?> Валентин КУПНЫЙ | «ПостЧорнобиль»
 
 

«ПостЧорнобиль»

Газета Всеукраїнської Спілки ліквідаторів-інвалідів "Чорнобиль-86". Всеукраїнський часопис для інвалідів Чорнобиля, ліквідаторів, чорнобилян.
14.12.2006, рубрика "Статті"

"Укрытие-2". Патовая ситуация сегодня. Что делать завтра?

Купний

Воспоминания и размышления Валентина Купного, начальника "Объекта "Укрытие" в период с 1995 по 2002 года.

(Продолжение. Начало «ПЧ» № 19)

Часть третья.

SIP. Это общепринятая в проекте преобразования Укрытия английская аббревиатура Плана Осуществления Мероприятий (ПОМ) или Плана здійснення заходів (ПЗУ). С самого начала позиция разработчиков SIP, к которым я себя тоже отношу, была следующей: это план действий, это не проект, это не Библия. Тогда же мы говорили о том, что через какое-то время, два-три года, его надо будет корректировать. Привязывать к тому, что реально будет существовать.

Напомню: SIP принят G-7 в Денвере 8-го июня 1997 года, 20-го ноября этого же 97 года была принята «Рамкова угода між Україною та Європейським банком реконструкції та розвитку стосовно діяльності Чорнобильського Фонду "Укриття" в Україні», ратифицирована Верховной Радой 04.02.98, Закон України N 80/98-ВР.

Но до сих пор мы не вышли на корректировку, уже в 2000, 2001 годах необходимо было это делать. Появилась пересортица по статьям расходов, их надо было привести в соответствие с реальными расходами, ну и сроки плавали. Но руководству ЧАЭС, тогда это был Толстоногов, было не до этого, в это же время началась чехарда на «Укрытие». Банк был решительно против какой-либо корректировки.

Как теперь я понимаю, тогда этого не понимал, банку удобно было «рулить» в такой ситуации. Как сегодня хочется, так и «рулить». Все понимали, и доноры, и Заказчик, что буквально по Плану работать уже нельзя. Если б мы его откорректировали, то опять год, два, три можно было по нему работать. Пошла бы плановая работа. Банк плановой работы не хотел, по-моему. В итоге, уже после того, как меня убрали, это вылилось в то, что банк де-факто стал управлять проектом. В структуре ГУП украинский со-директор исчез, руководителем ГУП стал чисто западный специалист, при чём далекий от энергетики вообще. Произошла полная потеря управления проектом со стороны Украины, как державы. Этому способствовала “интересная” позиция всех директоров ЧАЭС начиная с В. Толстоногова.

В результате от SIP фактически осталась лишь обложка, и план уже не то, что пересматривать надо, а нужно разрабатывать заново. В этом нечего корректировать. Сейчас всё по- другому. Сегодняшняя реальность и SIP это две разных объективности. SIP – это уже архив, история. Необходимо показать, какие статьи выполнены, какие нет и почему. По каким статьям был перерасход финансов и опять же – почему. К примеру, на содержание ГУП расходовано уже в несколько раз больше, чем было предусмотрено. Сегодня всё делается в ручном режиме управления работами по преобразованию Укрытия.

Несколько слов о группе управлением проектом (ГУП). Одновременно с созданием SIP велись переговоры с Банком по организации управления этим проектом. В конце концов, договорились о нижеследующем: ГУП координирует работу всех подрядчиков, то есть является менеджером проекта, решения принимает руководство ЧАЭС. Комплектуется эта группа следующим образом: персонал фирмы-консультанта и персонал заказчика – Чернобыльской АЭС. Возглавляют два со-директора, один от консультанта, другой от заказчика, причем любые документы выходят от имени ГУП за подписями обоих со-директоров. Пару лет тому назад, по непонятным мне причинам, руководство станции решает убрать своего со-директора и во главе ГУП поставить директора от консультанта с правом единоличной подписи документов ГУП. Это был один из шагов добровольного отказа от управления реализацией проекта.

