?> Синдром Рудакова | «ПостЧорнобиль»
 
 

«ПостЧорнобиль»

Газета Всеукраїнської Спілки ліквідаторів-інвалідів "Чорнобиль-86". Всеукраїнський часопис для інвалідів Чорнобиля, ліквідаторів, чорнобилян.
13.03.2011, рубрика "Дайджест"

Инвалиду не помогли “хилые ростки”

Московский Комсомолец № 25437 от 31 августа 2010 г.

Инвалид Сергей Рудаков застрелил на прошедшей неделе двух сотрудников нижнетагильского Фонда социального страхования за то, что они вымогали у него откат, а когда он отказался “делиться”, лишили положенных денег.

Сергей Рудаков

Убив чиновников, Рудаков застрелился сам, и мы бы, наверно, никогда не узнали, чем объясняется его поступок, если бы перед смертью он не отправил письмо с объяснением мотивов в нижнетагильское отделение КПРФ, которое вчера вывесило его на своем сайте.

Сергей Рудаков работал в объединении “Якуталмаз” (сейчас АЛРОСА). В 91-м потерял левую руку на производстве. До 2000 г. получал пенсию от предприятия, но потом выплаты перевели в ФСС Якутска, и они вдруг сократились в 4 раза.

Рудаков обращался в ФСС, ему отвечали: “Все по закону”. Он готов был смириться, но в 2008-м неожиданно обнаружил, что ему уже 8 лет насчитывают пенсию по общей схеме без учета положенных коэффициентов.

ФСС Якутска вернуть долг отказался. Рудаков пошел в суд. Разбирательство длилось почти два года. “На каждом заседании судья Зайцева И.Н. находила возможность в приватной беседе убеждать меня, что представитель ответчика Столетов Юрий Борисович очень хороший человек. Этот “хороший человек” рад бы все сделать по справедливости, но нехватка бумажек ему это не позволяет. Когда дальше тянуть разбирательство стало невозможно, а я так и не понял, что “судья” Зайцева и “хороший человек” Столетов желают мне помочь, Зайцева высказала свои пожелания прямым текстом. Объяснила, что сумма задолженности ФСС приличная, движется к 4 миллионам. Надо просто договориться с ответчиком, заинтересовав материально...

Думаю, без участия руководства ФСС, в частности Скулкиной, это вымогательство не обошлось. Я на такие предложения просто ушел из суда, не став дожидаться вынесения приговора”.

В итоге вместо 4 миллионов суд постановил выплатить Рудакову 250 тысяч. ФСС вместе с судьей наказали его за “жадность”. Согласись он отдать половину от 4 миллионов — ему бы их и начислили.

“Если вокруг все чиновники, включая судей, — жулики и действуют в тесной кооперации, добиваться справедливости дальше нет смысла, — написал Рудаков в предсмертном письме. — Следуя элементарной логике, чтобы среди этих жуликов пробиться наверх, надо быть еще более хитрым и безжалостным. Следовательно, чем выше чиновник, тем он больший мерзавец. Соответственно, “рулят” страной конченые мерзавцы. Тратить время на высшие чиновничьи инстанции бессмысленно”.

Следуя элементарной логике, Рудаков не стал подавать апелляции и пытаться отсуживать свои деньги. Он пошел другим путем.

“Постараюсь уничтожить как можно больше тварей из Фонда СС. Терять мне нечего. Любая смерть лучше убогого существования.

Чиновник должен знать, что за испорченную человеческую жизнь сдохнет не только он, но и вся его родня и коллеги. Это единственный способ заставить чиновников-жуликов нормально работать”.

Судья Зайцева вынесла приговор 5 августа, а спустя три недели Сергей Рудаков убил из охотничьего ружья директора областного филиала ФСС Скулкину и юриста Столетова, а потом выстрелил себе в сердце.

