?> Вина замедленного действия | «ПостЧорнобиль»
 
 

«ПостЧорнобиль»

Газета Всеукраїнської Спілки ліквідаторів-інвалідів "Чорнобиль-86". Всеукраїнський часопис для інвалідів Чорнобиля, ліквідаторів, чорнобилян.
29.01.2010, рубрика "Дайджест"

Вина замедленного действия

История с катастрофой на Саяно-Шушенской ГЭС (СШ ГЭС) далека от завершения. Наверняка после следствия будет и суд, но наказание виновных — дело не самое близкое. О том, какие уроки власти надо извлечь из случившегося, где еще нас поджидают «узкие места», и что надо делать, с корреспондентом «МК» поделился экс-замминистра РФ по атомной энергии доктор техических наук Булат Нигматуллин.

- Булат Искандерович, комиссия Ростехнадзора огласила итоги своей работы. Глава ведомства назвал экс-руководителя РАО ЕЭС в числе тех, кто создал предпосылки для катастрофы на Саяно-Шушенской ГЭС. Чубайс в ответ сказал, что он, образно говоря, «не мог поступить иначе»…

- Я ничуть не удивлен. Это в духе нынешней практики. Сегодня умело используются ПР технологии для выгодного для себя интерпретации событий и поэтому невозможно найти ответственного за неверные решения. Например, 11 октября в радиоэфире Чубайс заявил, что несет ответственность только за тот период, в который возглавлял энергетическую отрасль. Авария, по его словам произошла из-за повышенной вибрации вала турбины и генератора. И только. Он не стал говорить о том, что созданная под его руководством система, не обеспечила ни безопасности, ни развития.

Я хорошо помню, как на одном из заседаний правительства в 2002 г., где обсуждался закон о реформе электроэнергетики, бился, отстаивал свое мнение замминистра энергетики Виктор Кудрявый, настоящий профессионал и мужественный человек. Как пытался заткнуть ему рот Михаил Касьянов, бывший тогда премьером. Виктор Васильевич единственный из присутствующих мог объективно оценить риски возникновения тяжелых аварий, он во всеуслышание заявил премьер-министру: "В случае реализации реформы электроэнергетики по Чубайсу будут очень серьезные аварии или катастрофы на энергообъектах с жертвами в десятки и сотни человек, и Вы за это будете отвечать. Чубайс будет говорить, что действовал по поручению правительства". Кудрявого не поддержал тогда даже непосредственный начальник - министр энергетики И. Юсуфов. Уже летом 2005 года при повреждении оборудования на электроподстанции и перегрузке ЛЭП московская энергосистема в течение 35 часов на глазах беспомощного руководства РАО ЕЭС и Мосэнерго буквально вползала в беспрецедентную катастрофу. А если бы это случилось зимой!

Сегодня необходима объективная правовая оценка роли и бывшего руководителя РАО ЕЭС экономиста А. Чубайса, и танкового генерала К. Пуликовского, три года возглавлявшего Ростехнадзор, и нынешнего главы этого ведомства юриста Н. Кутьина в случившейся катастрофе. Если этого не произойдет, мы не сможем создать необходимую защиту от варварской эксплуатации сложных технических объектов, и аварии на электростанциях, включая АЭС, химических и оборонных предприятиях, трубопроводах и транспортных магистралях будут следовать по нарастающей.

- Сейчас многие сравнивают СШ ГЭС и Чернобыльскую трагедию…

- Прошло больше месяца с того дня, как страна лишилась 75 энергетиков. Потеряно 6,4 ГВт энергетических мощностей (электроэнергии). На восстановление ГЭС, по самым скромным оценкам экспертов, понадобится от трех до пяти лет и 40 миллиардов рублей. Плюс стоимость непроизведенной, нереализованной электроэнергии – около 50 млрд. руб. Повышение тарифа для потребителей – это еще около 40 млрд. Итого за считанные секунды страна потеряла 130 млрд. Что ж, по масштабам разрушений и выбросу энергии они сопоставимы.

Сходно и поведение некоторых персон. РУСАЛ и "РусГидро" устроили публичную перепалку. Авария на Саяно-Шушенской ГЭС послужила поводом для очередного конфликта между ближайшими бизнес-партнерами и соинвесторами по проекту Богучанской ГЭС. РУСАЛ фактически публично обвинил "РусГидро" в необязательности и уклонении от договорных обязательств. "РусГидро", в свою очередь, напомнило о многомиллионных долгах РУСАЛа за электроэнергию. Гидроэнергетики ищут, с кем разделить убытки и отвественность.

