?> Стронций-90 | «ПостЧорнобиль»
 
 

«ПостЧорнобиль»

Газета Всеукраїнської Спілки ліквідаторів-інвалідів "Чорнобиль-86". Всеукраїнський часопис для інвалідів Чорнобиля, ліквідаторів, чорнобилян.
25.11.2007, рубрика "Живопис"

Художник Алексей БРЕУС: «Чернобыль — это не только «чудовище, порожденное сном разума», это еще и грандиозное произведение искусства!»

 ЧАЭС

"Чернобыль затронул ключевые культурологические моменты, в результате чего мы, возможно, переживаем переломный момент в культуре человечества".

Исполнилось 20 лет с того момента, как старинное славянское слово «чернобыль» перестало быть лишь названием сорной травы да именем старинного городка в украинском Полесье. Оно приобрело доселе неведомый человечеству смысл, в котором звучат боль, тревога, предостережение. Теперь в этом слове - не только название самой известной в мире атомной станции, но и название новой эпохи в истории человечества. Постчернобыльской эпохе, как и любой другой, свойственны новые идеи, новое мышление, новый человек. Не обошлось без новых течений и в искусстве.

SR90 at Shelter

С 1990 года в Украине существует группа «Стронций-90», объединяющая художников, которым не безразличны проблемы, порожденные Чернобылем. Художник Алексей Бреус, один из активных участников арт-группы, знает о Чернобыле не понаслышке. 26 апреля 1986 года, через шесть часов после взрыва реактора, ему довелось оказаться в самом эпицентре ядерной катастрофы - на терпящем крушение ядерном «Титанике». Внутри разрушенного блока он оставался в течение нескольких часов и получил облучение, многократно превышающее разрешенную годовую дозу. За участие в аварийных работах на четвертом блоке ЧАЭС А.Бреус награжден медалью «За трудовую доблесть».

Теперь для него Чернобыль - не просто страничка из биографии. Как и для его коллег-художников, это еще и тема для творчества и повод для заявления своей позиции. Сегодня Алексей БРЕУС отвечает на вопросы нашего корреспондента.

 — В каком виде Чернобыль находит отражение в вашем творчестве?

— Трудно отделить творчество от Чернобыля, настолько тесно они переплетены в моей жизни. Практически под любой своей картиной, указывая технику исполнения, я мог бы написать: холст, масло (или акрил), Чернобыль. Но это не значит, что перед взором зрителя встают ужасы ядерного катаклизма в виде скрученных деревьев, двуглавых рыб или заброшенных жилищ, оскверненных «мерзостью запустения».

ananas1

Как последователь тральфреализма — современного течения в живописи, существующего с начала 80-х годов прошлого века, предпочитаю не выпячивать чернобыльский негатив, не материализовать его «весомо, грубо, зримо» на холсте. Но он может присутствовать в «виртуальной» части картины, т.е. в ее идеологии. При таком творческом подходе художник вовсе не забывает о пагубных последствиях Чернобыля и других жизненных невзгодах, но становится как бы фильтром, который не пропускает их к зрителю. Именно такой творческий подход, по сути, и предлагает тральфреализм, начало которому положили выдающиеся украинские художники, мои соратники по группе «Стронций-90» Валерий Голейко и Татьяна Чеброва.

— Что же получается в результате наложения вашего творческого воображения на Чернобыль?

— О, в Чернобыльской теме воображение нужно не для того, чтоб чего-то напридумать, а для того, чтоб увидеть то, что уже есть! Совсем немного надо воображения, чтоб говорить о самом Чернобыле как о произведении искусства. Современного искусства, не реалистического. Правда, это произведение как бы со знаком «минус».

Beseda1b

Весьма специфическая ситуация в решении проблем Чернобыля позволяет утверждать, что вокруг него происходит искривление пространства - финансового, политического, правового, морального, даже ход времени там изменяется, как утверждают некоторые ученые.

