнь на зараженной местности, как выживать, тоже нет. На глазах происходит уничтожение славянской популяции в географическом центре Европы. Это же настоящий радиационный ГУЛАГ!.. Даже больницы в Иванкове фактически нет. Есть место, куда обращаются жители с жалобами на свои недуги, но нет возможности оказать им необходимую медицинскую помощь. И мне, как доктору и гражданину, все это далеко не безразлично. Чернобыль в одинаковой мере беда и украинцев, и белорусов, это наша общая боль. В Гомельском мединституте училось много украинцев, со многими украинскими учеными и НИИ у нас были тесные научные контакты. И хотя сегодня мы живем в разных странах, нас объединила Чернобыльская зона. И я себя представляю как человека этой Зоны и считаю своим долгом сделать все, что в моих силах, чтобы облегчить состояние людей, вынужденных проживать под дамокловым мечом радиации. Если наш совместный с ЕС проект в Иванковском районе удастся осуществить, это станет наглядным примером того, как нужно действовать, чтобы защитить людей, проживающих на территории, загрязненной радиоактивными элементами. В этих условиях тактика лечения, профилактики заболеваний и реабилитации должна иметь свои особенности.

Главная цель проекта — создание действенной модели системы жизнеобеспечения населения в условиях радиационного воздействия как одного из способов улучшения демографической ситуации и здоровья людей, проживающих в районах, пострадавших от Чернобыльской катастрофы. Отдельные спорадические меры противорадиационной безопасности эффекта не дают, необходим комплекс мер, прежде всего препятствующих проникновению радиоактивных элементов в организм человека. Это основано на результатах наших научных исследований, уже ставших базовыми, которые используются в мировой практике для оценки последствий радиационных аварий. К сожалению, в Украине подобных исследований нет.

Не менее важная цель проекта — эффективное использование чернобыльских средств. Ведь за 25 лет средства, которые направлялись на чернобыльские программы, не принесли никакого результата. Заявляю об этом совершенно ответственно, и могу аргументированно это доказать.

— В Беларуси вы уже доказывали, что деньги на чернобыльские программы расходуются большей частью вхолостую, разворовываются, и к чему это привело? Вас упрятали за решетку...

— Да, в 1999 году мной была инициирована проверка Академией наук использования средств Научным центром радиационной медицины и эндокри­нологии. По результатам данной проверки я, как член комиссии, направил свой отчет президенту Республики Беларусь Лукашенко, в котором сделал заключение о неэффективном использовании финансовых средств — деньги были потрачены зря.

— Вы много занимались изучением влияния на живые организмы инкорпорированных радионуклидов, в частности радиоцезия-137. Нас успокаивают: мол, в пределах допустимых норм...

— Безопасных доз радиации не бывает. Даже небольшие концентрации попавших внутрь организма радионуклидов могут вызвать тяжелые патологические изменения. Почему после аварии на ЧАЭС так резко возросло количество случаев рака щитовидной железы? Вначале считали, что это воздействие только радиоактивного йода. Наши исследования показали, что щи­товидная железа также интенсивно инкорпорирует и радиоактивный цезий. Таким образом пагубное действие радиоактивный йод оказывал при участии радиоцезия. В организме жителей Полесья, как белорусского, так и украинского, радиоцезий появился задолго до Чернобыля. Население европейской части бывшего Советского Союза, начиная с 60-х годов прошлого века, подвергалось радиационному воздействию.

— После ядерных испытаний?

— Это одна из правдоподобных версий. Наиболее пострадали прибалтийские страны (поэтому сейчас у них катастрофическая ситуация с заболеваемостью раком), Беларусь и север Украины. В свое время (еще в бытность ректором) в мои руки попала книга «Глобальное выпадение цезия-137 и человек» (авторы Марей А.Н., Бархударов Р.М., Новикова Н.Я., 1974 г.) Там была опубликована карта 60-х годов. Эту книгу недавно я показывал профессору Ландбергису, пер­вому руководителю свободной Литвы, нынешнему депутату Европейского парламента, и мы с ним обсуждали ситуацию, почему Литва страдает сейчас. Когда я показал эту карту в парламенте Беларуси в 1999 году, у многих депутатов и членов правительства был просто шок. (Правда, через три месяца на меня надели наручники.) Данная книга была представлена сотрудниками Института биофизики при Минздраве СССР, которые определяли в пробах коровьего молока содержание радиоцезия в различных районах Полесья. Состояние здоровья населения при этом не определялось, не делались никакие прогнозы. Авторы отмечали, что в случае каких-то еще радиационных воздействий в Полесье, нужно срочно принимать меры. Случился Чернобыль, информацию засекретили, книгу изъяли (мои ученики нашли ее в маленькой библиотеке под Гомелем). Отсчет коллективных доз облучения начали с нуля, хотя люди уже испытали воздействие радиации. То есть при расчете доз исходили из заведомо ложной позиции.