Несколько примеров выполнения отдельных задач SIP:

1.Стабилизация строительных конструкций существующего Укрытия (задачи 1—5). В плане предусмотрены работы на сумму около 250 млн. долларов, фактически выполняемый объём сокращён до менее чем 100 млн. долларов.

2.Разработка технологии извлечения топливосодержащих масс (ТСМ) (задача 20). Предусмотрено 9 млн. доларов. Задача не выполняется.

3.Работы по обеспечению всех безопасностей (ядерной, радиационной, пожарной, общетехнической) задачи 12,15,16. Предусмотрено почти 100 млн. долларов, фактическое освоение узнать не удалось.

Здесь я остановлюсь, поскольку достоверно проанализировать выполнение задач и расходование средств невозможно из-за закрытости системы отчетности ГУП. Когда я пришёл в 2002 году в Общественный совет Славутича, то по моему предложению от исполкома было подготовлено письмо на имя директора ЧАЭС с просьбой информировать местную власть о расходовании средств на объект «Укрытие». Это элемент общественного контроля. Вклад Украины это бюджетные деньги, они подлежать контролю со стороны общественности. Западные деньги это тоже бюджетные деньги государств доноров, и они так же подлежат контролю. Попытка получить информацию о расходовании народных средств была не удачная. Ответа до сих пор нет.

В 2000-2001 годах, когда я руководил «Объектом «Укрытие», ежемесячно составлялась “Інформаційна довідка” с анализом освоения средств Чернобыльского Фонда Укрытие по реализации плана SIP и направляли её, кроме различных ведомств, в адрес местных властей г. Славутича и Иванковского района Киевской области. Один экземпляр передавали в городскую библиотеку Славутича. В 2002г. с моим увольнением и ликвидацией структурного подразделения “Объект Укрытие” выпуск таких справок прекращён.

В SIP на конфаймент предусмотрено 250 миллионов. Когда «Альянс» вышел со своим проектом «Укрытие-2» и плюс технологией по обращению с РАО, которые находятся в объекте «Укрытие», то оценка стоимости была 1,5 миллиарда долларов. На эту сумму в принципе никто не согласился. Собрали 758 миллионов. Как SIP делился по деньгам. Все ближайшие работы, краткосрочные, оценивались реально, а то, что оставалось, шло на конфаймент, то есть по остаточному принципу. Вы не думайте, что в 97-ом году авторы SIP верили, что за 250 миллионов можно построить конфаймент. Тогда же было понимание у разработчиков SIP , что это начало, надо начать работать. А после определится со стоимостью. Успешная реализация предыдущих задач по SIP позволила бы собрать необходимую сумму.

На первой Ассамблее было решено собрать 750 миллионов, и была разбивка, кто какой вклад делает. Украине, которая не только исполнитель проекта, но и член Ассамблеи доноров, было предложено 100 миллионов долларов на себя взять.

После разговора Костенко с Кучмой, я присутствовал при этом, остановились на 50 миллионах. И Костенко дальше убедил G-7 в таком размере вклада. Мотивируя тем, что вторые 50 миллионов Украина вкладывает в инфраструктуру Зоны отчуждения. Без этого приступать к реализации SIP не имело смысла. Это первое в чём нам удалось убедить G-7, и второе. Украина вносит эти 50 миллионов деньгами, работами, материалами. Это записано в Рамочном соглашении.

Все наши предыдущие взносы были выполнены уже сделанными работами и материалами. Ни одного доллара или евро Украина не вносила. Это уже после меня в 2003 году было подготовлено специальное постановление Кабмина, подготовлено опять же руководством ЧАЭС, перечислять деньги, то есть делать вклад валютой, а не выполненными работами. Как сказал один из тех, кто готовил это: «Что я носки считать буду?». Мы перестали «считать носки» и для Украины это вылилось в большой минус. Когда вклад осуществлялся работами, все бюджетные деньги шли непосредственно в объект «Укрытие». Ведь засчитывалось только то, что выполнено на объекте. А сейчас? Каждый год устанавливается сумма в районе 2-3 миллионов, мы её сразу перечисляем и всё. Куда эти деньги пошли? Украина никогда не проверяла, куда они тратятся. На содержание ГУП, банка, куда угодно. В любом случае только часть из них вернулась в объект «Укрытие». Неужели трудно было сообразить и понять, что это хуже и для «Укрытия» и для бюджета Украины? Но это ж работать надо было с документами, отстаивать и доказывать объём выполненных работ. Руководство станции пошло по лёгкому пути: перечислили и мне, как руководителю, хлопот меньше. Не буду «считать носки» и всё.

