?> Свидетельствуют очевидцы | «ПостЧорнобиль»
 
 

«ПостЧорнобиль»

Газета Всеукраїнської Спілки ліквідаторів-інвалідів "Чорнобиль-86". Всеукраїнський часопис для інвалідів Чорнобиля, ліквідаторів, чорнобилян.
29.08.2004, рубрика "Персонал ЧАЕС, Спогади"

Михаил Дяченко: «НСС дал запрет на снижение мощности и проведение всех испытаний…»

Дяченко Михаил Иванович, 1952 г.р.

Дяченко МИ

Образование – Высшее: Украинский заочный политехнический институт в Харькове. Специальность – 305 – тепловые электростанции.
Михаил Иванович был опытным турбинистом, прошедшим все ступеньки рабочих и инженерных должностей турбинного цеха от обходчика до начальника смены:
В 1973-75 г.г. работал в Чернобыльском монтажном участке ЮТЭМ (турбинный цех).
В 1975-79 г.г. работал на Черниговской ТЭЦ машинистом.
С 1979 по 1989 год работал на ЧАЭС обходчиком, машинистом, СИУТом, СИУБом, НСТЦ.

Именно их смена должна была провести эти злополучные испытания, во время проведения которых произошла страшная трагедия на 4-м блоке Чернобыльской АЭС. Проведи смена Игоря Казачкова (НСБ-4) – и не было бы Чернобыля. Может быть, скорее всего, не было бы…

МАШЗАЛ

Но тут вмешалась какая-то роковая цепь событий, которая и предопределила Чернобыльскую катастрофу. Именно к этому останову блока (блок №4 выводился в средний ремонт) харьковчане пригнали новую вибролабораторию на машине – «Мерседес». Ну, надоели работники ЧАЭС с жалобами на вибрацию подшипников! И именно поэтому старший из группы виброционнщиков Кабанов попросит Дятлова провести еще один замер. Это будет ночью, около часа ночи. Обстановка на БЩУ было такой, что было не до харьковчан. Но Кабанов настоял. И это будет еще один роковой шаг к трагедии (реактор травился и переходил в очень плохое состояние – счет в тот момент шел на минуты). А первым шагом к Чернобыльской трагедии было выполнение команды диспетчера Киевэнерго о запрете на дальнейшее снижение мощности. Это сейчас мы знаем, что это было первым шагом…

Но тогда никто этого не знал. Не знал Кабанов, он просто добросовестно выполнял свои обязанности. И диспетчер не знал. У него была проблема замены вывалившегося блока на Запорожской АЭС. Никто не знал… Каждый выполнял добросовестно свои обязанности.

Поэтому скупой и короткий взвешенный рассказ Михаила Дяченко очень сильно напоминает хронику. Послушаем его рассказ:

«…25 апреля 1986 года с 8 часов до 16 была наша последняя дневная смена. Мы приняли смену, 4-й блок был на 50% мощности, но обе турбины были в работе.

Придя на смену, получили сменное задание на проведение виброиспытаний ТГ-7,8 совместно со специалистами ЧПНП (Фоменко) и харьковчанами. С рабочей программой испытания турбогенератора №8 в режиме совместного выбега был знаком. Кроме этого, должна была быть проведена программа виброиспытаний ТГ-7,8. По ТГ-7 мы провели испытания полностью где-то к обеду, около 12 часов пополудни. В 13 часов отключили ТГ-7 от сети, согласно программы испытаний по выбегу.

Харьковчане перегнали машину в торец ТГ-8. Они готовились к измерениям вибрации. Одновременно с этим, мы занимались подключением механизмов, дополнительно к работающим для набора нагрузки собственных нужд, согласно программы испытаний по выбегу. Смена была тяжелая – очень много было работы.

После отключения ТГ-7, дальнейшая работа по замеру вибрации на ТГ-8 требовала согласования с НСБ и РЦ, поскольку реактор и турбина работали в режиме моноблока.

Я слышал доклад о выполнении пункта программы по закрытию ручных САОРовских задвижек. НСБ (Казачков) доложил НССу (Шадрин) о готовности к работам по проведению виброиспытаний и по программе выбега.

НСС дал запрет на снижение мощности и проведение всех испытаний. Режим работы ТГ-8 был стабилизирован. ТГ-7 был на ВПУ.

Сдали смену в 16 часов...»

Записал Анатолий КОЛЯДИН

Опубликовано «ПЧ» №8/ 2004

Запись была опубликована: (ом) Воскресенье, 29 августа 2004 г. в 11:43
и размещена в разделе Персонал ЧАЕС, Спогади.
Вы можете следить за ответами к этой публикации через ленту RSS 2.0.
Вы можете оставить ответ или trackback с вашего сайта.

Оставить комментарий

 

Полный анализ сайта