?> Ядерный взрыв под Харьковом | «ПостЧорнобиль»
 
 

«ПостЧорнобиль»

Газета Всеукраїнської Спілки ліквідаторів-інвалідів "Чорнобиль-86". Всеукраїнський часопис для інвалідів Чорнобиля, ліквідаторів, чорнобилян.

Ядерный взрыв под Харьковом

Ядерный гриб

В 1972 году в Червоноградском районе харьковской области произошел первый в Украине ядерный взрыв.

С самого утра природа ждала этого момента: до горизонта — ни облака, безветренно, солнце шло в зенит, убирая тени. Это было воскресенье 10 июля 1972 года. Ровно в 10.00 земля содрогнулась и заревела. Вблизи села Крестище Червоноградского (Красноградского – ред.) района Харьковской области произошел ядерный взрыв — первый в Украине и, вероятно, во всей европейской части континента.

Зловещий факел

В середине осени 2007 года здесь еще стоит яркое солнце и везде царит тишина. По пыльной дороге мы спускаемся в урочище в поисках “виновницы” взрыва — газовой скважины.

По сторонам видны действующие газовые вышки, позади остается газокомпрессорная станция. За ее забором стоят восемь огромных металлических коробов, каждый из которых скрывает в себе авиадвигатель от самолета ТУ-154. Об этом рассказывает женщина, которая ведет нас к месту событий. Иногда она сюда приезжает с сыновьями, чтобы те тоже не забыли, почему умер их отец.

Здесь везде под ногами газ. Ученые подсчитали, что объем залежей энергоносителя в этом районе достигает трехсот миллиардов кубометров. Мощное газоконденсатное месторождение было открыто в 1970 году, благодаря чему в Харьковской области сегодня добывают более половины всего украинского газа. В 1971 года в Червоноградском (Красноградском – ред.) районе действовали уже 17 скважин.

Однажды в июле 1971 года при бурении новой скважины неподалеку от села Крестище произошло ЧП. Газ вырвался наружу раньше, чем бур дошел до запланированной глубины. Этого никто не ожидал. Напор газоконденсата достигал силы в 400 атмосфер, и от выхлопного удара подбросило в воздух двух инженеров, которые находились в этот момент на верхней площадке газовой вышки. Упав с высоты более 30 метров, оба погибли. “Эта скважина изначально несла смерть”, — говорит наша спутница.

Что делать с неуправляемым газом, инженеры решали сутки. Ближайшее село находилось в полукилометре от месторождения. “Они объехали все дома, сказали не топить, в хатах не ночевать, не курить, свет не включать”, — вспоминает местная жительница. Боялись сильнейшего взрыва. Справиться с неуправляемой газовой струей инженерам не удалось, и они решили зажечь ее. К вечеру следующего дня газовый фонтан превратили в факел высотой в несколько десятков метров. Он горел круглые сутки, и в ночное время из-за факела было светло, почти как днем. На протяжении года осуществлялся ряд попыток остановить факел. Испробованный метод — сбросить на скважину многотонные бетонные плиты — провалился. Они разлетелись, как щепки.

Атом против стихии

Подобные пожарища обычно укрощают простейшим, давно проверенным способом: раскапыванием скважины. На этот раз приехали специалисты из Москвы и предложили оригинальное решение: провести подземный ядерный взрыв. Его одобрило руководство страны, подписали генсекретарь ЦК КПСС Леонид Брежнев и председатель Совета Министров СССР Алексей Косыгин. Выполнение задачи поручили спецподразделению Министерства среднего машиностроения страны, войскам МВД и КГБ. Ни одна из воинских частей, дислоцированных в Украине, не была привлечена. Местных специалистов не посвятили в проект, но при этом потребовали расписку о неразглашении.

Подготовка длилась несколько месяцев. Нужно было пробурить сбоку от эксплуатационной скважины другую, наклонную, на глубину более двух километров. И вмонтировать ядерное взрывное устройство, представлявшее собой длинный цилиндр. Всем командовал генерал из ведомства, осуществлявшего подземные ядерные взрывы на всей территории СССР.