Чернобыль затронул ключевые культурологические моменты, в результате чего мы, возможно, переживаем переломный момент в культуре человечества.

Такое видение Чернобыля группа «Стронций-90» положила в основу своего арт-проекта под названием «Укрытие», подготовленного к 20-летию катастрофы. Говоря об Укрытии, мы имеем в виду не только «саркофаг» над разрушенным чернобыльским блоком, но также наше общее и единственно надежное Укрытие для всего живого —Землю, которая нуждается в защите.

Каждый художник выбирает свой творческий ракурс и с выбранной позиции, с учетом своего видения, своими средствами передает увиденный им художественный образ. Все просто, все в соответствии с принципами тральфреализма. Хотя тральфреализм - это не простой набор принципов, эта творческий философский метод.

—  И в чем же заключается суть этого метода, его главная идея?

— У каждого художника-тральфреалиста есть свое любимое толкование этого    течения. Оно разное у Селины  Гурок  из Германии и Геннадия Омельченко из России, у Эмина Аскерова, его коллег из Азербайждана и украинских тральфреалистов. К примеру, апостолы тральфреализма Валерий Голейко и Татьяна Чеброва главным в своем творчестве считают магический аспект. У В.Голейко это - колористическая магия Вселенной как проявление свободной фантазии, у Т.Чебровой - арт-терапевтическая магия визуализированной любви. Мне больше по душе, скажем, «гомеопатическое» толкование тральфреализма, когда контакт со зрителем устанавливается не благодаря «сильнодействующим» образам, сбивающим с ног, а через тонкие, едва уловимые отсветы общечеловеческих ценностей, корни которых живятся в душе каждого из нас.

Breus_ BELF

Но все эти определения не противоречат основным идеям и принципам этого направления, которые закреплены в Манифесте тральфреализма. Главной эстетической, нравственной и духовной ценностью тральфреализм безоговорочно признает Гармонию как благотворное созвучие других ценностей. Натурой для тральфреалистических образов могут быть как объекты привычного окружающего мира, так и мира воображения и фантазии. Среди основных морально-нравственных ценностей, признаваемых тральфреализмом, прежде всего Добро, Красота, Любовь, Творчество, Человек. Тральфреализм не приветствует присутствие в творчестве негатива, депрессии, агрессивности.

Говоря об экологии, мы имеем в виду не только борьбу с загрязнением природы, но и противостояние загрязнению совести, морали, нравственности, в конце концов, душ человеческих. Именно в этой плоскости лежат причины Чернобыля, главная из которых - это дисбаланс между нравственным или духовным уровнем развития общества и теми высокими технологиями, которыми оно пытается овладеть. Без устранения этого дисбаланса человечество обречено на новые катастрофы.

— А что вы как бывший ядерщик можете сказать о технических причинах Чернобыля?

— В атомную энергетику я попал после ядерной кафедры МВТУ им. Баумана, которую тогда возглавлял академик Н.А.Доллежаль - главный конструктор чернобыльских реакторов. Образование и опыт позволяют иметь свое мнение на этот счет. Впрочем, каждый из тех, кто интересуется этим вопросом и имеет смелость быть до конца честным, знает, что операторы получили в распоряжение от конструкторов  реактор без «тормозов».

Breus_ Naslednik prestola

Реактор  взорвался после того, как оператор нажал кнопку, предназначенную  для аварийной остановки реактора. Этот   экстренный «тормоз»  должен заглушить реактор в любой ситуации: независимо от погоды и времени года, при наводнении или землетрясении, независимо от настроения, самочувствия или моральных качеств оператора и т. п. А обвинение операторов - это банальная попытка переложить ответственность на «стрелочника». Тем не менее, мнение о виновности операторов ЧАЭС уже много лет сохраняется и целенаправленно поддерживается. Вот это и есть показатель того, что уровень нравственности общества явно отстает от его технологических претензий.

— И что в этой ситуации могут сделать художники?

