?> Ввалентин КУПНЫЙ | «ПостЧорнобиль»
 
 

«ПостЧорнобиль»

Газета Всеукраїнської Спілки ліквідаторів-інвалідів "Чорнобиль-86". Всеукраїнський часопис для інвалідів Чорнобиля, ліквідаторів, чорнобилян.
23.02.2007, рубрика "Статті"

"Укрытие-2": патовая ситуация сегодня. Что делать завтра?

Купний

Воспоминания и размышления Валентина Купного, начальника "Объекта "Укрытие" в период с 1995 по 2002 года

Заключительная часть

(Продолжение. Начало №№19-22 «ПЧ» 2006, №3 «ПЧ» 2007).

В SIP были определены три ключевых решения.

Первое. Это стабилизация и защита.

Второе. Стратегия удаления ТСМ.

Третье. Создание новой защитной оболочки.

Теперь пройдёмся по каждой из них.

По стабилизации я бы хотел привести формулировку из SIP. «Стабилизационных мероприятий должно быть так мало, на сколько возможно и так много, на сколько нужно стабилизировать существующие конструкции в соответствии с долгосрочными мероприятиями». Вот суть стабилизации.

Моё мнение о ходе стабилизационных работ сейчас. Занимаются только стабилизацией строительных конструкций. При чём позиция «так мало, на сколько возможно» выполняется, меньше уже просто не куда, а вот «так много, на сколько нужно» не выполняется.

Объём стабилизационных работ сокращён на столько, что он не гарантирует устойчивость объекта «Укрытие» не просто во времени, когда он стоит, как простоял эти 20 лет, его никто не трогал, и никакие крупномасштабные работы внутри не проводились. Эти работы не гарантируют устойчивости, когда внутри и около «Укрытия» начнутся серьёзные строительно-монтажные работы, и на повреждённые строительные конструкции 4-го блока будут воздействовать дополнительные вибрационные и динамические нагрузки.

В чём смысл стабилизации? Чтобы объект «Укрытие» выдержал дополнительные строительные нагрузки и не рассыпался до того, как его накроет «Укрытие-2». Чтобы ни дай Бог, ничего не обрушилось, когда там будут работать люди. Внутри и на площадке вокруг объекта будет работать если не тысячи, то многие сотни людей.

Поэтому я утверждаю, что выполняемый объём стабилизационных работ не достаточен, чтобы гарантировать безопасность строительных конструкций во время работ по сооружению «Укрытие-2».

Кроме стабилизации строительных конструкций необходимо застабилизировать все опасности «Укрытия», радиационную, ядерную, пожарную, но в этом направлении делается ещё меньше.

Мы до сих пор пользуемся системой мониторинга за состоянием объекта «Укрытие» смонтированной в 86-87 годах. В SIP предусматривалось создание такой системы, что бы ни повторилась ситуация 95 и 96 годов, когда были зафиксированы всплески по нейтронам, а мы не смогли сказать, что это было.

На объекте необходима такая система, которая ответит на два вопроса. Первое – подтвердит, что это на самом деле всплеск нейтронов, и второе – укажет, где именно он был. На сегодня такой системы нет.

Необходимо, что бы к системе контроля было доверие. Первый вопрос у технологов, который возникает при чрезвычайных ситуациях: «Правильные ли показания?» Международный жест – постукивание по приборной шкале – это интуитивный жест, а правильно ли прибор показывает? А потом уже начинают в технологии разбираться. Так вот по ядерной безопасности, по контролю чрезвычайных ситуаций, при возникновении СЦР (самоподдерживающейся цепной реакции) мы так и остаёмся на уровне постукивания по шкале.

Возникновение СЦР возможно не только в известных местах скопления ТСМ. В принципе она возможна и там где никто не ожидает. Потому что вот уже 20 лет продолжается вымывание делящихся радиоактивных элементов и где-то они оседают.

Когда в конце 90-х был большой ливень, Славутич плавал, и объект был залит. Именно тогда мы обнаружили, что вся дождевая вода с объекта «Укрытие» уходит на 3-ий блок. И там перерабатывается на спецводоочистке. Поэтому вполне возможно, что по ходу протекания воды через объект «Укрытие» на нижние отметки, где она скапливается, и затем перетекает на 3-ый блок, происходит отстаивание и оседание вымытых, не растворимых, тяжёлых элементов. В конце - концов, где-то может набраться критическая масса и будет всплеск нейтронов. Теоретически это возможно.