Наверно, этой трагедии не случилось бы, если бы Рудаков не чувствовал себя одиноким в борьбе за свои права. Если бы он знал, что в Якутске и Нижнем Тагиле есть общественные организации, которые помогут ему, проконсультируют, дадут грамотного адвоката. Он не пошел бы на убийство, если бы встретил поддержку в профсоюзе АЛРОСА, куда обращался за справками и где ему рассказывали о сотнях подобных случаев.

Он жил бы еще много лет, если бы то же самое Нижнетагильское отделение КПРФ вступилось за него и подключило к его проблеме фракцию коммунистов в Госдуме.

Единственное, что может остановить чиновничий беспредел, — это развитое гражданское общество. Но у нас оно не развито. Его вообще фактически нет. Есть хилые ростки, которые власть старательно затаптывает, чтоб не портили ее вертикаль.

Там, где нет гражданского общества, есть рудаковы. Они не могут реализовать свои права гражданскими способами, поэтому становятся экстремистами.

Чем меньше в стране гражданского общества — тем больше экстремизма. Инвалид Рудаков — одно из множества доказательств этого правила.

http://www.mk.ru/social/article/2010/08/30/526082-sindrom-rudakova.html

План Сергея Рудакова

Сайт «Народное ополчение имени Минина и Пожарского», 31 августа 2010 г.



Ранним утром во вторник, 24 августа, перед зданием 16 филиала нижнетагильского Фонда социального страхования из машины вышел мужчина, на вид не больше 45 лет, в руке у него была небольшая сумка, как будут говорить очевидцы, то ли синяя, то ли черная. Горделивая осанка его моложавой, спортивной фигуры отвлекала взгляд от другой руки – с пустым рукавом. С первого взгляда трудно было определить в нем инвалида. Еще труднее было представить, что в его небольшой сумке поместился карабин, запас патронов и два ручных протеза – тоже про запас. Через десять минут, после того как он вошел в здание, на пятом этаже раздались выстрелы. Утром 24 августа 50-летний житель Качканара, инвалид Сергей Рудаков расстрелял из карабина двенадцатого калибра юриста Фонда социального страхования Юрия Столетова, директора Фонда Елену Скулкину и убил себя.

«Я не понимаю, мой сын был добрым отзывчивым человеком, неравнодушным ко злу, которое творится вокруг», – скажет позже его отец. «Мерзавцы, трудно понять, как нужно было довести Сергея, чтобы он на это пошел», – будут говорить друзья. «Мы не понимаем, зачем он убил их – это, видимо, проблемы со здоровьем», – будут говорить чиновники. «Инвалид вышел в коридор и открыл беспорядочную стрельбу», – продолжат волну непонимания милицейские чины. Что бы ни делал в жизни пограничник, бригадир «Якутскалмаза» Сергей Рудаков, у него всегда был план.

«Дотошный он был, страсть какой, и терпеливый. Бывало в детстве, деталь понравится какая-то, говорит, я ее сам выпилю, я ему пытаюсь объяснить, что нужен станок, умение – а он уйдет, месяц-два возится, потом приносит деталь, а она один в один с оригиналом», – вспоминает отец Сергея, сидя на кухне и листая фотографии. Сына на них немного, отец говорит, что он любил фотографировать сам, а не фотографироваться. На одной из немногих своих фотографий Сергей Рудаков как раз с фотоаппаратом позирует на фоне якутских пейзажей. В 23 года на его лице та же серьезность, что и на фотографиях, более поздних, попавших в прессу после его смерти.

Прежде, чем попасть на якутские буровые, Сергей успел закончить школу на четверки-пятерки, «повисеть» в школьной газете за спасенную утопающую девочку, закончить ПТУ, поработать на Качканарском ГОКе и сходить в армию. Из армии вернулся по-человечески: отгулял дембель, купил «Яву» и музыкальных пластинок. Музыку любил с детства. На «Яве» катал друзей по всему Качканару. Говорят, гонял отчаянно. Отдохнув, отправился за старшим братом на Север. Как говорит близкий друг Сергея Николай Мухачев, в Якутию уехал за деньгами. Зачем уехал, то и получил – вскоре стал бригадиром. За почти десять лет работы, с 1983 г. по 1991 г., в условиях Крайнего Севера Сергей несколько раз возвращался домой на побывку. Как рассказывают друзья, «Рудак» кутил, но не как пьяный матрос в порту, а по-северному – обстоятельно.