— Как минимум, привлечь внимание к проблеме. От имени группы «Стронций-90» мы обратились к разным ветвям власти и политикам с призывом содействовать общественной и политической реабилитации операторов ЧАЭС. Речь не идет об амнистии или юридической реабилитации, так как не было никакого официального документа, который бы категорически возлагал вину за взрыв реактора на конкретных операторов ЧАЭС. Не было! Но спросите о причинах аварии у прохожих на улице, и многие, если не большинство, скажут о нарушениях персонала. Но уже не одно расследование показало, что действия операторов, хотя и не являются безупречными, не были причиной катастрофы. Пойти по пути очередного перерасследования - заведомо подменить поиск справедливости бумажной рутиной. Реабилитация персонала - это не просто спор между учеными и инженерами, это гуманитарная, нравственная, общечеловеческая проблема, от решения которой зависит ответ на вопрос о готовности человечества к новым технологическим прорывам. Поэтому решать эту проблему надо не на техническом уровне. Об этом мы и попросили власти и политиков.

Пример с выяснением причин и виновников катастрофы - не единственный. Нет единодушия в оценках медицинских последствий Чернобыля. Вместо решения постчернобыльских проблем на них откровенно паразитируют некоторые политики и чиновники. Нет единодушия и в подходах к дальнейшему использованию чернобыльских реакторов. В Украине их остановили, но они продолжают работать в России и Литве. А ведь это практически реактор, установленный на улице. Множество оборудования на таких АЭС спрятано в прочных герметических боксах, кроме... самого реактора! Есть у этих реакторов и другие существенные изъяны, которые также сыграли свою роль в аварии 1986 года.

— Не могу не спросить, как вы, бывший  инженер-ядерщик, пришли в мир искусства, стали художником?

— Сколько себя помню, много рисовал и всегда любил это занятие. Иногда удивляюсь, как я, художник по натуре, стал дипломированным конструктором ядерной техники, а потом оказался за пультом атомной станции! Кстати, в МВТУ им. Баумана меня учили не только ядерным и инженерным премудростям. Обязательным было прохождение курса на кафедре рисования. И сегодня я благодарен преподавателям кафедры рисования с их феноменальным чувством  пространства и редким воображением. Это была серьезная школа!

Breus_ Setrviz na 1.5 persony

Не оставлял рисования и в бытность оператором. Эскизы первых работ из графического цикла «Иные» я сделал за несколько лет до катастрофы, когда жил в Припяти — городе-спутнике Чернобыльской АЭС. Через несколько месяцев после аварии мне удалось «эвакуировать» эти рисунки из опустевшей Припяти. С тех пор не раз возвращался к работе над «Иными», дополнял его новыми портретами, но все еще не считаю его завершенным.

— Над чем вы сейчас работаете?

Заканчиваю цикл картин под названием «Евангелие от Чернобыля». Это история длиной в 20 лет того высокого и светлого духа, который присутствовал в Чернобыле среди «ликвидаторов» в первые месяцы после катастрофы. Состоит она из четырех частей, которые называются: «Явление», «Проповедь», «Распятие» и «Воскрешение». Считаю, что преодоление активной стадии аварии, когда было закрыто жерло чернобыльского вулкана и над ним построен «саркофаг», не обошлось без участия высших сил. Об этом, и не только, и рассказывают картины.

— Спасибо за беседу. Творческих вам успехов!

Анна ЛОБАНОВСКАЯ,

газета  "Правда Украины"

№ 51 (17592),  21.12.2006 г.

Опубликовано «ПЧ» №21-22 (69-70) ноябрь 2007

Запись была опубликована: glavred(ом) Воскресенье, 25 ноября 2007 г. в 19:16
и размещена в разделе Живопис.
Вы можете следить за ответами к этой публикации через ленту RSS 2.0.
Вы можете оставить ответ или trackback с вашего сайта.

Оставить комментарий

 

Полный анализ сайта