По пожарной безопасности. Как сейчас определяют возникновение пожара? Так же как и 10, 15 лет назад – по запаху, или визуально по дыму. Единственный метод обнаружения возгорания на объекте «Укрытие» это обоняние дежурного персонала. Стабилизация подразумевает сигнализацию по температуре, по задымлённости и тогда возгорание локализуется в первоначальной стадии. Система должна не только достоверно зафиксировать возникновение пожара, но и указать где это произошло.

Кроме того, нужно провести инвентаризацию горючих материалов в помещениях объекта «Укрытие». Что бы знать: что, где, сколько лежит, и что из этого может гореть. Определить пожарную нагрузку по помещениям. Мы в своё время начинали это делать, но работа так и осталась незавершённой.

По радиационной безопасности ситуация выглядит лучше. Я могу утверждать, что именно по радиационной обстановке у нас наиболее полная и достоверная информация, чем по ядерной и пожарной. Но и здесь есть что совершенствовать. Нужны новые программы обсчета доз облучения персонала.

То есть, создание систем контроля и оповещения - есть стабилизация существующего состояния объекта «Укрытие».

Это касается первого ключевого решения SIP – стабилизация и защита. По защите от радиации (экранирование местных источников радиоактивности) у нас практически ничего не сделано. В SIP были специально предусмотрены деньги для проведения экранирования.

Следующее ключевое решение – стратегия по удалению ТСМ. В первоочередных задачах этот вопрос разбирался в пакете D, были варианты, предложения, но решения до сих пор Украина, как держава, как субъект, который отвечает за принятие решения и несёт ответственность за это, не приняла. До сих пор не ясно, что мы делаем с ТСМ.

Когда и куда их удалять? Или не трогать и оставить, а «Укрытие» превратить в могильник. Эти варианты требуют разных подходов для обращения с ТСМ. Ничего этого нет. В пакете D были обсчитаны варианты, но решения нет.

Последнее ключевое решение – стратегия создания защитной оболочки. В пакете A этим занималась американская компания « Morrison & Knudsen», у неё на подряде были: Киевэнергопроект, НИИСК, МНТЦ «Укрытие». Так было принято в SIP, что иностранная фирма, компания выступает генподрядчиком, а наши, украинские на подряде и они-то реально выполняют проект. Иностранцы управляют процессом. Они генералы, мы солдаты. Это, кстати, называется лучшая мировая практика.

Так вот, кроме стабилизационных работ, в пакете A были рассмотрены и рекомендованы варианты конструкции оболочки. Изначально это было больше 10 вариантов. В конце концов, остановились на трёх вариантах: «Рама», «Консоль» и «Арка».

«Рама». Представляет собой рамочную, металлическую конструкцию, которая создавалась в существующем объекте «Укрытии». Яркий пример рамочной конструкции – Эйфелевая башня. Технология отработанная и известная в мире.

«Консоль». Мы так объясняли: берётся танкер, переворачивается вверх дном и надвигается на «Укрытие». Обсуждался даже вопрос, как по Днепру из Николаева доставить корпус.

«Арка». Арочное перекрытие, которое сегментами надвигается на «Укрытие».

Когда рассматривались эти варианта «Рама» была наиболее проработана, и если говорить о стадиях, то она была на стадии уже либо хорошего ТЭО, либо технического проекта. Достаточно продвинуто и просчитано. «Консоль» и «Арка» были на уровне эскизного проекта. На стадии предварительных разработок.

Само сравнение вариантов проводилось не совсем корректно. Один вариант был хорошо проработан, два остальных просто обозначены. Ну, а из жизни мы знаем, что идея она всегда голубая, сверкающая, а повседневность серая и уныла. Поэтому когда сравнивали три варианта по дозозатратам, стоимости, то сравнивали проект и идеи. Это нонсенс, вообще говоря, но так было.

Запись была опубликована: glavred(ом) Пятница, 23 февраля 2007 г. в 5:19
и размещена в разделе Статті.
Вы можете следить за ответами к этой публикации через ленту RSS 2.0.
Вы можете оставить ответ или trackback с вашего сайта.

Оставить комментарий

 

Полный анализ сайта