?> Шахтеры ликвидаторы г. Снежное | «ПостЧорнобиль»
 
 

«ПостЧорнобиль»

Газета Всеукраїнської Спілки ліквідаторів-інвалідів "Чорнобиль-86". Всеукраїнський часопис для інвалідів Чорнобиля, ліквідаторів, чорнобилян.
09.04.2010, рубрика "Шахтарі в Чорнобилі"

Шахтеры ликвидаторы г. Снежное

Апрельская авария 1986 года на ЧАЭС не оставила равнодушных никого. В том числе и шахтеров города Снежное. Уже в мае 1986 г., горняки ордена Ленина шахты «Миусская» на собрании в нарядной решили передать присужденную им первую премию, за победу в социалистическом соревновании, - 3000 рублей в фонд помощи пострадавших в результате аварии на ЧАЕС. Коллектив шахты решил отработать один день в фонд помощи людям, попавшим в беду.

Наш город на участках ликвидации последствий аварии на ЧАЭС представляли многие шахтеры шахт ПО «Снежноеантрацит».

Матяш Николай Васильевич

Матяш Николай Васильевич. Фото из семейного архива

Так, например, Матяш Николай Васильевич призывался из шахты «Ударник» через военкомат в плановом порядке на 6-ти месячные воинские сборы.

«Осенью 1986 г. – рассказывает Николай Васильевич, прибыл в Донецкий полк гражданской обороны, где стал командиром инженерно-технического взвода, размещенного на окраине села Рудне - Ильинецкое. Жили в палаточном городке, сами построили фанерную столовую, где хорошо кормили. Привозили воду «Оболонь» и «Ессентуки»».

Культурной программы толком не было. Артистов видели только в «чистой зоне». Из высоких гостей видели начальника Гражданской обороны СССР генерала армии Говорова Владимира Леонидовича и других генералов.

Далее, вспоминает Матяш Н.В., первые дни занимались дезактивацией города Припяти. Причем в качестве раствора для дезактивации использовали раствор на основе стирального порошка «Лотос». Сам город поразил полной тишиной, не было никого, ничего. Первые этажи были опломбированные и закручены проволокой, а город патрулировали милиционеры.

Затем, принимал участие в строительстве ПУСО в с. Лилёве.

С начала декабря 1986 г. работали на 3-м энергоблоке Чернобыльской станции без выходных, до 2 часов в день, в зависимости от уровня замера радиации. Обшивали 3-й блок железными освинцованными листами. Проводили дезактивацию подвального помещения 3-го энергоблока, снимали радиоактивный бетон на 30-40 см, доводя уровень радиации до 20 миллирентген, причем сама доза ежедневного облучения была 2 рентгена. Причем, о гамме-излучении, которая была в Чернобыльской зоне, никто не знал, так как, всегда рассматривали другие виды излучения, более присущий военным целям. Сам же уровень радиации был неравномерным.

Некоторые ликвидаторы ухитрялись набрать дополнительную дозу, вывешивая дозиметр на сосну, а когда счетчики накапливали необходимые рентгены, снимали их. Но, однако, это продолжалась недолго. Дисциплина была высокой, нарушений не было, кроме как «тайком покурить», но вне рабочего места на станции, был строгий запрет снимать во время работы респираторы. Работу выполняли добросовестно, зарплата составляла около 100 рублей в месяц. Те, кто провинился, могли быть без выездов в зону до 3 или даже 6 месяцев.

Смена личного состава происходила ежедневно. В военные билеты записывали нормы дозы. Если же командир превышал допустимые нормы, а она не должна быть 25 рентген, то его наказывали. В среднем норма составляла 22 рентгена, в некоторых случаях, как у Николая Васильевича – 24,2 рентгена. Однако это связано, не с нарушениями и стремлениями выслужится, а в первую очередь с определенной нестыковкой замены тех или иных офицеров. Офицеры сменялись отдельно, солдаты же группами. Награждения медалями личного состава не производили, присылали похвальные листы, грамоты, благодарности на предприятия или воинские части. Однако были и исключения. Так, Николай Васильевич вспоминает своего предшественника во взводе, которого наградили медалью, фамилия его – Иванов.

Некоторые, добровольцы, выполняли сложные работы по очистки крышки от радиоактивных предметов. Их подымали краном в специальной одежде и освинцованной бетонной кабине на 1,5 минуты, за которые они должны были убрать определенный заранее предмет с крыши. Реальной дозы облучения не знали, но работали только один день. Причем уровень отдельных предметов мог достигать 3000 рентгенов. В работе использовали лопаты с длинными рукоятками, так как длина гамма-излучения составляла 40 см.

Из наиболее ярких моментов пребывания в Чернобыльской зоне Николаю Васильевичу Матяшу запомнился, первый приезд в город Припять на работу по дезактивации. «Это было, рано утром, стояла пасмурная погода, когда нас привезли, то в городе стояла гнетущая полнейшая тишина, брошенного города, сам город был красивый, разноцветные шестнадцати этажные дома», а также, когда выезжали на работы или проезжали села, то за машинами бежали стаи одичавших обозленных собак.

Раюшкин Виктор Петрович

Раюшкин Виктор Петрович. Фото из семейного архива

Раюшкин Виктор Петрович работал начальником смены шахты «Снежнянская». В 1987 г. был призван в в/ч 73413 Донецкого полка гражданской обороны. Так получилось, что службу первые дни нес в штабе воинской части, в звании рядового. Но, вскоре, благодаря своим организаторским способностям способствовал налаживанию эффективной работы, был повышен в звании до сержанта.

Однако, не смотря, что находился при штабе части, от работы по дезактивации местности и 3 энергоблока не отлынивал, так как, понимал важность работы по ликвидации последствии аварии на ЧАЭС.

Проживали в палатках УСБ, при городке был свой буфет. Причем, за период пребывание в зоне ликвидации последствий катастрофы платили жалование в размере 90 руб.

Из наиболее ярких моментов вспоминает Виктор Петрович некоторых оставшихся стариков, которые в период эвакуации населения прятались.

«Поселения были заброшены, очень активно росли сорняки, в том числе и конопля.

Кроме того, некоторые старики, которые не захотели выехать, оказывали  помощь. Один из них, добровольно пас табун лошадей, что бы те не одичали, а также ловил в реке Уж рыбу, которая была немаленького размеры. И когда, ему говорили, что её нельзя есть, так как она радиоактивная, то он только смеялся над этим».

АВТОРЫ:

Бривко О.И.

Научный сотрудник Снежнянского музея боевой славы;

Бривко Н.В.

Учитель истории ОШ І-ІІІ ст. № 11

г. Снежное

Запись была опубликована: glavred(ом) Пятница, 9 апреля 2010 г. в 20:29
и размещена в разделе Шахтарі в Чорнобилі.
Вы можете следить за ответами к этой публикации через ленту RSS 2.0.
Вы можете оставить ответ или trackback с вашего сайта.

Оставить комментарий

 

Полный анализ сайта