Поэтому. Необходим новый План действий. Об этом я уже неоднократно говорил, и на последней апрельской конференции этого года, к 20-летию аварии, тоже. К сожалению, с уходом Ю.Костенко в правительстве, которое часто меняется, исчез человек, который знал, понимал и занимался объектом «Укрытие». Сейчас и не знают, и не понимают, и не занимаются.

Здесь на уровне руководителей станции и Зоны отчуждения остался, наверное, подход – чем меньше забот, хлопот тем легче мне живётся. Что-то делается, гроши идут, Украина свой вклад делает, а когда придёт время отчитываться - придёт другой директор. Один из директоров мне лично сказал: «Ну и что? Нас же меняют здесь, как перчатки. Кто-то другой придёт отчитываться за всё это».

Должна создаться критмасса людей, которая понимает, что собранные сотни миллионов долларов не понятно, куда и как расходуются. Нет бюджета, программы.

В Законе о выводе из эксплуатации ЧАЭС и преобразовании объекта «Укрытие» есть две статьи 5 и 6, в которых говориться, что должны быть приняты две Общегосударственных программы. Одна по выводу их эксплуатации ЧАЭС, другая по преобразованию «Укрытия».

Программу по преобразованию мы подготовили, технический отдел «Объекта «Укрытие» этим занимался, передали в министерство энергетики, тогда мы там были. Один из руководителей министерства положил её к себе в ящик, там она и пролежала, пока его не уволили. Потом директор ЧАЭС озвучил чьё-то мнение, что программы надо объединить. Сделали распоряжение Кабмина. Объединили. И что? Ничего не изменилось, программы до сих пор нет.

По объекту «Укрытие» вообще уникальная ситуация. Реально есть деньги. Порядка семисот собрано, порядка трёхсот израсходовано, но нет ни программы, ни проекта, нет технического документа, по которому мы должны что-то в итоге получить. Нет бюджета этой программы. Как эти деньги раскладываются по статьям. Есть деньги и есть свободный доступ к ним .

О такой возможности распоряжается такими деньгами можно только мечтать.

А с другой стороны всё это покрыто непрозрачным, красивым колпаком под лозунгами: «Мы преобразовываем объект «Укрытие». Ликвидация последствия аварии, благородная и социально значимая работа. Советский Союз устроил аварию, а мы ликвидируем».

Государство перестало управлять проектом. Поэтому “маємо те що маємо”. Не нормальная ситуация, это мягко сказано, не прозрачная ситуация, а значит коррумпированная. Естественно я не знаю ни одной фамилии коррупционера, но чистые и благородные деяния никогда не скрывают. Раз ты что-то скрываешь под колпаком, значит не все так красиво, не всё так хорошо пахнет.

Какие-то цифры можно узнать из доклада министра на Дне Уряду. Когда в следующий раз будет докладывать, узнаем какие-то другие цифры. При чём общие, а надо же расходы показать по статьям.

А теперь о тендерах. Как в организационном плане проводились первый тендер на ГУП и последний на Новый безопасный конфаймент.

Продолжение следует

Опубликовано «ПЧ» № 23-24 (47-48) декабрь 2006

Запись была опубликована: glavred(ом) Четверг, 14 декабря 2006 г. в 12:34
и размещена в разделе Статті.
Вы можете следить за ответами к этой публикации через ленту RSS 2.0.
Вы можете оставить ответ или trackback с вашего сайта.

Оставить комментарий

 

Полный анализ сайта