«Слезал с поезда в полушубке и валенках, чем всех нас смешил. Несколько дней так и по городу ходил, а потом брал себе самое лучшее, да и нас не обижал и родителей», – рассказывает Николай Мухачев смеясь.

Трагедия случилась в начале 90-х на буровой. Сергей, будучи уже тогда бригадиром, спустился, чтобы наладить аппарат, предварительно попросив помощника отключить его, но тот случайно нажал пуск. Сергей не удержался – упал, угодив рукой в редуктор. Не успел опомнится, как руку отрубило по локоть. Культю Сергею обмотали, чем могли, и он в полном сознании дождался вертолета.

После, как рассказывает отец, Сергею предлагали остаться на «Якутскалмазе» руководить сменами, но Рудаков отказался, проработав еще месяца четыре, уехал домой.

«Руководить он никогда не хотел, что, говорил, я буду руководить, когда я сам работать умею», – рассказывает отец в беседе с Накануне.RU.

Вернувшись домой, Сергей тяжело переживал травму – от родителей чувства скрывал. По свидетельству друзей, начал было выпивать, но, вскоре «завязал».

«Поначалу пил, а потом как-то резко остановился, купил машину, начал подрабатывать», – рассказал Николай Мухачев Накануне.RU.

ГИБДД, тогда еще ГАИ, вернуть права инвалиду отказалась, несмотря на то, что к баранке он приспособил бакушку, и водил вполне сносно. Отказом Сергей не удовлетворился и отправился в Москву прямиком в главное управление ГАИ. Оттуда вернулся уже с правами.

Подработка, пенсия и остатки северных заработков позволили купить квартиру, сделать в ней ремонт и приобрести протезы. Вскоре в его жизни появилась и женщина. Людмила, немного повстречавшись с Сергеем, переехала к нему жить. Люда занималась торговлей, Сергей возил ее и ее коллег на машине по точкам, перевозил баулы. Вскоре квартиру отремонтировали по-новой, так что друзья приходили любоваться.

«У него в гостях я всегда чувствовал, будто у меня нет руки, а не у него. Сам всегда ухаживал за гостями, еду накладывал, чай наливал. Наверное потом, когда все расходились, чувствовал какую-то тоску, но виду никогда не показывал. Помню, прихожу как-то, а он показывает культю и говорит: Че, Колян, рука-то не отросла у меня? Я говорю: «Нет, Сережка», а он: А пенсию-то мне теперь платят, как будто, отрастает понемногу», и стоит, смеется. Это, наверное, один из немногих случаев, когда он рассказал о своих тяжбах. Но пока всего этого не случилось, я и не подозревал, что он судится!», – говорит Николай Мухачев.

К тому времени «Якутскалмаз» уже перестал существовать, Айхольский ГОК, на котором работал Сергей, отошел АЛРОСУ – пенсию начали потихоньку сокращать. Однако, настоящие проблемы начались в 2000 г., когда выплаты по трудовой инвалидности перешли от предприятий к Фондам социального страхования.

«С 2000 года выплаты перевели в Фонд Социального Страхования города Якутска. Чиновники фонда сократили выплаты в 4 раза!!!», – пишет в своей предсмертной записке Рудаков.

По словам друзей, пенсия упала сначала до 7 тыс. 500 руб., потом вообще до 3 тыс. 500 руб. Начались проблемы в семье. Сергей и Людмила расстались, по свидетельству отца, он решил уйти сам, избавив ее от своих проблем со здоровьем и финансовых трудностей. При этом, брат, который к тому времени уже тоже вышел на пенсию и жил в Сибае в Башкирии, по-прежнему получал якутские выплаты.