Но… по словам Николая Ивановича Рыжкова, на заседании Политбюро от 3 июля 1986 года Минсредмаш, Минэнерго, Академия наук пошли «стенка на стенку»: препираясь, затеяли свару. Стенограмма того памятного заседания, сделала достоянием гласности тот факт, что за 11-ую пятилетку на Чернобыльской АЭС было 104 инцидента. Сейчас перечитать эту стенограмму более чем полезно, особенно в отсутствие подобного документа по поводу сегодняшних событий.

«Горбачев: Вы меня удивляете. Все, что на этот час собрано по Чернобылю, приводит к единственному выводу - реактор надо запретить. Он опасен. А вы защищаете честь мундира.

Мешков (первый заместитель министра, Минсредмаш): Нет, я защищаю атомную энергетику.

Горбачев: Министерства и все научные центры оказались вне контроля. А кончилось провалом.

Мешков: Нельзя строить по блоку в год. Ибо это значит - аврал. Отсюда и качество оборудования и безопасность.

Шашарин (заместитель министра, Минэнерго): Очевидно, первые очереди Смоленской, Курской и двух Ленинградских АЭС надо закрывать. Реконструкции они не подлежат.

Было большое сопротивление. Александров был против. Академия наук и Минсредмаш требовали увеличить энергию с АЭС...

Славский (министр, Минсредмаш): Мы совершили рукотворный взрыв. Зачем нужен был этот дурацкий эксперимент?.. Пожарники погибли из-за некомпетентности. ...Реактор хороший, долговечный. Но что же они сделали?! Ведь взялся за эксперимент районный инженер, который не имел права это делать. Турбина на Ленинградской АЭС дефектная, вал турбины с трещиной. 6000 оборотов в минуту. Взрыв - и все разнесло бы! Требовалось 26 графитовых стержней, а их было пять. Разные академики и профессора галиматью пишут о причинах аварии.

Майорец (министр, Минэнерго): В 1975 г. аналогичная авария была на Ленинградской АЭС. Не изучили ее. В 82-м то же было в Чернобыле, хотя выброса не произошло. И опять не изучили. Этот реактор не отвечает правилам и никогда не будет соответствовать требованиям безопасной эксплуатации даже при идеальном его содержании. Рано или поздно такое с ним случится. Александров говорит: можно доработать. А пока как быть? А если появится Герострат? Нельзя оставить то, что случилось, без наказания.

Бобков (КГБ): Диверсия исключается. Но беспечность, неграмотность, неготовность поражают. Люди не знали, с чем они столкнулись. Нельзя отдавать судьбу атомной энергетики в руки одного человека. Опасность АЭС - еще и в том, что и там главное - “выполнить” план любой ценой, в ущерб безопасности, за ее счет... как на обычном заводе у нас…

Горбачев: Брюханов допустил грубые ошибки, преступную халатность... Исключить из партии. Неудовлетворительно работает Минэнерго... Шашарину объявить строгий выговор. Зам. директора Института энергетического машиностроения Емельянову - выговор и освободить от работы. Майорцу, министру, выговор. А вообще-то снять бы с работы. Атомнадзор проявил себя плохо. Председателя снять. Обратить внимание Славского на то, что игнорировал предупреждение ученых. Мешкова, который пришел на Политбюро с совершенно безответственными вещами, - не стал бы держать на этой должности. Академику Александрову - обратить внимание на его вину во всем этом деле. Конкретные дела на других уровнях передать в КПК. И пусть свое слово скажет прокуратура».

Дефицит профессионализма

- Да, всем сестрам, что называется, по серьгам…

- Посмотрите, как жестко ведет себя Горбачев, которого упрекали в мягкотелости. Кадровые решения тогда последовали незамедлительно. Директора Чернобыльской АЭС Брюханова привезли в Москву прямо с Припяти. Исключением из партии не ограничилось. В августе его арестовали. При этом выяснилось, что он в процессе ликвидации уже получил 250 рентген (при санитарной норме для работника станции 5 рентген в год). Судили его вместе с пятью сотрудниками - главным инженером, его замом, начальниками смены и цеха, а также инспектором Госатомэнергонадзора. Директору, главному инженеру и заму главного инженера дали по десять лет.

