?> Тайный доклад Хрущова | «ПостЧорнобиль»
 
 

«ПостЧорнобиль»

Газета Всеукраїнської Спілки ліквідаторів-інвалідів "Чорнобиль-86". Всеукраїнський часопис для інвалідів Чорнобиля, ліквідаторів, чорнобилян.
19.02.2006, рубрика "Архіви історії"

Тайный доклад Хрущова

Пятьдесят лет назад, 21 февраля 1956 года, лидер Советского Союза Никита Хрущов шокировал весь коммунистический мир, когда объявил, что его предшественник Сталин был убийцей и палачом.

Никита Хрущов

Как все это было?

Еще на июльском (1955 г.) пленуме ЦК решено было провести XX съезд в феврале 1956 года. Для его подготовки были созданы различные комиссии. Одна из комиссий ЦК занималась реабилитацией необоснованно репрессированных в предыдущие годы. Как-то в Президиуме ЦК при обсуждении рекомендаций этой комиссии, Н.С.Хрущев предложил создать комиссию  по расследованию деятельности Сталина. Самые старые члены Политбюро и Президиума  ЦК В.М. Молотов и К.Е. Ворошилов (оба - в Политбюро с 1926 г.), а также Л.М. Каганович (в ПБ с 1930г.) стали бурно возражать. Особенно активен был Молотов: “Расследовать деятельность Сталина - это ревизовать итоги всего огромного пути КПСС! Кому это выгодно? Что это даст? Зачем ворошить прошлое?

Но Хрущев был поддержан “молодыми” членами Президиума: Н.А. Булганиным (в ПБ с 1948г.), М.З. Сабуровым и М.Г. Первухиным (с 1952 г.), а также Н.К. Кириченко и М.А. Сусловым (оба с июля 1955 г., во многом благодаря Хрущеву). Борьба была бурной. Хрущев дал обещание, что будут в самом секретном порядке рассмотрены лишь “нарушения социалистической законности”, в которых основная доля вины лежит на Л.П. Берии.

Был определен состав комиссии: секретарь ЦК КПСС академик П.Н. Поспелов, секретарь ЦК КПСС А.Б. Аристов, председатель ВЦСПС Н.М. Шверник, работник Комитета партийного контроля при Центральном Комитете П.Т. Комаров. Возглавил работу комиссии Поспелов.

Комиссия сидела день и ночь. Листая папки “расстрельных” дел, Поспелов вместе с членами комиссии одновременно выискивал соответствующие ленинские цитаты, осуждающие культ личности и нарушения “социалистической законности”. Весь пафос готовящегося доклада сводился к тому, что сама система, которая была создана Лениным, не имеет никакого отношения к беззакониям и бесчисленным репрессиям. Все они – результат культа личности Сталина. Эта схема была полностью одобрена Хрущевым.

Когда о проекте подготовленного доклада доложили на Президиуме, там вновь возникли яростные споры. Лишь благодаря поддержке Сабурова, Первухина, Булганина и Кириченко Хрущеву удалось добиться решения продолжать работу над докладом. Но как с ним поступить? Ясности не было. Каганович предлагал обсудить его на ХХI съезде, Молотов – постепенно исправить ошибки прошлого без их обнародования. Так или иначе, по распоряжению Хрущева Поспелов продолжил работу над докладом, которому предстояло сыграть историческую роль.

14 февраля 1956 года в Большом Кремлевском дворце начал свою работу ХХ съезд КПСС. Проходил он как обычно: доклад, одобрение “ленинского курса”, аплодисменты, шумные вставания и так далее. Съезд катился к благополучному финалу, а ясности не было. Уже во время работы съезда между членами Президиума ЦК возникали споры о докладе, подготовленной комиссией Поспелова. Яростными противниками этого доклада были Молотов и Каганович.

Известно, что Хрущев буквально жил этим докладом и был готов любой ценой довести его до делегатов съезда. И действительно, что же побудило Хрущева действовать таким образом? Как решился он выступить с докладом о Сталине, зная, что большинство делегатов будет против разоблачений? Откуда он почерпнул такое мужество и уверенность в конечном успехе?

Это был один из редчайших случаев в истории, когда политический руководитель поставил на карту свою личную судьбу и даже жизнь во имя высших общественных целей. В составе послесталинского руководства не было ни одного деятеля, который решился бы выступить с подобным докладом о культе личности. Наверное, только Хрущев мог сделать это – смело, эмоционально. Надо было обладать натурой Хрущева, надо было пройти через испытания страданием, страхом, приспособленчеством, чтобы решиться на такой шаг.