«На предприятии на запрос ответили, что все необходимые документы в ФСС отправили и в чем проблема не понимают. Просчитав по схеме и индексам в законе получил результат близкий к тому, что насчитали в ФСС. Ничего не оставалось как принять это за правду. Только в 2008 году случайно нашелся человек, объяснивший что меня «в лапти обули» как последнего …. Оказалось, что в законе кроме общей схемы расчета есть маленькая приписка, позволяющая местным властям устанавливать любые другие коэффициенты не меньше указанных в общей схеме», – пишет Сергей в своей предсмертной записке.

Рудаков обратился в Тагильский ФСС, по его словам, там ему ответили отказом. После бойни в Фонде глава Свердловского ФСС Роза Зеленская будет убеждать журналистов, что Рудакову дали положительный ответ и разрешили принести необходимые бумаги.

Однако, в 2009 году несмотря на все это, по этому вопросу начался суд и тяжба закончилась лишь месяц назад.

«Я так и не понял что «судья» Зайцева и «хороший человек» Столетов желают мне помочь, Зайцева высказала свои пожелания прямым текстом. Объяснила, что сумма задолженности ФСС приличная, движется к 4 миллионам. Надо просто договориться с ответчиком заинтересовав материально. Как все просто. Это значит дать себя ограбить вторично тем же жуликам», - продолжает Рудаков.

По итогам суда, по приговору от 9 августа, Сергею присудили единовременную выплату в 250 тыс. руб. (в фонде сообщают о 314 тыс. рублях), и пенсию 21 тыс. руб. с 2011 года. Еще в июле Рудаков продает квартиру и делает недешевую операцию на глаза отцу. Практически каждую неделю он возит в больницу либо себя, либо отца (проблемы со зрением), либо мать. К этому времени Сергей уже сумел добиться некоторого повышения пенсии, и посвящает все свое свободное время фотосъемке и поездкам в Тагил с разбирательствами. Некоторое время он еще подрабатовал в риэлторской компании «Дом+» и водителем главы местного отделения пенсионного фонда. Однако, вскоре уходит с работы.

План Рудакова

Разрешение на оружие Рудаков получил в июне 2010 года. Как рассказал Николай Мухачев, логичным продолжением его увлечения фотографией стало желание заняться охотой. В местный клуб охотников и рыболовов он вступает по приглашению в 2010 г., летом, получив разрешение на оружие, приобретает охотничий карабин.

Когда именно в голове Рудакова созрел план, еще предстоит выяснить следствию. Версии строятся разные. Отметим, что «по условию договора о продаже квартиры он должен был выехать из нее как раз 24 августа», – сообщает «Качканарский Четверг». «Может, то, что в доме появилось оружие, и натолкнуло его на мысль самому установить справедливость», – предполагает Николай Мухачев.

Однако, активно действовать он начинает уже после оглашения приговора.

В субботу 21 августа Рудаков заказал в одном из агентств такси до Нижнего Тагила, на семь утра 24 августа. Диспетчер предложила ему поехать на вазовской четверке, дотошный Рудаков принялся расспрашивать о ее техническом состоянии. Все, что его интересовало: не остановится ли она на полдороги. Диспетчер предложила ему созвонится с водителем лично. Им оказался знакомый Сергея – преподаватель ОБЖ в кадетском пограничном училище и председатель общества ветеранов пограничной службы «Боевое братство» Владимир Яблоков. Подробно расспросив Владимира о состоянии машины, Рудаков дал согласие. Однако, служба зачем-то отменила машину Яблокова, сказав водителю, что Рудаков от него отказался, а Рудакову, что водитель решил не ехать. До вечера понедельника диспетчер подбирала Рудакову иномарки, пока ему не надоело и он сам не позвонил Владимиру и не договорился уже без службы такси.

«Это была абсолютная случайность. В офисе сначала меня, видимо, решили заменить, но никто из коллег не смог выехать в этот день, поэтому Сергей снова набрал меня. Я уже и сам не рад, что так вышло. Теперь меня все принимают меня за соучастника», – рассказал Накануне.RU Владимир Яблоков.