Оргвыводы были сделаны в отношении и министров, и академиков. Первый замминистра Минсредмаша А. Мешков и замминистра энергетики и электрификации Г. Шашарин были уволены с должностей. Последний вместе с начальником Союзатомэнерго Г. Веретенниковым и главным инженером этого объединения Б. Прушинским положили на стол партбилеты, что в то время было равнозначно гражданской казни и означало полный и окончательный конец карьеры. Министр Е. Славский и президент АН СССР А. Александров также вскоре ушли с руководящих должностей. А. Александров мучился этой виной до конца жизни. Профессионал не станет искать себе оправдание, перебирая прошлые заслуги, он действительно отвечает за все, что сделал или не сделал, сказал или не сказал...

А сейчас достаточно отрапортовать — «я отвечаю за все, что было в отрасли при мне» и сидеть дальше, как ни в чем не бывало.

- Ростехнадзор опубликовал в своем отчете имена людей, халатность, технические и организационные просчеты которых стали причиной аварии. По некоторым приняты кадровые решения, по другим готовятся. Нельзя сказать, что никого не наказали…

- Степень вины, как и мера ответственности, различны и их должно установить следствие и суд. Среди названных фамилий – это мое глубокое убеждение – менее других виновен Анатолий Федорович Дьяков. Он в 2000 г. возглавлял техническую комиссию, которая выявила недостатки и указала на необходимость их устранения. На тот момент энергоблоки СШ ГЭС проработали от 15 до 21 года, и износ оборудования должен был компенсироваться соответствующими мероприятиями. Руководство компании должно было разработать график ремонтных мероприятий, сметы финансирования и все это выполнить. Этого не было сделано.

Если бы Чубайс, возглавлявший РАО ЕЭС, понимал ситуацию, опасался, что будет авария и придется за нее отвечать персонально и по всей строгости, уверяю вас, он бы всё это сделал. И не говорил бы сейчас, что был вынужден эксплуатировать станцию с "больным" блоком, спасая Сибирь. До 80% дешевой энергии СШ ГЭС шло на алюминиевые комбинаты, обеспечивая их владельцам суперприбыли за счет экспорта алюминия. Реализовать ремонтные мероприятия можно было за счет небольшого увеличения инвестиционной составляющей в тарифе на электроэнергию. Сибиряков это практически не ударило бы по карману, и даже собственник алюминиевых комбинатов О. Дерипаска в этом случае не изменил бы свои позиции в списке Forbs.

Очевидна вина и топ-менеджеров станции. Главный инженер, по словам главы Ростехнадзора, не реагировал должным образом на предписания. "РусГидро" оперативно сменило руководство Саяно-Шушенской ГЭС, причем бывший директор ГЭС Николай Неволько был назначен советником председателя правления ОАО "РусГидро" и продолжает свою работу на ГЭС.

Против десятилетнего срока заключения директора ЧАЭС Брюханова такое наказание выглядит чисто символическим. Возможно потому, что теперь уже все понимают: авария на СШ ГЭС является следствием десятилетнего безграмотного управления энергетической компанией. Это и есть истинный «крест Чубайса», обольщавшего страну планами реформирования электроэнергетики. В этой связи вспоминается академик В. А. Легасов, который за два года до Чернобыля подписался под заявлением о том, что “атомная энергетика может служить эталоном безопасности”.

Во вторую годовщину Чернобыля, 27 апреля 1988 года, Валерий Алексеевич, одним из первых вылетевший к месту аварии и много сделавший для понимания ее причин, покончил с собой.

- Крови жаждете, Булат Искандерович? Наверное, напрасно. Не зря же в свое время гуляла шутка, что у «птенцов гнезда Гайдара», которые называли себя камикадзе, даже если они пытались сделать себе харакири, в лучшем случае получалась хакамада…

- Да не в крови дело, Саша, а в ответственности и профессионализме. Чубайс и его команда, если говорить о качествах собственно управленцев, вполне приемлемы. Но для управления высокотехнологической отраслью этого далеко недостаточно. И цели стратегические были поставлены неверные, отсюда ошибки в реформировании электроэнергетики и в прогнозе ее развития. Это можно судить по разработанной под руководством А. Чубайса и С. Кириенко "Генеральной схеме размещения энергообъектов до 2020гг." - вздорной по целям и практически нереализуемой по существу и с претенциозным названием план ГОЭРЛО-2. Реформа электроэнергетики разрушила существовавшую систему, но адекватной замены ей не предложили. И речь уже не только о гидроэнергетике.