На расстоянии всего 400-500 метров от скважины начиналось село Першотравневое, где в то время жили около 400 человек. Местные жители знали, что суета вокруг скважины означает подготовку к ее закрытию, но чтобы ядерным зарядом... Кольцо радиусом 400 метров от эпицентра будущего взрыва было огорожено как особая зона. Ее засыпали 20-сантиметровым слоем речного песка. Командный пункт и центр управления охраняли войска КГБ, остальные объекты — внутренние войска МВД из Москвы. Все скважины месторождения были заглушены, сотрудникам выдали специальные костюмы, защищающие от радиации.

Электросети и системы водоснабжения отключили. Ближайшее крупное село Крестище, куда за час до взрыва были вывезены все жители Першотравневого, находилось от места события на расстоянии всего двух километров. Трасса Москва — Симферополь — в восьми километрах.

К середине лета 1972 года все было готово. 10 часов утра 10 июля 1972 года. У командного пункта шумит лопастями готовый немедленно подняться в воздух вертолет. Всем находившимся поблизости приказали встать на носки (защитная мера, чтобы от толчка грунта не сломался позвоночник).

Взрыв. Люди ощутили толчок, у некоторых от неожиданного удара подкосились ноги. Затем наступила тишина. Все облегченно вздохнули, уверенные, что попытка забить оплавленной породой газовую скважину удалась.

Однако через 20 секунд земля загудела, и из кратера вокруг скважины вырвался мощный километровый газовый поток, смешанный с породой. В сельских хатах взрывной волной повыбивало стекла, завалились дымоходы и печи, стены потрескались. У тех, кто был поблизости, и жителей окрестных сел еще долго болела голова, сильно ломило ноги и позвоночник.

Цена закрытия скважины оказалась не только высока, но и бессмысленна. Цели достичь не удалось — газ продолжал бить наружу. Газовая стихия оказалась сильнее, чем атомный взрыв, и все предстояло начинать сначала.

Не оставалось ничего иного, как вернуться к старому испытанному методу — раскапыванию скважины. В течение нескольких месяцев рыли кольцевой карьер шириной 400 и глубиной 20 метров.

От бушевавшего месяцами пламени стояла невероятная жара, технику и людей, занимавшихся раскопками, постоянно поливали водой.

Забытые всеми

В тяжелейших условиях удалось перекрыть кратер, через который вырвалось на волю и бессмысленно сгорело более миллиарда кубометров газа. Укрощение газа продолжалось почти целый год — до июля 1973 года.

В 70-х у нас работал лучший колхоз в районе, собирали 37 центнеров зерна с гектара, хотя в других — около двадцати.

Но после взрыва люди начали уезжать, колхоз развалился, молодые уходят в поисках другой работы, остаются одни старики...” — рассказывает председатель сельсовета Крестища Надежда Дзябура.

Люди не один раз обращались в разные инстанции, в том числе к правительству, чтобы их признали пострадавшими от радиации. Но так и не получили ни одного ответа.

“Думаю, это бесполезно. Хотя на самом деле помощь нам сейчас очень нужна. В селе постоянная проблема с водой. Единственный в селе колодец требует ремонта, выкопать и обустроить другой — у нас нет денег, — говорит Дзябура. — Мы будем очень благодарны, если государство нам поможет решить проблему с водой — как компенсацию за все беды, в которых не мы виноваты...”.

Милан СИРУЧЕК,

Федор ОРИЩУК,

Газета «Дело»,

http://ukrrudprom.com/digest/dviiifif061107.html

Опубликовано «ПЧ» 21-22 (69-70) ноябрь 2007

Запись была опубликована: glavred(ом) Воскресенье, 25 ноября 2007 г. в 17:49
и размещена в разделе Історія ядерних катастроф.
Вы можете следить за ответами к этой публикации через ленту RSS 2.0.
Вы можете оставить ответ или trackback с вашего сайта.

Оставить комментарий

 

Полный анализ сайта