Отметим, что одновременно с такси до Нижнего Тагила Сергей нанимает машину к брату до Сибая в Башкирии. Это за тысячу километров от Качканара. Таксист получает от Сергея 10 тыс. и посылку. В понедельник, 23 августа, Рудаков отвозит в больницу мать, после чего, вернувшись, сообщает, что отправляется в Свердловск лечиться, «возможно, надолго». Перед уходом Сергей оставляет отцу пакет с документами, со словами «ты поймешь, когда открыть». Внутри предсмертная записка отцу. С этого момента вступает в действие план Рудакова.

24 августа 7:00 Владимир Яблоков забирает на своей «четверке» Сергея. При себе у него небольшая сумка. На руке протез. По пути мужчины травят байки о пограничниках и рассуждают о трудностях обучения детей.

«Он был абсолютно спокоен, поддерживал разговор, слушал меня. По нему никак нельзя было догадаться, зачем он едет, и что он задумал. Я, конечно, не профессионал, но все-таки прошел «афган» и изучаю немножко психологию. Он был абсолютно адекватен», – делится Владимир Яблоков. Пока мужчины едут в Тагил, шофер, заряженный с ночи уже несется в Сибай с посылкой для брата.

8:30 Ровно через полторачаса «четверка» председателя общества пограничников стояла перед зданием фонда. «Сергей положил мне на бардачок 2 тыс. рублей карту Нижнего Тагила, видимо, купленную заранее, и показал три письма в больших желтых конвертах. Подробно объяснил, в какой очередности и куда доставить письма. Особо отметил, что по второму адресу получатель появится ровно в полдесятого и найти я его смогу в определенном кабинете», – говорит Владимир Яблоков.

8:45 Сергей выходит из машины, достает сумку и скрывается в дверях фонда. Владимир едет по первому адресу – в «Тагильский рабочий». Тут – единственный прокол в плане Рудакова. По адресу «Тагильского рабочего» находится редакция газеты «Тагилка». Владимир, не разобравшись, пытается вручить письмо редактору. Тот, по словам Владимира, услышав имя конкурентов, выпроваживает таксиста. «Потом в «Тагилке» вышла статья о том, что если бы этот журналист знал, что за письмо ему пытаются вручить, он бы попытался все предотвратить, а теперь он, якобы «рвет на себе волосы. Меня в этой статье назвали сообщником. Мне теперь как перед родственниками погибших отвечать?», – возмущается Владимир Яблоков.

8:55 Владимир летит в редакцию «Тагильского рабочего». Сергей уже прошел проходную и стоит на пятом этаже, заряжая карабин. На проходной Сергей пошутит о том, что у него слишком тяжелая сумка. По свидетельству таксиста, все содержимое уместилось в небольшой сумочке 40-50 см в длину.

9:00 Владимир отдает письмо в редакцию «Тагильский рабочий». Письмо не вскрывают. «Я постоянно думаю, если бы они успели вскрыть письма, можно было бы позвонить в ФСБ и, возможно, успеть предотвратить этот ужас. Но, потом, понимаю, что даже если бы они прочитали – никто бы не поверил».»Он сработал как настоящий разведчик, хотя я не могу одобрять убийства, лично я после «афгана» свинью зарезать не могу», – сказал уже после Владимир Яблоков.

9:05 Сергей открывает стрельбу в Фонде. Первым он убивает юриста Столетова. Зайдя в кабинет, он окликает его по имени и производит выстрел в голову. «Сайга» орет так, что все клерки с перепугу закрывают двери. Он идет по направлению к двери директора Елены Скулкиной. После событий представители Фонда будут говорить, что он приходил всего два раза один раз за ответом на письмо – другой раз уже с оружием. Если это действительно так, то опять же Рудаков все сделал удивительно точно и очень дотошно, как делал все: кабинет директора, в криках и толчее, он находит, не мешкая. Через десять минут все заканчивается.