Однако если сравнить команду Чубайса с командой Кириенко, которая сегодня возглавляет Росатом, первые на две головы выше. Но, к сожалению, отрасль, которой они сейчас управляют, еще более опасна, чем обычная энергетика, и там все неблагополучия могут вылезти самым вопиющим образом.

Правительство планирует активное развитие ядерной энергетики, что неизбежно потребует принципиальных изменений в конструкции реакторов и проектах АЭС. Заявленная Росатомом программа развития сохраняет и совершенствует те качества, которыми как реакторы, так и АЭС в целом обладали и 20-30 лет назад. Несмотря на ужесточение норм безопасности, возможность тяжелых аварий сохраняется. И масштабные техногенные аварии лишили нас уверенности, что безопасность можно обеспечить только инженерными методами в рамках существующих проектов. Нужна большая организаторская работа по совершенствованию всей системы хозяйствования.

- Так что же, опять упираемся в человеческий фактор?

- Я бы сказал не столько в человеческий, сколько в кадровый с позиций профессионализма. В США президент призвал к руководству Департамента энергетики (DOE – аналог российского Минэнерго вместе с Росатомом) Нобелевского лауреата по физике Стивена Чу. В России ядерной энергетикой, на которую делает ставку правительство, руководит Сергей Кириенко. На ключевые должности в атомной отрасли он расставил таких же некомпетентных людей, руководствуясь, видимо, только показателями личной преданности. Среди них господа Травин, Обозов, Щедровицкий и иже с ними.

В отношении к ядерной отрасли нам есть чему поучиться у наших западных коллег. Например Председатель американского аналога Госатомнадзора - Комиссии по ядерному регулированию США (US NRC), назначаемый прямым указом Президента США, представляет ежегодный публичный доклад о состоянии атомных объектов. Хочу напомнить, что доктор Д. Кляйн, до недавнего времени возглавлявший NRC, является известным специалистом в области ядерного машиностроения, а нынешний председатель NRC Г. Яцко имеет докторскую степень по физике.

Нынешняя ситуация, когда «рулят» не профессионалы, обладающие необходимыми знаниями и опытом, а "эффективные" менеджеры, далее не может быть терпимой.

Надо понимать, что любой значимый инцидент на АЭС может поставить крест на ее развитии, а это значит существенное снижение конкурентоспособности нашей страны. Кроме этого должен, наконец, сработать и инстинкт самосохранения. На западе от Москвы находятся две атомных станции: Смоленская и Калининская. Крупномасштабная авария на АЭС маловероятна, но не дай бог что случится, роза ветров западная и донесет облако как раз на Рублевку за считанные часы.

- Булат Искандерович, вы уж как-то чересчур пугаете…

- Да? Вы так думаете? Так знайте тогда, что в 2000-м году на нескольких атомных станциях имел место целый ряд нештатных ситуаций и инцидентов. И мне тогда пришлось взять под личный контроль программу выполнения мероприятий по повышению безопасности АЭС, а также резко усилить роль Генеральной инспекции концерна «Энергоатом» и ввести должности главных инспекторов АЭС с полномочиями, равными главным инженерам. И это при тогдашнем независимом Госатомнадзоре, возглавляемом Юрием Вишневским. Сегодня нет ни независимого Госатомнадзора, ни жестко-функционирующей внутренней инспекции.

Нужно менять систему. Причем, не изобретать очередной велосипед, а построить ее, опираясь на трех известных всем китов — компетентные профессиональные кадры, от первого лица до рядовых специалистов на АЭС, независимый государственный надзор, информационная открытость, лицензирование и честная конкуренция при выборе поставщиков оборудования и услуг по ремонту.

"Ну как не порадеть родному человечку?"

- Это вы к тому, что вице-премьер Игорь Сечин сказал об аффилированности некоторых структур по ремонту ГЭС с руководством ГЭС?

- И не только. За пятнадцать лет мы извратили те позитивные ориентиры, к которым стремились во время перестройки. Конкуренция идей, интеллекта, услуг, продукции подменена конкуренцией близости к административному ресурсу и сдобрена безудержной жадностью. В результате деградирует наука, оборона, производство скоро уже не будет способно повторять западные образцы, экономика и социальные гарантии как у третьеразрядных стран, а о безопасности вспоминаем только после тяжелых аварий.

Такая аффилированность буквально повсюду. Но еще беспокойнее становится, когда знаешь, что она есть и в атомной энергетике и понимаешь, чем это чревато.