На основании многочисленных научных исследований, проведенных в Гомельском мединституте, мы пришли к выводу о ведущей роли радионук­лидов Cs-137, инкорпорированных в человеческий организм, в возникновении и смертности населения, проживающего на радиационно загрязненной тер­ритории. Было убедительно показано, что даже относительно небольшие концентрации радионуклидов Cs-137 (30—50 Бк/кг) способны вызывать тя­желейшие патологические процессы в организме детей и взрослых. При этом ра­диоцезий блокирует энергетические процессы в организме, вследствие чего страдают жизненно важные органы, в частности сердечно-сосудистая система. Радионуклиды и особенно цезий-137 провоцируют возникновение также такой генетически обусловленной патологии, как врожденные пороки развития.

По большому счету, те наблюдаемые сейчас проблемы со здоровьем, это даже не Чернобыль. Это то, что мы «хлебнули» до него и вдобавок получили «порцию» радиации от взрыва на ЧАЭС. Чернобыль еще грядет... Демографическая ситуация оценивается поколениями.

— Хотелось бы узнать подробнее, почему остановился проект, уже получивший поддержку ЕС и ЕК?

— Произошло это при весьма интересных обстоятельствах. Когда мы заявили о том, что наша организация будет сопровождать проект, то есть наблюдать за его реализацией, начались недоразумения. В сентябре мне неожиданно предложили освободить помещение Центра реабилитации в Пуще-Водице.

— Кто?

— Руководство Академии медицинских наук и Центра радиационной медицины. Кстати, одним из пунктов проекта предусматривается восстановление Центра реабилитации пострадавших от Чернобыльской катастрофы, мы много сделали для того, чтобы привлечь туда экспертов, украинское правительство даже выделило средства, чтобы начать в этом году работу, к которой затем подключится Европа.

Но, видимо, жизнь научила меня предусмотрительности. В прошлом году я зарегистрировал еще один адрес нашей организации на базе райбольницы в Иванкове. В последних числах сентября, уже после выселения нашего центра, состоялась встреча в Брюсселе по обсуждению проекта. Все прошло благополучно. Планы наших недоброжелателей выставить нас перед всей Европой «бездомной» (и безадресной) организацией не оправдались. То есть вся эта возня затевалась с целью дискредитировать нас и нашу общественную организацию перед европейским сообществом.

— Как вы думаете, с какой целью?

— Чтобы не дать возможности осуществить масштабный проект.

— О каком финансировании проекта шла речь на совместных встречах?

— В общей сложности, с учетом всех направлений (а их восемь) — около 30 миллионов евро. Проект поначалу поддерживали представители власти, но когда дошло дело до подписания, все заглохло. Мне сказали, что некоторые министры не согласились поставить свои подписи, мол, были прецеденты ранее, деньги пропали….

Наша общественная организация вообще не имеет отношения к финансовым вопросам. Мы только инициировали проект, и намерены осуществлять контроль за его реализацией. В наблюдательном совете нашей организации ученые с мировыми именами: Яблоков, Даниель Кон-Бендит, Жозе Бове, Мишель Ривази, Коррин Лепаж, Ребекка Хармс…

— Хотите сказать, что нельзя будет украсть?

— Конечно, все средства будут под контролем общественности.

Кстати, несколько дней назад я как председатель Международного общественного координационного чернобыльского совета (МОК ЧС объединяет 21 общественную организацию) обратился к депутатам Европар­ламента с письмом, в котором мы просим инициировать проверку Европарламентом использования финансовых средств, направляемых Еврокомиссией в течение последних 15 лет для ликвидации гуманитарных последствий аварии на ЧАЭС.

— Для такого письма есть серьезный повод?

— У меня имеется информация по ряду чернобыльских проектов, на которые ЕК выделяла средства, в том числе и на Иванков. Речь идет о том, что в Иванкове о данных проектах ничего не знают. Как они были использованы — вопрос интересный. Надеемся, вскоре общественность узнает ответ на него.