9.30 Владимир передает письмо в нужном кабинете в здании Управления горнозаводского округа, внезапно обнаружив на двери надпись «КПРФ». «Потом, по радио я услышал, что они получили письмо лишь в 11 часов утра. Я точно знаю, что отдал в полдесятого», – говорит Владимир Яблоков.

10:08 Самое последнее письмо в Москву отправляется Владимиром с Почтового отделения по улице Ленина. Как удалось выяснить Накануне.RU, по адресу получателя находится «Управленческий центр Новоапостольской церкви в России», однако, в прокуратуре связь Рудакова и этой организации опровергли. Между тем, через несколько часов в Сибай приедет такси с последним письмом. Брат найдет в посылке предсмертное письмо и последнюю диктофонную запись Сергея Рудакова, где он оправдывает свой уход.

Как ни называют Сергея Рудакова после совершенного, большинство с удивлением отмечают – его план сработал почти идеально. Он планировал все досконально и, судя по всему, пытался добиться цели – уйти из жизни не в одиночку, и не уголовником, и не террористом…

Николай Мухачев: Говорят, что Сергей был нелюдимый, и еще… Слово такое нашли – «отчужденый»! Да какой он отчужденый? Журналисты всего лишь прошли по подъезду и поговорили с соседями… С кем ему там общаться – алкаши, в основном… Чем я могу объяснить случившееся? Просто он не терпел, когда его даже в мелочах надувают. Вот пример: он когда с Севера приехал, пошли мы вина взять, тогда «чурки» им торговали на рынке тогда. И все знали, что у них было три чайника: один для своих, один для хороших клиентов, а один для прочих. Нам отлили из третьего. Мы все пьем, и ладно, а «Рудак» видно где-то пробовал вино хорошее, попробовал и говорит: Вино – дрянь совсем, собрал все и пошел на рынок – заставил их перелить.

Накануне.RU

Иван ЗУЕВ,

http://narodpolk.org/news/452-plan-sergeya-rudakova.html

Запись была опубликована: glavred(ом) Воскресенье, 13 марта 2011 г. в 12:14
и размещена в разделе Дайджест.
Вы можете следить за ответами к этой публикации через ленту RSS 2.0.
Вы можете оставить ответ или trackback с вашего сайта.

На сообщение "Синдром Рудакова" Один комментарий

  1. Jaroslav сказал(а):

    Уважно перечитав вкладення.Такий же “беспредел” коїться у нас. Вчора на суді в Івано-Франківську через рік було прийнято ухвалу про непідсудність у ньому позову нашого побратима і справу переадресовано в окружний адмінсуд. Але рік тому суддя Барашков відкрив провадження призначав кілька разів судове засідання, на яке сам не являвся. Остання суддя теж відкрила попереднє слухання а справу не читала. Тільки у процесі вона з”ясувала, що задовольнити відповідача не зможе, оскільки мотиви позову надто справедливі. На судовому засіданні сторона відповідача продовжувала твердити свій гнилий підхід щодо пропущення терміну давності. Нагло це робилося, це в той час як 35 нашим побратимам уже повернуто статус. Головне у цьому, що ніхто не понесе відповідальності за отаке знущання над людьми.
    Відчай не найкращий помічник. Але герой цієї трагічної оповіді цілком тверезо і обдумано робив свої кроки. Він зрозумів, що смерть є кращим порятунком, ніж прозябати однорукому інваліду у нещасті. І ще один висновок. Вмотивований вбивця не знайшов серед громади, організацій підтримки. Про це він написав у своїх листах.
    Факт доволі повчальний і не лише для російської дійсності, українські реалії в цьому не поступаються нічим, а іноді принизливість і черствість чиновників просто зашкалює. Якщо влада у погоні за владою обіцяла нам “краще життя уже сьогодні”, то вчора вустами Азарова наше “щастя” віддалили ще на десять років. Як перенести тверезо мислячій людині оцей цинізм?! Який вихід? Наша перемога лише в єднанні в боротьбі за дотримання Законів і Конституції.

Оставить комментарий

 

Полный анализ сайта