Как распределяются подряды на поставку оборудования на объекты повышенной опасности, иллюстрирует политика ГК «Росатом» по развитию альтернативных поставщиков, которая строится на принципах размещения заказов в подконтрольных аффилированных структурах. Одна из них - ЗАО «Атомэнергомаш-технологии» (Санкт-Петербург). Она появилась на рынке в 2008 году, аффилирована с ОАО «Атомэнергопром», офис расположен в городе Колпино в ста метрах от проходной Ижорских заводов.

«АЭМ-Технологии» не имеет собственной производственной площадки, численность персонала - около 60 человек. В основном это бывшие ижорцы, наиболее квалифицированные и мобильные. Деятельность компании в основном состоит в размещении заказов на предприятиях, имеющих определенные технологические мощности, но полностью не референтных по изготовлению оборудования для АЭС. Одной из главных производственных площадок, где размещены заказы АЭС, является АО «Петрозаводскмаш» (ранее назывался «Петрозаводскбуммаш»). Инженерно-техническими кадрами, способными выполнять заказы для АЭС, это предприятие не обладает.

Благодаря аффилированности с заказчиком (ОАО «Атомэнергомаш» входит в ОАО «Атомэнергопром») ЗАО «АЭМ-Технологии» получило заказы на компенсаторы давления для АЭС «Белене», корпуса ГЦН для НВАЭС-2 бл.2, гидроемкости и емкости СПЗАЗ для НВАЭС-2, трубные узлы для НВАЭС2, ЛАЭС-2, АЭС «Белене» и др. Ведь авария на АЭС в разы превысит последствия, полученные при аварии на Саяно-Шушенской ГЭС. Но кто при таком подходе ответит за безопасность поставленного на АЭС оборудования? Кто обеспечит шеф-инженерное сопровождение при эксплуатации оборудования на АЭС?

- Булат Искандерович, но ведь они не сами делают, а, вы сами сказали, размещают заказы на предприятиях, у которых есть технологическая база… Может, все не так беспокойно?

- Нет, конечно, все еще беспокойнее. Общеизвестно, что конструкторы и технологи должны быть аттестованы по правилам АЭС и иметь опыт такой работы. Например, конструктор ОАО «Ижорские заводы» допускается к непосредственному проектированию не ранее чем через пять лет. Электросварщики для монтажа оборудования АЭС должны проходить специальную периодическую аттестацию. По опыту ОАО «ИЗ» к сварке допускаются рабочие 4 - 6 разрядов со стажем не менее пяти лет. Технология сварки в обязательном порядке также аттестуется в соответствии с правилами АЭС. Это необходимые требования. А теперь, скажите мне, кто их будет соблюдать на предприятии, где таких специалистов нет? А заказ выполнять и деньги отрабатывать надо.

Когда альтернативных поставщиков лепят "из того, что было", в результате мы не получаем сильного конкурента, способного эффективно противостоять зарвавшемуся монополисту. Мы получает ослабленное из-за оттока специалистов единственное в стране предприятие, производящее основное крупногабаритное оборудование. В стремлении развернуть финансирование в сторону давно почившего Атоммаша при незагруженных мощностях Ижорских заводов я не вижу здравого смысла - одно лукавство. Два комплекта оборудования в год могут производить Ижорские заводы, а более двух в обозримой перспективе не потребуется. Под предлогом создания конкурентной среды огромные бюджетные деньги уйдут в песок.

Пора понять главное: атомная отрасль – не для дилетантов. Настоящие профессионалы, даже работая в Чернобыле, в большинстве не пострадали, т.к. соблюдали все требования безопасности. Они придерживались принципа минимизации облучения и не позволяли себе необоснованного риска. Но, к сожалению, туда бросили много дилетантов, которые не знали об опасности или пренебрегали ею.

- Если сравнивать уроки Чернобыля и уроки, преподнесенные СШ ГЭС…

- В чем один из главных уроков Чернобыля? В бывшем СССР тогда были предприняты радикальные меры для обеспечения эффективного функционирования государственного надзора за ядерной и радиационной безопасностью. Чернобыльская катастрофа послужила толчком к пониманию, что независимый государственный атомный надзор жизненно необходим, так как основная его задача гарантировать населению от имени государства безопасность при использовании атомной энергии.

Чернобыльская встряска и комплекс организационных и кадровых решений в итоге обеспечили 23-летний период работы без крупных аварий в атомной отрасли. Но сегодня утрачены на практике основополагающие принципы безопасности: компетентность руководства, действенный и независимый надзор, информационная открытость. Это критическое снижение барьеров, через которые может просочиться авария.