Самого Хрущева тоже охватывали сомнения. Но он вспоминал о письмах заключенных, возвращался памятью к безумию прошлых лет и все тверже приходил к выводу: результаты столь массового террора, беззакония, страшных злоупотреблений долго утаивать не удастся. Рано или поздно правда станет известна народу.

Сталин и Хрущов

Но дело было конечно не только в чувстве справедливости и долга отечеству. Хрущев был глубоко ранен сталинизмом. Здесь перемешалось все: и мистический страх перед Сталиным, способным за один неверный шаг уничтожить любого человека, и ужас из-за невинно проливаемой крови. Здесь было и чувство личной вины, и накопленный десятилетиями протест, который рвался наружу, как пар из котла... Многие годы копил Хрущев зло на Сталина, слишком много раз ему приходилось переступать через себя за время работы в партии.

После долгих споров все-таки согласились поставить доклад “О культе личности и его последствиях “ в повестку дня ХХ съезде КПСС, но прочесть его на закрытом заседании. Пройти на это заседание можно было лишь имея специальный пропуск. Такое решение было уже после официального закрытия съезда, когда Хрущев уже официально считался первым секретарем. Хрущев был авантюристом по натуре, но отнюдь не глупцом: он понимал, что человека, зачитавшего такой доклад могут и не допустить к руководству страной. С другой стороны, слова, вышедшие из уст первого секретаря, имеют больший вес. Хрущев прочел свой сенсационный доклад на утреннем заседании 25 февраля. Во время чтения в зале отсутствовали гости, как отечественные, так и иностранные. Делегатам было запрещено делать какие-либо записи. Сам Хрущев так объяснил им это в конце своей обвинительной речи: “Мы не можем допустить, чтобы этот вопрос вышел за пределы кругов партии, в особенности же чтобы он попал в печать. Вот почему мы его обсуждаем здесь, на закрытом заседании съезда. Нам следует знать пределы, мы не должны давать оружие в руки нашим врагам, не должны полоскать наше грязное белье у нас на глазах”.

Более четырех часов делегаты слушали доклад. Как вспоминал Хрущев, “делегаты слушали затаив дыхание. В огромном зале стояла такая тишина, что можно было слышать, как муха пролетит. Трудно представить себе, насколько сильно были поражены люди, узнав о зверствах, чинившихся по отношению к членам партии...”

По предложению Н.А. Булганина было решено прений по докладу не открывать…

Доклад Хрущева имел огромнейшее историческое значение. С него началось освобождение СССР от нависшей над ним тени тирана. Уже сразу после смерти Сталина (март 1953 г) возникла некоторая неустойчивость в лагере социализма: в июле 1953 г. советскими танками было придушено восстание рабочих в Восточном части Берлина.

«Тайный» (тайным он был для простых советских граждан, на западе он уже летом 1953 года был опубликован во всех массовых газетах) доклад Хрущова подлил масла в огонь.

Этот доклад откинул от Советского Союза руководство Китая и Албании. Вскоре после этого сняли руководителя венгерских коммунистов Матиаса Ракоши. Новый премьер-министр Имре Надь отменил принудительную коллективизацию сельского хозяйства. Через несколько дней после ХХ съезда умер руководитель польских коммунистов  Болеслав Биерут. В Познани рабочие провели массовые акции протеста. Они были придушены с помощью армии и полиции. Новый руководитель Владислав Гомулка вынужден был объявить о «польском пути к социализму».

В октябре 1956 года в Будапеште вспыхнули гражданские акции протеста. Восстание с помощью танков и самолетов было задушено. 50 тысяч венгров погибло, более 250 тысяч вынуждены были эмигрировать на Запад.

Руководитель Румынии Николае Чаушеску для себя вынес свой урок, создав собственный неосталинский режим.

В конце концов, и в Чехословакии в 1968 году новое руководство провозгласило новый курс. А в августе 1968 года «союзники» по Варшавскому Договору с помощью танков, авиации и десантных войск «выправили» политический курс страны.

Конечно, невозможно не видеть некоторой ограниченности критики и политической деятельности Хрущева. Доклад Хрущева носил скорее разоблачительный, а не аналитический характер. Но сталинизм получил пробоину, хотя и остался на плаву.

Шел 1956 год. Полвека назад ленинизм казался непотопляемым...

Анатолий КОЛЯДИН

Опубликовано «ПЧ» № 4 (28) февраль 2006

Запись была опубликована: glavred(ом) Воскресенье, 19 февраля 2006 г. в 11:36
и размещена в разделе Архіви історії.
Вы можете следить за ответами к этой публикации через ленту RSS 2.0.
Вы можете оставить ответ или trackback с вашего сайта.

Оставить комментарий

 

Полный анализ сайта