— И вы хотите, чтобы после этого ваши проекты получали зеленый свет?

— Мои оппоненты не только здесь меня прессуют, но и оказывают давление на мою семью, которая проживает в Беларуси. Любые серьезные акции, про­водимые мной в Европе, дают о себе знать в Беларуси в виде соответствующей реакции в отношении моих уже взрослых дочерей. Старшая работает врачом, младшая заканчивает университет. Слава Богу, моя семья разделяет мои убеждения и не поддается на провокации.

— В последнее время опытом украинских экспертов и научных организаций по преодолению последствий ядерной катастрофы весьма заинтересовались японцы. Работы ваши и ваших коллег востребованы за рубежом?

— Наши работы представляют очень большой интерес после катастрофы в Фукусиме. Ситуация в Японии крайне тяжелая, можно сказать, катастрофическая, намного тяжелее, чем у нас после Чернобыля, и японцы пытаются минимизировать последствия трагедии. Сегодня у них допустимая доза радиоцезия в продуктах питания 500—700 Бк/кг, а мы говорим, что 100 — это уже опасно. Несколько дней назад в Иванкове мы встречались с делегацией из Японии, которая намерена воспользоваться нашим опытом и научными наработками для преодоления последствий катастрофы.

Что касается Украины, то хочу сказать прямо: поддержки среди коллег-ученых, на которую рассчитывал, я не получил. И все же под эгидой центра «Экология и здоровье» удалось сконцентрировать весомый научный потенциал. В этом году мы издали в Украине две монографии. Одна из них — «Чернобыль. 25 лет: инкорпорированные радионуклиды Cs-137 и здоровье людей» (под ред. Ю.Бандажевского). Это коллективный труд, среди авторов — украинцы, бело­русы, французы. Наши научные работы опубликованы за рубежом — во Франции, Литве, Италии, Японии.

Объективка ZN.UA

БАНДАЖЕВСКИЙ Юрий Иванович — известный ученый в области радиационной медицины, доктор медицинских наук, профессор.

Родился 9 января 1957 года (пгт Радунь Гродненской области, Беларусь).

Окончил Гродненский медицинский институт. В 1983 году защитил кандидатскую диссертацию, в 1988-м — докторскую.

В 1990 году назначен первым ректором создаваемого Гомельского медицинского института, который был призван решить задачу обеспечения районов, пострадавших вследствие чернобыльской катастрофы, врачами. Под руководством профессора Бандажевского гомельский вуз превратился в мировой центр изучения влияния на организм радиоактивных элементов. В июле 1999 г. Юрий Бандажевский был неожиданно арестован на основании указа президента Республики Беларусь №21 о борьбе с терроризмом и особо опасными насильственными преступлениями. Почти через месяц после ареста ему было предъявлено обвинение в получении взяток во время вступительных экзаменов. В 2001 г. военная коллегия Верховного суда Беларуси приговорила Ю.Бандажевского к восьми годам лишения свободы в колонии усиленного режима, без права на обжалование приговора. В августе 2005 г. его освободили.

По мнению авторитетных международных правозащитников, дело Бандажевского было сфабриковано белорусскими властями, так как результаты его научных исследований расходились с официальными данными о последствиях катастрофы на ЧАЭС. Международная амнистия признала профессора Бандажевского узником совести. Европейский парламент выдал ему Паспорт свободы №000025.

С 2006 г. Ю.Бандажевский работал во Франции, Германии, Литве. С 2009 г. живет и работает в Украине, где возглавляет Координационный аналитический центр «Экология и здоровье».

Профессор Ю.Бандажевский является автором более 270 научных трудов, в том числе 15 монографий. Под его руководством выполнено 30 кандидатских и докторских диссертаций.

http://zn.ua/HEALTH/radiatsionnyy_gulag_v_tsentre_evropy,__ili_chernobylskaya_odisseya_professora_bandazhevskogo-92902.html

Запись была опубликована: glavred(ом) Среда, 21 декабря 2011 г. в 5:22
и размещена в разделе Дайджест, Соціальне партнерство.
Вы можете следить за ответами к этой публикации через ленту RSS 2.0.
Вы можете оставить ответ или trackback с вашего сайта.

На сообщение "Радиационный ГУЛАГ в центре Европы, или Чернобыльская одиссея профессора Бандажевского" Один комментарий

  1. Владимир Гудов сказал(а):

    Мир нас, ликвидаторов, не понял.

Оставить комментарий

 

Полный анализ сайта