Сейчас нам надо понять и принять для себя на государственном уровне, что все события, не противоречащие законам природы, должны рассматриваться как возможные. Это относится как к инженерным системам, так и к персоналу, а также к возможным террористическим действиям внутри объекта. Этот постулат должен учитываться и в принципиально новом проекте ядерного реактора, если вспомнить, какое приоритетное значение руководство страны уделяет развитию ядерной энергетики. И пора, в конце концов, и руководству понять, что оценить потенциал предлагаемой разработки, ее безопасность, а тем более довести ее до практического воплощения могут лишь руководители, имеющие непререкаемый авторитет в профессиональной среде.

Я не хочу ничего плохого говорить про руководителя Ростехнадзора Николая Кутьина. Наверное, он хороший юрист. Его, скорее всего, и назначили на это место, чтобы обуздать коррупцию в ведомстве, которое отвечает за техническое состояние и безопасную эксплуатацию. Не зря же столько процессов по руководителям местных органов сейчас в производстве. Но ответственность руководителя Ростехнадзора не только борьба с коррупцией внутри своего ведомства, но что значительно важнее, понимание и компетентность системы стандартов и норм и правил в области безопасной эксплуатации сложных технических объектов.

- Кстати, о стандартах. С января 2010 года прекращает действие система госстандартов. А те же техрагламенты, в том числе и для энергетического машиностроения еще не приняты и не разработаны.

- Эксперты указывают, что закон "О техническом регулировании", предусматривающий замену системы госстандартов на технические регламенты вызывает и существенный конфликт интересов товаропроизводителей и потребителей продукции. Так как производитель продукции может теперь сам разрабатывать обязательные для себя требования. Это ведет к необоснованным отступлениям в проектах техрегламентов от общепринятых стандартов, норм и правил – отечественных и зарубежных. Таким образом, мы придем к цели прямо противоположной намеченной: уровень безопасности в стране резко снизится, конкурентоспособность отечественной продукции упадет.

Техническое регулирование деятельности в области использования атомной энергии сейчас осуществляется в рамках Федерального закона «Об использовании атомной энергии». В его основе лежит приоритетность безопасности перед любыми другими интересами участников этой деятельности и этим оно отличается от технического регулирования в других отраслях народного хозяйства.

Безопасность обеспечивается за счет тесного взаимодействия эксплуатирующих организаций и независимого от них государственного регулирующего органа, четкого разделения между ними ответственности и создания стимулов для постоянного стремления эксплуатирующих организаций к повышению безопасности. Только на основе такой системы отношений можно избежать тяжелых аварий. Возможно, объекты использования атомной энергии, равно как и поставщиков основного технологического оборудования, следует пока вывести из-под действия закона «О техническом регулировании».

- Подведем итог: безопасность, по Вашему мнению, стоит на тех китах: независимый надзор, профессионализм и персональная ответственность. Или есть что-то еще?

- Гласность, с которой мы начали перестройку еще в 1986 году! Доступность правдивой информации о причинах, последствиях и виновниках аварии. Значение Чернобыля было значительно больше, чем просто погибшие люди или безумно потерянные деньги, нервы и так далее. Это еще и катастрофическая потеря доверия к государству. Аварии такого уровня, как на СШ ГЭС, чреваты еще и сокрушительным действием на авторитет политических лидеров. Нисколько не преувеличу, если скажу, что распад СССР начался с Чернобыля. И с того, что произошло, и с того, что выводы и решения, сделанные по итогам, оставались тайной за семью печатями. Булат Окуджава утверждал, что "...погибают царства ... оттого, что люди царства своего не уважают больше".

Но тогда, как мы видим сейчас, выводы и решения были сделаны хотя бы, пусть и не рассказаны народу. А сейчас пока нет никаких оснований для того, чтобы оценить реакцию властей как адекватную.

Александр ГРИШИН

Газета «Московский комсомолец», 13 октября 2009 г.,

http://www.mk.ru/social/interview/2009/10/13/367345-vina-zamedlennogo-deystviya.html

Запись была опубликована: glavred(ом) Пятница, 29 января 2010 г. в 8:03
и размещена в разделе Дайджест.
Вы можете следить за ответами к этой публикации через ленту RSS 2.0.
Вы можете оставить ответ или trackback с вашего сайта.

Оставить комментарий

 

Полный анализ сайта